Вопрос читателя:

Доброго дня. Ответьте, пожалуйста, на такой вопрос. По божьим заповедям, мы должны уважать и почитать своих отца и мать. Но ко всем ли родителям следует так относиться? Должна ли дочь любить, уважать и молиться за отца, который в детстве и юности совершал по отношению к ней действия сексуального характера? За такое (педофилия, совращение малолетних, да ещё и родных) обычно в тюрьму сажают. Что говорит христианство по этому поводу? Надо забыть, простить и продолжать любить родителя, который, по сути, жизнь сломал и нанёс такую психологическую травму, что ни один психолог не вылечит? Молитва, думаю, тоже память не сотрёт, боль не уменьшит, и чувство собственной ничтожности не притупит. Благодарю заранее за ответ.

Андрей ЕФАНОВ

протоиерей

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Да, к сожалению, для многих людей заданный Вами вопрос актуален.
Давайте посмотрим, что писали на эту тему толкователи Священного Писания. Например, вот что я нашел у святителя Григория Паламы (он жил в Византии в 15 веке):

«„Чти отца твоего и матерь твою“ (Исх. 20:12; Втор. 5:16; Мф. 19:19). Ибо чрез них Бог даровал тебе жизнь, и после Бога они виновники твоего бытия. Посему и ты почитай и люби их после Бога, если любовь к ним споспешествует любви к Богу. Если же она не ведет к любви Божией, убегай от них вовсе. А если они будут тебе препятствовать (служить Богу), особенно если они будут действовать ко вреду истинной и спасительной Веры, держась чуждых ей мнений, не только убегай, но и возненавидь их, и не их одних, а и всех родных, всех друзей и близких, все твои члены со всеми их похотениями, самое тело твое с его расположением к страстям, памятуя слова Христовы: „аще кто... не возненавидит отца своего, и матерь, и жену, и чад, и братию, еще же и душу свою,... и не приимет... креста своего, и в след Мене грядет, несть Мене достоин“ (Лк. 14:26, 27; Мф. 10:37; Втор. 13:6; Втор. 33:9)».

Святитель Григорий говорит тут о тех случаях, когда родители мешают детям приходить к Богу. В принципе, данная заповедь предполагает, что родители учат детей тому, чему должны научить, дети же в ответ отвечают им почтением. Как видите, если родители идут наперекор своей миссии, то оказывается, что и дети им особого почтения оказывать не должны. Но один момент остается неизменным: не будь родителей — не было бы и человека, о котором идет речь. Да, родители исковеркали жизнь детям в описанном Вами случае, но все равно получается, что, если бы родителей не было, эти дети просто не родились бы на свет. Пока что давайте этот момент запомним и пойдем дальше.

Если мы обратимся к совершенной психологии, то увидим, что очень многое в понимании человека завязано именно на отношения с родителями. Конечно, потому что родители формируют личность ребенка своим конструктивным или разрушающим поведением, да. Но даже в ситуациях, когда родители ребенка оставили и его взяла очень хорошая семья, все равно вопрос о родителях биологических, как это называется, рано или поздно возникает. Почему? Я думаю, потому что все равно важен момент, от кого мы родились, что в нас от отца, что от матери. И поэтому отношения с родителям, сколь бы травматичны они ни были, нужно прорабатывать.

Чем тут может помочь христианский подход, который, в частности, предлагает нам святитель Григорий? С одной стороны, он говорит о том, что нельзя отрицать, что каждый человек начался от родителей (и от Бога, конечно), с другой, что нужно отсечь вредное и пагубное, что от родителей было.

Я не знаю, как психологи, психотерапевты и психиатры работаю с такими травмами, о которых написали Вы.

Но думаю, что самым хорошим вариантом было бы признать, что да, это родители, и дать адекватную оценку их поступкам — что это плохо, отвратительно, что так нельзя, это преступление и так далее. Человек будете отдавать себе отчет в том, что он — отдельная от них личность, то есть за их грехи родителей, конечно же, он не отвечает и никакой вины на нем нет (потому что, например, в ситуациях насилия очень часто вина перекладывается на жертву, это неправильно категорически), он тут человек потерпевший, и потерпевший ужасную муку несправедливо. Это не отменит того, что было, но это позволит несколько выправить взгляд на ситуацию и на себя, а прямой и адекватный взгляд — это залог нормального будущего, потому что будущее надо строить, исходя из желаний человека, а не в русле постоянной борьбы с травмой, понимаете? Не должна травма все определять, и отделить действия родителей от своих — это очень важный шаг на пути построения своей жизни.

Я бы лично от себя посоветовал всю эту боль, горе, унижение, все ощущение собственной несправедливости выплакать, выкричать и как-то еще выразить, чтобы не быть его заложницей, тут вот помогут психологи и терапевты, кто работает с такими травмами, они знают практики, как это сделать.

А чисто на уровне общения, конечно же, не надо общаться с преступником, зачем? Это ничего не даст, только будет ранить. И никогда мы не говорили о том, что надо любить насильника. Я понимаю, есть у нас максима «любить грешника и ненавидеть грех». Но, согласитесь, насилие над собственным ребенком — это грех уже за гранью всякого понимания, и пусть насильник сам со своим грехом разбирается, а потерпевшему будет вполне достаточно, если он сможет восстановить себя. Это уже будет подвиг. Отец-насильник поступил так, что сам закрыл путь к общению. Так что, мне кажется, ребенку тут стоит себя поберечь от такого общения.

Насчет молитвы я бы советовал говорить аккуратнее. Когда человек просит, если это на пользу, Бог дает совершенно невероятные вещи — знания, силы, встречи. Конечно, память не сотрется, но ракурс и точка зрения может очень поменяться, потому что что человек один с этими ситуациями — а то с Ним Бог и благодать Божия. Это совершенно разные состояния переживания ситуации! Память не теряется, но зато очень может быть, что молитва и хорошая терапия приведут к тому, что прошлое не будет так настойчиво и больно мучить, так часто напоминать о себе, определяя настоящее человека, понимаете?

Опять же, отделение себя от действий родителей даст ощущение собственной значимости, отдельности, устойчивости.

Человек — не ничтожество из-за того, что отец оказался насильником и подлецом, понимаете? У человека своя жизнь, своя история. Перед Богом эта женщина — не «дочь насильника», а совершенно отдельный, прекрасный и любимый человек, которому пришлось очень нелегко, которому пришлось просто ужасно, но который выстоял, выжил, который нашел в себе силы начать с этой грязью, которую ему накидали в жизнь и в душу, разбираться. Грязи много — но есть и инструменты, чтобы ее убрать, чтобы она жизнь не портила.

К любви, конечно же, себя принуждать не надо! Первая задача — это себя восстановить. Когда будет пройдена терапия, через молитву, участие в Таинствах в более-менее стабильное состояние, тогда уже можно будет посмотреть, как быть с этой темой родителей быть в жизни. Пока внутренние силы не восстановлены — не нужно решать вопросы, на которые этих сил просто нет.

Вполне возможно, что в итоге человек ограничится просто тем, что будете писать их имена в записках и поминать в утренних молитвах просто отдавая дань тому, что родился благодаря им. И если это единственное родительское благодеяние — что же, можно благодарить именно за него. А остального, думаю, ни один человек не имеет морального права с человека, надо которым совершил насилие отец, требовать.

И будьте к себе бережнее.

И помните, что Бог Вас очень любит.

Задать вопрос священнику
Вы хотите задать вопрос священнику? Для начала рекомендуем проверить, нет ли уже опубликованного ответа на аналогичный вопрос.
Задать вопрос
0
3
Сохранить
Поделиться: