Как модель стала наркоманкой, а теперь руководит семейным клубом трезвости

Как говорит Мария, ее история — типичная для провинциальных девушек 1990-х годов. Тогда многие ехали «покорять» столицу — добиваться славы, успеха, но главное — денег. Но эта история не про маленького человека, который добился всего. Это история про человека, которому не хватило любви. И вот к чему все привело.

— Впервые я попробовала наркотики в 17 лет. Было такое чувство, что люди, с которыми я употребила, стали для меня родными. Появилась любовь друг к другу. Но это был суррогат, замена настоящему чувству, которого у меня не было. В то время все хотели свободы, денег, «попробовать в жизни все». К сожалению, у меня это получилось.

Я видела, что нравлюсь людям. Хотела стать «звездой», фотомоделью — думала, что так можно купить любовь. Я была худая, привлекательная и очень одинокая. Думаю, именно от этого люди начинают употреблять и становятся зависимыми.

В детстве я часто переезжала: жила то с бабушкой, то с мамой (мои родители рано развелись). Мама много работала и ей было некогда мной заниматься. Я все время ощущала, что я какая-то не такая: у меня не было друзей, подруг. Я старалась все время купить внимание других людей. Конфетами, игрушками, подарками, деньгами. Иначе со мной не общались. Сейчас уже сложно понять, как было на самом деле — я помню только свои ощущения пустоты и одиночества. У бабушки с дедушкой не принято было говорить о любви. Они даже не обнимались.

Я существовала сама по себе. В 14 лет мама забрала меня к себе в Ульяновск. Мальчики во дворе сразу стали обращать на меня внимание — их привлекала моя скромность. В итоге они поспорили между собой на то, кто первым меня соблазнит. Конечно, об этом я узнала только потом. Тогда я думала, что меня любят, но меня просто использовали. Надо мной стали смеяться. Вскоре выяснилось, что я беременная, но мама заставила меня сделать аборт. Было жутко и страшно.

После этого моя жизнь сильно изменилась. Я захотела мстить всем вокруг — любви уже не хотелось. Я стала надевать короткие юбки, ходить по улице и видела, что произвожу эффект. Несмотря на юный возраст, я попадала в ночные клубы. Параллельно в моей жизни появились тяжелые наркотики: кокаин и героин. Мы считали, что в этом нет ничего ужасного — это было круто и модно. У меня был протест против общества — считала, что раз в нем нет ни любви, ни поддержки, то буду против него. Я была как кошка — сама по себе. Да, со мной делали уроки, я рисовала, играла в шахматы, лепила скульптуры, побеждала на конкурсах. Но поговорить о моих внутренних проблемах было не с кем. Этим никто не интересовался, всем было некогда.

Как модель стала наркоманкой, а теперь руководит семейным клубом трезвости
Мария с дочерьми и собакой Мышкой
Фото из личного архива

Я приехала в Москву работать фотомоделью и манекенщицей. У меня было много поклонников, которых я просто использовала. У меня было все: деньги, квартира, охрана, машина с личным водителем — а пустота только нарастала. Раньше, чтобы употребить наркотики, мне нужна была компания, но теперь я стала закрываться и употреблять одна. С такими деньгами и возможностями это переросло в тяжелую зависимость. Я стала колоть очень большие дозы героина. Я все больше и больше скатывалась — переставала выходить на улицу, говорила, что болею.

Есть мнение, что человеку никто не может помочь. Он сам должен дойти до дна и тогда у него есть шанс оттолкнуться от него и выплыть обратно. Но сделать это трудно — у зависимых людей сильно подавляется воля. Родные перестали со мной общаться и были в шоке от всего, что со мной происходило. Нельзя одними слезами и уговорами заставить человека бросить — зависимых нужно лечить.

Люди, как правило, стараются до последнего не замечать, пока их ребенок телевизор не вынесет или все деньги не украдет. Все думают, что их дети на такое не способны.

Поворотный пункт в этой истории произошел, когда в очередном неконтролируемом состоянии я позвонила жене и друзьям своего, назовем так, «спонсора». Я не помню, что я им наговорила, но меня лишили всего. Я осталась на улице в украшениях, которые смогла забрать с собой. Зима, я стою в дорогой одежде и бриллиантах, не понимая, куда мне идти. Я была настолько оторвана от реальной жизни, что даже не знала, сколько стоит хлеб. Было совершенно непонятно, что делать в таком состоянии — не было такого количества реабилитационных центров, как сейчас.

У меня начались ломки. В этот момент человека окутывает уныние, липкий и скользкий мрак. Начинаешь медленно соображать, впадать в полузабытье. Даже если пережить ломку, человек все равно не может прийти в нормальное состояние — ему нужна медикаментозная помощь. Очень опасно выводить человека из такого состояния «на сухую», без наблюдения специалистов. Самое ужасное, что в этом состоянии нельзя нормально спать. В итоге люди срываются — раз в трезвости им так плохо, то зачем она нужна?

Мне повезло, нашлись неравнодушные люди, которые оплатили мое лечение.

Меня лечили в очень дорогой больнице, буквально «обнулив» мой организм — чистили кровь, делали всевозможные процедуры. Но никто не занимался со мной моим внутренним состоянием. В итоге получив второй шанс, я подумала, что все не так и плохо и я просто буду покуривать иногда «легкие» наркотики. В итоге я очень быстро скатилась до прежнего состояния.

Жизнь стала меняться после того, как я попала на исповедь к одному замечательному священнику, монаху Анатолию (Берестову). После исповеди во мне появилось незнакомое чувство любви. Это все было на Крутицком подворье в Москве. Там же я познакомилась с девушкой, у которой была похожая история. Вместе мы поехали в Дивеево на послушание. В обители я впервые почувствовала, что меня любят просто потому, что я есть. Впервые сходила на осознанную исповедь, причастилась. Я пробыла там месяц и вернулась совершенно другим человеком. Мне очень повезло: моим духовником стал священник и врач-психиатр отец Владимир Новицкий. Это и была моя реабилитация.

Сейчас я не считаю себя наркоманом или зависимым человеком — я не употребляю уже около 10 лет, да и тяги к этому больше у меня нет. Более того — я не пью и руковожу семейным клубом трезвости в Звенигороде при храме Рождества Христова. Я вышла замуж, у меня двое детей и собака.

Раньше, когда я смотрела на счастливые лица семейных людей, думала, что для меня такое невозможно. Но Бог дал мне возможность почувствовать, что такое настоящая любовь. Выход есть, даже когда все поставили на тебе «крест».

| Читайте также: Что делать, если любимый человек оказался во власти зависимости? 6 советов психотерапевта Константина Ольхового и Помощь зависимому. Пошаговое руководство

Фото на заставке: Владимира Ештокина.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • С
    Сентябрь 15, 2019 18:04

    Моя история очень похожа (модель, наркотики, реабилитация). Но я к сожалению не могу похвастаться тем, что я полностью в порядке — я до сих пор страдаю булимией. Уже почти 10 лет. И иногда жить не хочется, для меня вроде все всё, что могли сделали… я уже и замужем и жду ребёнка.. а проблема так до сих пор не решена.(

  • Василий
    Сентябрь 13, 2019 13:22

    Вы Молодец!

  • Наталья
    Сентябрь 12, 2019 20:04

    Дай Бог Вам, Мария помощи Божией на Вашем жизненном пути!

  • Ирина
    Сентябрь 11, 2019 22:12

    Спасибо Вам большое за рассказ. Вы вселяете надежду. Пусть Господь хранит Вас!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *