Кубань-43. Битва за небо

15 апреля 1943 года над Кубанью началось невиданное по размаху и ожесточённости воздушное сражение советской и германской авиации за стратегическое господство в воздухе. Впервые с начала войны советским ВВС, укомплектованным новейшей авиационной техникой и опытным летным составом, удалось решить столь грандиозную задачу.

 

Авиацию подняли в помощь своим наземным войскам

К весне 1943 года Красная армия, разгромив в Сталинграде 6-ю полевую армию фельдмаршала Паулюса, перешла к решению еще более масштабной задачи – силами Южного и Северо-Кавказского фронтов планировалось окружить и разгромить всю группу армий «А», не допустив ее отступления с Кавказа.

Германское командование отвело 1-ю танковую армию к Ростову-на-Дону, а 17-ю пехотную — в район Кубани. На подступах к Таманскому полуострову был создан мощный оборонительный рубеж, который вошел в советскую историографию под названием «Голубая линия», а в немецкую –как «Голова гота».

Кубань-43. Битва за небо

Высадка десанта. Малая земля 1943 год

4 февраля южнее Новороссийска советский морской десант захватил небольшой плацдарм, получивший название «Малая земля». А 12 февраля был освобожден Краснодар. Части Северо-Кавказского фронта даже прорвали первую линию немецкой обороны, продвинувшись на 50-60 километров западнее города. Но ликвидировать кубанскую группировку вермахта с ходу не удалось.

К апрелю 1943 года активные боевые действия с обеих сторон практически прекратились. Противники готовились: немцы — к контрнаступлению на Кавказ, используя Таманский полуостров как трамплин, Красная армия – к решению поставленной Ставкой задачи — очистить от врага все черноморское побережье до наступления летней кампании.

Однако в условиях позиционного тупика обе стороны возлагали основные надежды на авиацию, которая должна была, подобно консервному ножу, вскрыть оборону противника.

 

Прологом к успеху советских ВВС стала победа в битве за Сталинград

К этому времени советские ВВС окончательно пришли в себя после разгрома 1941-го и отчасти 1942 годов. К концу Сталинградской битвы им удалось добиться превосходства в воздухе в районе Кавказа и в нижнем течении Волги. Наши летчики и зенитчики сбили – по разным оценкам – от 2720 до почти 3000 германских самолетов всех типов, потеряв при этом всего 1950 своих машин, иными словами, почти в полтора раз меньше.

Мощно заявила о себе авиация дальнего действия, которая в марте 1942-го была выведена из состава ВВС и с тех пор напрямую подчинялась верховному главнокомандующему, то есть, Сталину. За год она доказала, что ей нет равных в совершении ночных ударов по железнодорожным путям и вокзалам, вражеским аэродромам и городам.

Кубань-43. Битва за небо

Кладбище немецких самолетов под Сталинградом

Качественно изменилась и тактика фронтовой авиации. Если в разгар битвы на Волге пикирующие бомбардировщики Пе-2 брали числом, неся при этом большие потери, то начав действовать небольшими группами и поодиночке с малых высот, они резко повысили результативность и снизили потери.

Одновременно с этим экипажи штурмовиков Ил-2 стали специально обучаться приемам оборонительного воздушного боя, а выходить из него победителями им теперь помогало то, что немецкие истребители начали сбивать не только из пушек и пулеметов, но и с помощью реактивных ракет.

В авиационные соединения, которые с 1942 года стали объединяться в воздушные армии, активно поступала новая техника – как советская (например, Ла-5), так и американская лендлизовская («Аэрокобра», «Дуглас», «Бостон»). Наши летчики были готовы к новым схваткам с люфтваффе. Тем более что враг был прежний.

 

Фельдмаршал против генерала: поединок воздушных флотоводцев

С немецкой стороны в боях за Кубань участвовал 4-й воздушный флот, в который входили три авиационных корпуса и один зенитный. В составе авиагрупп были и союзники нацистской Германии – по одной истребительной эскадрилье от Румынии, Хорватии и Словении: всего примерно 600 самолетов.

Командовал соединением фельдмаршал Вольфрам фон Рихтгофен, двоюродный брат лучшего немецкого аса Первой мировой войны Манфреда фон Рихтгофена. К тому времени на счету Вольфрама были война в Испании, военная кампания во Франции, воздушная битва за Англию, наступление на Ленинград и Москву, штурм Севастополя и Сталинградская битва. Он считался одним из лучших командиров люфтваффе.

Кубань-43. Битва за небо

Фельдмаршал Вольфрам фон Рихтгофен

С советской стороны к началу воздушного сражения над Кубанью авиация Северо-Кавказского фронта насчитывала две армии – 4-ю и 5-ю и имела в оперативном подчинении ВВС Черноморского флота: всего примерно 500 истребителей, бомбардировщиков и штурмовиков.

Возглавлял соединения участник гражданской войны генерал Константин Вершинин. В 1941 году, будучи командующим ВВС Южного фронта, в условиях господства германской авиации он умело и решительно руководил авиаполками при обороне Донбасса и Ростова, добиваясь решающего превосходства в воздухе в нужном месте.  В 1942 году участвовал во всех важных операциях на южном участке советско-германского фронта, в том числе, в битве за Кавказ.

Кубань-43. Битва за небо

Вершинин был достойным противником фон Рихтгофена. Во время боев над Кубанью он активно внедрял постоянное дежурство авианаводчиков на переднем крае наземных войск, вместо отдельных эскадрилий (как это было принято раньше) вводил в бой одновременно по пять и более истребительных полков, приучал летчиков к обмену успешным боевым опытом на армейских конференциях.

 

Над Кубанью произошло не одно, а три крупных сражения

Первое произошло в небе над Новороссийском. 15 апреля немцы нанесли удар, пытаясь ликвидировать «Малую землю» и сбросить наших моряков в Черное море. Сухопутное наступление они активно поддерживали с воздуха: крошечный плацдарм размером в 30 квадратных километров они «утюжили» пикирующими и горизонтальными бомбардировщиками. Однако за два дня продвинуться немецкой пехоте удалось всего на километр.

А вот в воздухе поначалу соотношение сил было не в пользу советской авиации (300 наших бомбардировщиков и истребителей против 650 немецких). При этом немецкие аэродромы располагались в 40-50 километрах от Новороссийска, а советские – под Краснодаром, километрах в 150-200 от места сражения. Всё это позволило люфтваффе захватить инициативу.

В ответ советская Ставка Верховного главнокомандования начала экстренно перебрасывать на Кубань свежие соединения, в частности, три воздушных корпуса ВВС – истребительный, бомбардировочный и смешанного состава, плюс один корпус из состава АДД. Всего примерно 500 самолетов.

Свежие резервы позволили Вершинину переломить ситуацию и к 21-23 апреля добиться превосходства над Рихтгофеном в районе «Малой земли», резко сократив налеты немецких пикировщиков и совершенно затормозив продвижение вермахта.

28 апреля эпицентр воздушных боев переместился в район станицы Крымская – крупного узла обороны «Голубой линии». Здесь планировалось наступление войск советского Северо-Кавказского фронта, которое Рихтгофен пытался остановить с помощью авиаударов. В течение 29 апреля в небе шли ожесточенные схватки истребителей и истребителей с бомбардировщиками. В итоге оперативная инициатива перешла в руки советских летчиков.

Кубань-43. Битва за небо

Жители станицы Крымская с цветами встречают советских солдат-освободителей, май 1943

После этого ударные виды авиации Северо-Кавказского фронта принялись наносить мощные удары по сухопутным частям противника. Вплоть до 10 мая на узком участке фронта — в 30 квадратных километров – ежедневно происходило до 40 воздушных боев, в которых с обеих сторон одновременно участвовало до 80 самолётов. В результате 5 мая 1943 года после многодневных боев Крымская была освобождена.

