«Ощущая себя ничтожеством, лучше не станешь»: что я понял за годы в Церкви – Православный журнал «Фома»
«Ощущая себя ничтожеством, лучше не станешь»: что я понял за годы в Церкви

Фото автора Huy Phan: Pexels

«Ощущая себя ничтожеством, лучше не станешь»: что я понял за годы в Церкви

Приблизительное время чтения: 4 мин.

Код для вставки
Код скопирован

Каждому знакомы чувства вины, стыда, каждого грызла совесть, каждый раскаивался в своих мерзких поступках. Но далеко не всегда покаяние равно раскаянию, а раскаяние равно стыду, а стыд равен ощущению вины. Попробуем разобраться?

Мне 56 лет, из них почти 30 я в Церкви. Я регулярно исповедуюсь, мне есть в чем каяться, я понимаю, в чем грешен, но...

Но ни разу боль моей души, масштаб моего раскаяния не сравнились с тем, как случилось у меня однажды. Очень давно. Впервые в жизни.

Было мне тогда пять лет, дело происходило на даче детского сада, и согрешил я ужасно: на прогулке залез в огромную лужу, и там грязью засосало мой левый сандалик. Из лужи я вышел уже полубосым. И подвергся осуждению воспитательницы (которая, видимо, вообразила, как мои родители потребуют с нее стоимость новых сандалий).

Как я страдал! Я даже не плакал, это горе было сильнее слез! Я не спал после этого всю ночь (ну или мне так показалось). Я ощущал всю свою мерзость, всю гниль своей натуры, я понимал, что нет на Земле (да что там на Земле, во всей Вселенной) никого хуже меня.

Спустя несколько дней боль притупилась, но случай этот я не забыл.

В первый свой год после крещения я поражался своей толстокожести, тому, что не могу по-настоящему покаяться в своих грехах — то есть что по их поводу не испытываю особо сильных чувств. А ведь передо мной были такие примеры! То есть женщины, стоявшие впереди меня в очереди на исповедь. Некоторые так рыдали, оказавшись у аналоя! И я понимал, что вот это настоящая вера, что мне до этого как до Луны.

Однажды я поделился с духовником своими самокопаниями. «Знаете, Виталий, — ответил он мне, — бывает раскаяние острое, а бывает глубокое. То, что Вы видели, это острое. Сильные эмоции, которые быстро проходят. А глубокое покаяние вообще может не сопровождаться эмоциями. Но оно настолько глубокое, насколько человек отважился жить по-новому, насколько всерьез он сопротивляется греху». Это, конечно, не дословно, но вполне передает суть сказанного.

Я далеко не сразу понял смысл его слов, но теперь, кажется, понимаю. Подлинное покаяние — это метанойя, перемена ума, если переводить с греческого. Но чтобы ум действительно переменился, он не должен быть парализован. А острые эмоции именно это и делают — парализуют. От того, что ты ощущаешь себя хуже всех, ощущаешь ничтожеством, ты ведь лучше все равно не станешь. И никому рядом с тобой тоже от этого лучше не станет. И Богу, наверное, такое наше самобичевание радости не доставляет.

Невозможно покаяние без трезвого понимания, что на самом деле хорошо, а что плохо. Иначе говоря, оно невозможно без правильной иерархии ценностей. Для меня, пятилетнего, утрата сандалика была чудовищной виной. Любой вменяемый взрослый человек понимает, что тут вообще никакой вины нет. Но я-то этого не знал! И занимался самоедством — абсолютно бесплодным.

В чем разница между раскаянием и покаянием? В том, что раскаяние может стать ступенью к покаянию, но может и не стать. Бывает (и нередко!) так, что, раскаиваясь, человек ставит на себе крест, он уже ни на что не надеется и ни к чему не стремится, он душит свою волю своими же негативными эмоциями. А когда человек не просто раскаивается, а кается — его ум направлен не в прошлое, а в будущее. В будущее, где грех уже преодолен.

А как же совесть, спросите вы? Ведь ее голос неприятен, муки совести — это именно муки, а не наслаждение! А я отвечу, что муки человеку может доставлять не только совесть. Есть внутри нас голоса, очень на нее похожие, но на самом деле совсем иные.

В лучшем случае это вполне понятные механизмы психики, связанные с социальным поведением. Стыд, например. Стыд — это же просто сигнал: ты нарушаешь принятые в обществе нормы, твой рейтинг понизился, к тебе стали хуже относиться, а значит, ты в опасности! Срочно сделай что-то, чтобы восстановить статус кво! Там, где нет общества (ну или где нет тех людей, чье мнение учитывается), человек не испытывает стыда. В городе было бы стыдно справить естественную нужду на улице. Но в глухом лесу это ничуть не стыдно.

В худшем случае — это вообще голоса бесов, внушающих человеку столь мощное, столь беспросветное чувство вины, чувство ненависти к себе, что он лезет в петлю.

«Ощущая себя ничтожеством, лучше не станешь»: что я понял за годы в Церкви
Фото автора Victoria Borodinova: Pexels

Значит, надо уметь отличать голос совести от прочих голосов. Отличие вполне понятное: совесть не только обличает грех, но и дает понять, как с этим грехом справиться, разворачивает в уме программу действий, подсказывает выход. Совесть не глушит ум бурей эмоций, не ввергает в отчаяние. Совесть не переворачивает вверх ногами систему ценностей и не заставляет переживать из-за чепухи. Из-за сандалика.

Ну а христианину совесть говорит еще и о том, что есть таинство исповеди — самое сильнодействующее средство. Потому что действовать будет Бог.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (87 голосов, средняя: 4,94 из 5)
Загрузка...
16 мая 2022
Теги:
Поделиться:

  • Татьяна
    Татьяна4 месяца назадОтветить

    Виталий, я благодарна вам за глубокий анализ покаяния, анализ внутренних голосов и совести, ведь главные заповеди это возлюбить Господа Бога всем существом своим и ближнего своего, как самого себя, а если ты сам себя возненавидишь, как сможешь ближнего любить?Попадать в трясину самобичевания опасно, отнимает силы для добра. Как говорится: упал, покаялся, встал и пошел с верой и любовью в душе.

  • Константин
    Константин5 месяцев назадОтветить

    "Велико если ты увидишь себя ниже всей твари". Так говорили святые отцы. И мытарь не рефоексировал, а бил себя в грудь и не смея поднять глаза говорил только, Боже будь милостив ко мне грешному.

  • Наталья
    Наталья5 месяцев назадОтветить

    Ничего не поняла. Что за странные отношения у ребенка в семье были, если он так переживал из-за сандалика? Сандалики были куплены на последние деньги?
    Можно поподробнее примеры приводить? А то непонятно.

    • Евгения
      Евгения4 месяца назадОтветить

      О, ситуация вполне обыденная - критического мышления у ребенка нет, и понять, что сандаль - ерунда, он пока не в состоянии. Ужасен сам факт того, что он сделал что-то неправильное - для него это катастрофа, потому что любовь он в подавляющем случае получает весьма условную: не отсвечивай, не доставляй хлопот взрослым - и будешь в порядке. А тут целый сандаль утерял! Да и дело-то не в сандалии - он хлопот доставил, он сделал что-тор неправильно, плохо, он совершил ошибку!! Он этот сандаль не вернет, ничего не исправит, взрослые про это все равно узнают, наругают - и ощущение собственной плохости станет просто невообразимым... Воспитание прошлых поколений строилось на том, чтобы сделать ребенка удобным - оттуда страх показывать негативные эмоции, страх ошибиться. Повезло тем немногим счастливчикам, которых принимают неидеальными.

  • Евгений
    Евгений6 месяцев назадОтветить

    Настоящее покаяние едва ли возможно: как молодой человек может побороть половое влечение к противоположному полу? А ведь это грех желать женщину,да... церковная жизнь сильно невротизирует человека: он хочет быть с Богом,оставить грех,но плоть победить не может и испытывает сильнейшее чувство вины,загоняет себя этим в депрессии,неврозы. Потому в наших храмах мало молодёжи: им всё это ни к чему,они хотят жить.

  • Галина
    Галина7 месяцев назадОтветить

    5-тилетний ребёнок страдает не от потери маленького сандалика, а потому, что он разрушил целостность мира, в котором живут все и он. И в котором сандалика должно быть два. Это для взрослого мелочь, заменяемая другой мелочью. Также для нас, увы, мельчает от взаимозаменяемости и многое другое. А потому и причин для покаяния меньше. С уважением. Галина Аркадьевна.

  • в.н.м-шуренко
    в.н.м-шуренко7 месяцев назадОтветить

    В храме хорошо,когда нет никого,кроме Бога одного.

  • Наталья Миротворская
    Наталья Миротворская7 месяцев назадОтветить

    У меня просто уже сердце болит. При чем тут самокопание!? Если человека до болезни довести, то измениться он не может, только умереть.

    • Валентина
      Валентина7 месяцев назадОтветить

      Смерть человека тоже не изменит, только усугубит.. "В чём застану, в том и сужу..."

Отменить ежемесячное пожертвование вы можете в любой момент здесь