Этих храмов в Москве больше нет: трагическая история нескольких святынь столицы – Православный журнал «Фома»

Этих храмов в Москве больше нет: трагическая история нескольких святынь столицы

Приблизительное время чтения: 6 мин.

«Москва златоглавая», «сорок сороков»… История столицы неразрывно связана с православными святынями. Сюда в былые времена, как в Киев, тянулись со всей России паломники — «поклониться московским чудотворцам». Но богоборческий XX век смерчем пронесся над страной и над городом, который Марина Цветаева называла «колокольным семихолмием». Этот вихрь снес многие московские храмы. Но память о них еще жива. А с ней и надежда хоть что-то восстановить. Сегодня мы расскажем о четырех из них.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы на Покровке (в Котельниках)

Это была любимая московская церковь Достоевского — бывая в Москве, он всегда ехал туда помолиться. А академик Лихачёв писал: «В юности я впервые приехал в Москву, и нечаянно набрел на церковь Успения на Покровке. Я ничего не знал о ней раньше. Встреча с ней меня ошеломила. Передо мной вздымалось застывшее облако бело-красных кружев… Вся она казалась воплощением неведомой идеи, мечтой о чём-то неслыханно прекрасном. Её нельзя себе представить по сохранившимся фотографиям и рисункам, её надо было видеть в окружении низких обыденных зданий».

Этих храмов в Москве больше нет: трагическая история нескольких святынь столицы
Успенский храм. Литография 1825 года

Построенный в самом конце XVII века на средства московского купца Сверчкова архитектором Потаповым, храм действительно был одним из ярчайших памятников московского, «нарышкинского» барокко. Архитектор Баженов считал Успенскую церковь одним из красивейших зданий в Москве, а автор Зимнего дворца Франческо Растрелли говорил, что именно она вдохновила его на создание Смольного собора в Петербурге.

Даже Наполеон, когда вошёл в Москву, был настолько впечатлен архитектурой Успенской церкви, что по одной из версий распорядился поставить особый караул для охраны её от мародёров и пожара — кстати, от пожара 1812 года, уничтожившего бОльшую часть Москвы, она и правда не пострадала.

После революции нарком просвещения Луначарский использовал весь свой авторитет, чтобы сохранить этот храм. Но в 1933 году нарком умер, и в ноябре 1935-го Моссовет принял постановление о сносе церкви «в связи с острой необходимостью расширения проезда по ул. Покровке». Архитекторы-реставраторы пытались защитить храм, но отстоять его не получилось, и зимой 1936 года его снесли.

На его месте долгое время была пивная, потом летнее кафе. А теперь там сквер.

Но кое-что от Успенского храма все же осталось: два резных наличника и портал вмурованы в ограду Донского монастыря — при советской власти там был филиал Музея архитектуры имени Щусева; иконостас еще до сноса храма успели перенести в Новодевичий монастырь, несколько икон попали в Государственный исторический музей, а в 2004 году во время ремонта дома причта был найден большой хорошо сохранившийся фрагмент стены Успенской церкви.

Храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» при Яузской больнице

Больница на Яузской улице расположилась в бывшей усадьбе горнозаводчиков Баташевых. Их чугун когда-то считался самым качественным в Европе, на их заводах отлиты колесница Аполлона на фронтоне Большого театра и решетки кремлевских садов. Еще в конце XVIII века, разбогатев и получив дворянство, заводчик Иван Баташев обосновался в Москве, скупив участок в шесть переулков — это было одно из самых больших частных владений в старой Москве.

Этих храмов в Москве больше нет: трагическая история нескольких святынь столицы
Храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» при Яузской больнице

В 1812 году, когда город заняли французы, во дворце Баташева поселился наполеоновский маршал Мюрат, и это спасло усадьбу от пожара.

Но наследники Ивана Баташева жили на широкую ногу, денег не считали и к середине XIX века разорились, а их легендарный московский дом в 1876 году город выкупил под больницу для чернорабочих, при которой была устроена домовая церковь в честь иконы Богоматери «Всех скорбящих Радость».

Задача перед архитекторами стояла сложная: вписать новую церковь — отдельное двухэтажное здание — в архитектурный ансамбль старой дворянской усадьбы. И она была поистине виртуозно решена.

