«Нас сблизило горе, которое мы переживали много раз» — необыкновенная история любви, которая родилась в коридорах детской больницы

Они бы вряд ли встретились, если бы однажды каждый из них не решил пойти помогать детям, которым больно, страшно, одиноко. Они стали свидетелями ухода из жизни многих своих маленьких друзей-подопечных. Это очень тяжело, но общее горе сблизило их. Она замечает: «Можно сказать, что наша любовь родилась в коридорах Российской детской клинической больницы…». В специальном проекте «Фомы» "Это любовь", посвященном историям настоящей любви, — рассказ Лики и Сергея, волонтеров фонда «Подари жизнь».

Лика Гришина: 

В 2009 году я стала волонтером фонда «Подари жизнь», который сотрудничает с РДКБ. Той осенью для детей больницы фонд организовал экскурсию в Храм Христа Спасителя, куда привезли чудотворную Курскую Коренную икону Божьей Матери. Я не была курирующим волонтером этой поездки, поехала просто за компанию с подругой. 

Наше знакомство с будущим мужем началось с телефонного разговора. Мама одной девочки никак не могла объяснить мне, где место сбора, и, видимо, от безысходности дала трубку Сереже — волонтеру, ответственному за экскурсию. Когда я пришла, то увидела того молодого человека, с кем недавно разговаривала: красивая, добрая улыбка, на руках — дети из отделения. В любовь с первого взгляда я не верила никогда. Но когда посмотрела на него, у меня что-то такое щелкнуло внутри. Я даже своей подруге, с которой мы были вместе, сказала: «Я чувствую, что это мой человек». 

В 2013 году у Лики и Сергея родился первый ребёнок — дочка Мелания, а через три года — сын Лука

Потом мы начали пересекаться на квартирах, где жили наши дети. Фонд часто снимает жилье для тех, кто во время курсов химиотерапии в Москве не может поехать к себе домой, в родной город. Мы приходили к ним, общались, играли. Сережа мне нравился, но он был так приветлив и доброжелателен со всеми, что ничего нельзя было понять!

Мы дружили на протяжении полутора лет. В какой-то момент я подумала: может, у него другой путь и он вообще не собирается создавать семью? Родители детей, наших подопечных, говорили: «Вы так подходите друг другу!» Одна мама, как я потом узнала, даже выводила его на такие разговоры. Но в какой-то момент и они отчаялись. А как только я смирилась — все наконец сдвинулось с мертвой точки.

Нас очень сближали дети. Притом и в радости, и в горе. Однажды на майские мы с подругами поехали в Санкт-Петербург, Сережа тоже был поблизости — в области у него жили родители. А еще у всех была общая цель — навестить болеющего мальчика, нашего друга-подопечного. Вот мы первый день в Питере — и узнаем, что он впал в кому. Мы сразу же собрались у него, чтобы поддержать его семью.

В тот период, уже не надеясь, что у нас с Сережей что-то сложится, я мысленно обратилась к Богу: «Я полностью принимаю Твою волю. Как Ты решишь, так и будет». Буквально в этот же день он пишет и просит взять его с собой в поездку в село Отрадное к отцу Валериану Кречетову — известному священнику, который венчал моих родителей. По дороге из Отрадного в Москву мы узнали, что наш друг, находившийся в коме, умер. Горе очень сблизило нас. Нам обоим было тяжело, и мы старались поддерживать друг друга. Не прошло и трех недель, как Сережа пригласил меня на первое свидание. 

Помню, мы зашли в гости к Сереже Сергееву, одному из наших подопечных. Ему тогда еще лет десять было. И он мне так неожиданно сказал: «Ты скоро выйдешь замуж». Никому из ребят-подопечных я не рассказывала о своих чувствах к Сереже, даже волонтеры не знали — и тут такое заявление! 

Прошло месяца три, и мы снова пришли в гости к Сереже Сергееву, но уже как пара, и когда он об этом узнал, то решил организовать нам «свадьбу», попросил других волонтеров привезти свечи, конфеты. Все было как по-настоящему — и конкурсы, и выкуп невесты. А в конце нас, «молодоженов», ждал праздничный ужин — чай при свечах на кухне. Он очень радовался, что его предсказание сбылось.

Настоящее предложение Сережа сделал, когда летом мы поехали вместе к его бабушке и дедушке в Севастополь, в Крым. А потом в Москве была свадьба: очень большая, около восьмидесяти человек, и почти все — люди из фонда. Притом не только волонтеры и сотрудники, но и дети-подопечные с семьями, многие из которых стали для нас родными людьми. Приезжали и родители того мальчика, который скончался, будучи в коме. 

