Почему Церковь настаивает на воздержании до брака и верности в браке?

Мы можем чувствовать правоту своей веры, но не всегда можем ее объяснить или доказать человеку неверующему, в особенности тому, у кого наше мировоззрение почему-то вызывает раздражение. Разумные вопросы атеиста могут поставить в тупик даже самого искренне верующего христианина. О том, как и что отвечать на распространенные аргументы атеистов рассказывает наш постоянный автор Сергей Худиев в проекте “Диалог с атеистами: православные аргументы”.

Смотрите очередной прямой эфир на странице «Фомы» в Facebook по вторникам в 20.00, во время которого вы сможете задать свои вопросы.

Одна из областей, в которой христианская и мирская мораль заметно расходится — это этика в области пола. Церковь настаивает на том, что христиане должны хранить воздержание до брака и верность в браке. У многих людей это вызывает вопросы.

 

Считает ли Церковь телесную близость грехом?

В контексте брака — нет. С точки зрения Писания и христианской традиции, телесная близость супругов — часть благого Божьего замысла. Библейская книга «Песнь песней» воспевает супружество в самых ярких выражениях, и, хотя мы вправе искать ей и аллегорического толкования, оно не устраняет и ее прямого смысла — ликующей и вполне телесной радости супругов друг о друге. Как сказано в Книге Притчей, «Источник твой да будет благословен; и утешайся женою юности твоей, любезною ланью и прекрасною серною: груди ее да упоявают тебя во всякое время, любовью ее услаждайся постоянно» (Прит 5:18,19). Как говорит апостол Павел, «Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а [потом] опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1 Кор 7:3-5).

Церкви с самого начала пришлось столкнуться с гипераскетическими лжеучениями, которые отвергали брак и телесную близость как что-то, препятствующее спасению, и Церковь их оcудила.

Как говорится в «Основах Социальной Концепции Русской Православной Церкви», «Высоко оценивая подвиг добровольного целомудренного безбрачия, принимаемого ради Христа и Евангелия, и признавая особую роль монашества в своей истории и современной жизни, Церковь никогда не относилась к браку пренебрежительно и осуждала тех, кто из ложно понятого стремления к чистоте уничижал брачные отношения.

Апостол Павел, лично для себя избравший девство и призывавший подражать ему в этом (1 Кор 7. 8), тем не менее осуждает «лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак» (1 Тим 4. 2-3). 51-е Апостольское правило гласит: «Если кто… удаляется от брака… не ради подвига воздержания, но по причине гнушения, забыв… что Бог, созидая человека, мужа и жену сотворил их, и таким образом, хуля, клевещет на создание, – или да исправится, или да будет извержен из священного чина и отвержен от Церкви». Его развивают 1-е, 9-е и 10-е правила Гангрского собора: «Если кто порицает брак и гнушается женою верною и благочестивою, с мужем своим совокупляющеюся, или порицает оную, как не могущую войти в Царствие [Божие], да будет под клятвою. Если кто девствует или воздерживается, удаляясь от брака, как гнушающийся им, а не ради самой красоты и святыни девства, да будет под клятвою. Если кто из девствующих ради Господа будет превозноситься над сочетавшимися браком, да будет под клятвою». Священный Синод Русской Православной Церкви в определении от 28 декабря 1998 года, ссылаясь на эти правила, указал на «недопустимость негативного или высокомерного отношения к браку».

 

Но что меняется из-за того, что люди распишутся в ЗАГСЕ или даже обвенчаются в Церкви? Разве без этого они не могут любить друг друга?

Но если они любят друг друга — что мешает им просто открыто признать перед всеми, что они являются супругами? К сожалению, никак не зарегистрированное сожительство — это ситуация, когда на, теоретически, влюбленную пару все время дует из двери, которую он (намного реже — она) оставил открытой, чтобы в любой момент уйти.

Любовь — это готовность посвятить свою жизнь другому человеку. Хранить верность, разделять трудности, ухаживать по время болезни, никогда не бросать. Если любовь не приводит даже к готовности открыто признать женщину своей супругой — то, увы, на любовь это пока не тянет. Вообще грех в христианском контексте — это не наличие, это отсутствие.

Блуд — это не наличие телесной близости, это отсутствие любви и верности.

 

Почему Церковь так негативно относится к связям вне брака?

Грех блуда называется смертным грехом. Кто-то кого-то убивает? Физически – нет. Но любовь – это такое состояние, когда один человек соединяется с другим и душой и телом. Это высшая степень единства. Но из-за греха блуда человек утрачивает возможность полного единства с другим, так как часть этого единства отдана другому или другим. Часть души умирает. И этого уже не изменить никогда.

Подробнее об этом читайте в ответе протоиерея Николая Емельянова на вопрос: «Остаются ли мужчина и женщина «одной плотью» после разрыва?”.

Кроме того, если не выполняются обещания «любить всегда», «быть верным» и так далее — это клятвопреступление, и это тяжкий грех против милосердия, потому что причиняет страдания обманутой стороне. Обличая народ, еще ветхозаветный пророк Малахия говорит: «И вот еще что вы делаете: вы заставляете обливать слезами жертвенник Господа с рыданием и воплем, так что Он уже не призирает более на приношение и не принимает умилоствительной жертвы из рук ваших. Вы скажете: «за что?» За то, что Господь был свидетелем между тобою и женою юности твоей, против которой ты поступил вероломно, между тем как она подруга твоя и законная жена твоя» (Мал 2:13,14).

 

Но что делать, если любовь прошла?

Слово «любовь» в мирском и в христианском понимании означает разные вещи. В мирском контексте любовь — это мое переживание, которое вызывает во мне другой человек. Такая любовь эгоцентрична — она обращена на себя, и другой человек является средством доставления определенных переживаний себе. Когда этот человек больше «не доставляет», это называется «любовь прошла», можно отправляться на поиски еще кого-то, кто доставит.

Что будет с оставленным позади — уже и не интересно.

В христианском контексте любовь — это именно выход за пределы эгоцентризма. Это обращение к ближнему, признание его реальности. Если использовать формулировку Канта, ближний не должен являться средством — в данном случае, доставления мне переживаний — а целью. Любовь — это решение заботиться о благе другого человека независимо от своих переживаний по этому поводу.

Мы, люди, так устроены, что наши эмоции следуют за волей — мы начинаем ненавидеть людей, с которыми поступаем несправедливо. Когда мы грешим против кого-то, нам надо быть уверенным, что это плохой человек, заслуживающий такого обращения. Это порождает нисходящую спираль — чем хуже мы обращаемся с человеком, тем большую неприязнь испытываем, и, в результате, обращаемся с ним еще хуже.

К счастью, верно и обратное — когда мы прилагаем усилия к тому, чтобы поступать по любви, наше сердце смягчается, и нам становится легче делать добро этому человеку. Мы начинаем чувствовать любовь, когда мы упорно поступаем по любви.

 

На заставке фрагмент фото Oblivious Dude

ХУДИЕВ СергейХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (14 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Владимир (другой)
    Март 7, 2018 1:04

    Для чего в «Толковой Библии» Лопухина слова, что понимающий «Песнь Песней» буквально (то есть как книгу о любви мужчины к женщине) подпадает под анафему V Вселенского собора, ибо это ересь Феодора Мопсуетского? Для чего священник Даниил Сысоев проповедовал то же самое? В анафематизмах V Вселенского Собора Песнь Песней не упоминается вообще. ..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.