И наконец, третье сражение. В нем авиация должна была помочь окончательно прорвать «Голубую линию». 26 мая под прикрытием густой дымовой завесы, поставленной нашими штурмовиками, началось наступление наших войск на главную полосу нацистской обороны, состоящую, в первую очередь, из укрепленных станиц Киевской и Молдаванской. Передний край противника активно обрабатывали сразу 338 наших самолетов, что позволило советской пехоте прорвать хорошо укрепленную оборону противника сразу на глубину до пяти километров.

Однако немцы тут же подняли в воздух весь 4-й воздушный флот, перехватив инициативу в воздухе. Германские истребители связали советские боем, пока бомбардировщики волна за волной шли на нашу пехоту. На следующий день всё повторилось.

И тогда Вершинин, и заместитель наркома обороны СССР по авиации генерал Александр Новиков потребовали от командиров истребительных полков уничтожать бомбардировщики люфтваффе до подхода к линии фронта. С этого момента почти все фронтовые истребители освобождались от обычной задачи — сопровождения ударной авиации, — теперь из них, на немецкий манер, формировались группы «свободных охотников».

Экипажам штурмовиков и бомбардировщиков приказывали сбивать как можно больше вражеских истребителей. Для снижения активности противника в воздухе, по немецким аэродромам были усилены ночные авиаудары корпуса АДД.

Бои над «Голубой линией» шли до 7 июня 1943 года.

 

Над Кубанью взошла звезда Покрышкина

В прямом смысле слова — первая (из трех) золотая звезда Героя Советского Союза была присуждена Александру Покрышкину 24 апреля 1943 года. Против матерых немецких асов Рихтгофена он применил ряд тактических новинок, таких как «скоростные качели» или «кубанская этажерка» (ступенчатое, эшелонированное в высоту построение группы самолетов).

Кубань-43. Битва за небо

Герой Советского Союза летчик Александр Покрышкин. Фото Аркадия Шайхета. Дата съемки — 1943–1944

Активная наступательная тактика воздушного боя («высота — скорость — маневр — огонь!») позволила ему добиться выдающихся результатов. В боях над Кубанью он сбил 24 истребителя и бомбардировщика. Причем всегда брал на себя самую трудную задачу – уничтожить ведущий самолет противника, чтобы деморализовать остальных и сорвать атаку.

Кубань-43. Битва за небо

Григорий Речкалов

Под стать ему были и его однополчане. Так, Григорий Речкалов сбил над Кубанью 17 немецких самолетов, причем три из них в одном бою 4 мая (все «мессершмитты»), удостоившись 24 мая 1943-го звания Героя Советского Союза.

 

Неуспех на земле: как общая судьба сражения повлияла на отношение историков  

В отличие от воздушных боев над Курской дугой, не менее масштабное столкновение немецкой и советской авиации на Кубани не было прославлено советской исторической школой. Причина проста: задачи, поставленные наземным силам, решению которых должна была содействовать авиация, под Курском решены были, а на Кубани — нет.

Да, немцам не удалось уничтожить советский плацдарм на «Малой земле», а германские войска потеснили в районе Крымской. Но сделать главное – прорвать «Голубую линию» не удалось. Наши войска добились этого только спустя почти полгода, 9 октября 1943 года. Иными словами, советской авиации не удалось стать «консервным ножом» для своих сухопутных войск.

Однако, и высшее командование, и сами летчики в полной мере оценили значение воздушной битвы над Кубанью. ВВС получили огромный опыт, освоили новые модели боевых машин, опробовали важные тактические новинки.

По воспоминаниям советского аса, будущего трижды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба, они с товарищами перенимали приемы Покрышкина и его однополчан. Впереди была Курская битва, в которой победа будет достигнута и в небе, и на земле.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 3,67 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.