Я никогда не переставала быть верующей, но в подростковом возрасте отошла от Церкви. Сережа всегда был глубоко религиозен, и знакомство с ним, влюбленность — все это снова привело меня в храм, к Богу. Хотя сам он никогда не давил на меня, не «катехизировал» и не тащил за руку на службу. 

Уже спустя несколько лет после свадьбы, когда у нас родилась дочь и ей исполнилось четыре года, мы с ней вдвоем поехали в Нью-Йорк. Зашли в один православный храм, как оказалось, Знаменский Синодальный собор, и увидели там Курскую Коренную икону Божьей Матери — ту самую, с поездки к которой началась наша с Сережей история любви. Кстати, дочка у нас родилась 4 февраля — во Всемирный день борьбы с раком. Разве у двух волонтеров могло быть иначе?

Сергей Гришин:

День знакомства я помню отлично. Я был одним из тех волонтеров, кто сопровождал автобус с детьми из детской больницы на экскурсию в Храм Христа Спасителя. Лика со своей подругой добирались к храму своим ходом. Когда они подошли, мы просто поздоровались, представились друг другу. Конечно, я обратил внимание, что передо мной две прекрасные девушки, но тогда еще и мыслей не было, что одна из них станет моей супругой.

С тех пор мы нередко пересекались, видели друг друга в больнице, в отделении, дружили с одними и теми же детьми, с некоторыми семьями виделись. Но в то время я не задумывался о поиске невесты. Аспирантура подходила к концу, я планировал поступать в семинарию и мог думать только об этом. С моей стороны были скорее теплые, дружеские чувства. Тогда я еще не «прозрел». 

Хотя отлично помню, как однажды Лика приехала в Москву после отдыха, такая свежая, загоревшая, и я обратил внимание на ее необыкновенную красоту. Да я и раньше это замечал, но тут прямо был поражен! Правда, еще пока не в самое сердце… В тот момент я ничего не понял. До меня, видимо, долго доходило.

Одно время я стал задерживаться у детей в больнице допоздна. Лика тоже. Я тогда жил у друга, и идти пешком от нее до меня — минут десять. Конечно, я не мог оставить ее одну в столь позднее время и всегда провожал ее. 

Много детей, которые стали нашими друзьями, уходили из жизни. Такие трагические события показали: этот человек мне очень дорог. Я начал понимать, что мне хотелось бы быть с ней ближе, видеть чаще. Спустя неделю после нашего возвращения из Санкт-Петербурга, где умер наш близкий друг-подопечный, я решился позвать Лику на свидание. Она мне уже потом рассказывала, что боялась: вдруг я ей после этого перестану нравиться? К счастью для меня, ее чувства не изменились. 

К тому времени я знал Лику уже около двух лет. Мне нравилось в ней ее доброе сердце, ее отзывчивость. И конечно, такая необыкновенная красота. Она покорила меня своей порой совсем детской искренностью и вместе с тем внутренней силой. 

Какое-то время я алтарничал на Подворье Троице-Сергиевой лавры, и мысли о монастыре тоже вертелись в голове. Но в тот момент, когда я понял, что это та девушка, на которой я хочу жениться, у меня все достаточно быстро сложилось. Я не пустился в размышления: «Ну, надо посмотреть годика два-три, сойдемся ли характерами…» 

Помню, как решился сделать предложение. Мы встречались месяца три и вот поехали в гости к моим бабушке и дедушке в Севастополь. Думаю: «Надо бы после поста, как раз на Успение, чтобы запомнилось». Будучи совсем не опытным в этих делах молодым человеком, уже в последний день я осознал: а кольца-то нет!

В обед кто-то обмолвился, что хорошо было бы купить арбуз. Я зацепился за это и сразу же вызвался доставить его к столу. До ближайшего магазина идти минут пятнадцать — в итоге меня не было больше часа. Я поехал в центр города, чтобы срочно купить кольцо. Пришел с арбузом или без него — не помню. Но в итоге, когда мы пошли с Ликой вечером гулять, я вручил ей это колечко и сделал предложение. Она согласилась, но призналась, что сразу все поняла, когда я неожиданно пропал на час. Конспиратор из меня получился не очень.

Когда мы поженились, я поступил на заочное отделение в семинарию, но так сложилось, что еще во время обучения откликнулся на вакансию учителя: молодую семью надо было содержать. И вот уже восемь лет преподаю математику в школе — причем именно в той, где когда-то училась Лика. 

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (46 голосов, средняя: 4,85 из 5)
Загрузка...
28 сентября 2020
Поделиться:

  • Алена
    Алена1 месяц назадОтветить

    Какая прекрасная и вдохновляющая история!
    Любви и счастья ребятам 🙂

Загрузить ещё