В феврале 1905 года больничную церковь посетила великая княгиня Елизавета Федоровна — там прошло отпевание кучера Андрея, убитого террористом вместе с ее мужем, великим князем Сергеем Александровичем.

А в начале 1920-х годов храм разграбили в рамках кампании по изъятию церковных ценностей, сама же больница стала ведомственной — Государственного политического управления (ГПУ) при НКВД. И в ней не только лечили чекистов: с 1921 по 1926 годы здесь было расстреляно и тайно захоронено около тысячи человек. В 1999 году во дворе больницы установили памятник: на мемориальной доске в алфавитном порядке множество имен и фамилий погибших.

Сейчас помещения бывшего храма заняты под больничные нужды, но надежда на возобновление храма есть.

Церковь Воскресения Словущего на Остоженке

21 марта 1925 года в храме Воскресения Словущего за несколько дней до своей кончины служил святейший Патриарх Тихон.

Эта церковь впервые упомянута в документах 1625 года. Впрочем, она могла здесь существовать и в XIV веке — некоторые требы и таинства (например, венчание) в монастырских храмах не совершают, вот и строили при монастырях приписные «требные» храмы. При Зачатьевском монастыре такой была церковь в честь праздника Обновления (освящения) Храма Воскресения Христова в Иерусалиме, или просто — Воскресения Словущего на Остоженке.

Этих храмов в Москве больше нет: трагическая история нескольких святынь столицы
Церковь Воскресения Словущего на Остоженке. 1882 г.

К концу XVIII века она так обветшала, а прихожан стало так много, что в 1800 году начали строить новую трапезную с двумя приделами и колокольней в стиле классицизма. Но в 1812 году храм сильно пострадал от пожара, да и французы его изрядно пограбили — пришлось восстанавливать. И вот наконец к 1831 году у Воскресенской церкви появились новая колокольня со шпилем, трапезная и приделы мученицы Варвары и Покрова Пресвятой Богородицы. А в 1853 году в этой церкви крестили будущего философа Владимира Соловьёва.

В 1917 году храм оказался в эпицентре уличных боёв: в начале ноября на его колокольне большевики устроили огневую точку, с которой обстреливали штаб Московского военного округа.

А в 1933 году Воскресенскую церковь закрыли. Одной из последних в районе. И в 1935 году вовсе снесли — «в связи с началом строительных работ Усачевского радиуса метрополитена», а ее община перешла в соседний храм Илии пророка в Обыденском переулке.

А ведь при церкви был еще и погост — впервые он упомянут в 1657 году. В 2019 году во время археологических исследований были обнаружены человеческие останки и несколько могильных плит.

Сейчас на месте Воскресенской церкви — там, где от Остоженки к Зачатьевскому монастырю отходят 1-й и 2-й Зачатьевские переулки — сквер. Но идет сбор архивных и исторических материалов для восстановления храма.

Церковь Трёх Святителей у Красных ворот (в Огородниках)

Деревянный храм в честь святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста существовал на этом месте еще в 1635 году — за близость к огородам его прозвали «церковью в Огородниках». В 1705 году здесь освятили уже каменный храм — название «у Красных Ворот» он получил после того, как рядом возвели триумфальную арку в честь победы в Полтавской битве. А когда в апреле 1742 года императрица Елизавета Петровна проехала, направляясь на коронацию, мимо Трехсвятительской церкви, на ее главке установили венец. Потом пристроили колокольню, два придела, а иконописцы Оружейной палаты Московского Кремля создали шестиярусный барочный иконостас. 11 октября 1814 года здесь крестили Михаила Лермонтова.

Решение снести Трехсвятительскую церковь — для расширения проезжей части, — было принято в 1926 году, несмотря на протесты архитектурной общественности. Луначарскому удалось лишь добиться, чтобы разобрали только северную пристройку и ограду храма, причем расходы на это взял на себя приход. Однако городские власти все же постановили, что «вся церковь будет снесена, когда явится необходимость в расширении площади».

И в мае 1928 года такая «необходимость явилась»: храм был уничтожен одновременно с демонтажем Красных ворот. Сохранился только иконостас — его перевезли в храм Иоанна Воина на Якиманке.

Сегодня на месте и этой церкви сквер. 12 февраля 2015 года в день памяти Трех Святителей там освятили поклонный крест.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (13 голосов, средняя: 5,00 из 5)
Загрузка...
25 сентября 2021
Автор: Редакция
Поделиться: