Игры со смертью Сергея Довлатова: почему я не могу смеяться над пьяными сценками в его книгах

Игры со смертью Сергея Довлатова: почему я не могу смеяться над пьяными сценками в его книгах

Сергей Довлатов — мой любимый писатель. Это единственный автор, собрание сочинений которого я зачитал до дыр в буквальном смысле.

Мне нравится в его произведениях все: печальный юмор с легким оттенком меланхолии, человеческая искренность в описании своих слабых сторон (а это ох как не просто дается). Нравится отточенный слог довлатовской прозы, ее неповторимое звучание, рожденное в серьезной и кропотливой работе над текстом (чего стоит один лишь его принцип — не употреблять в одном предложении двух слов, которые бы начинались с одинаковых букв).

Игры со смертью Сергея Довлатова: почему я не могу смеяться над пьяными сценками в его книгах
Сергей Донатович Довлатов

А еще мне очень близки его описания своих алкогольных мытарств, страшных состояний после многодневного запоя, горечь, с которой он описывал свои пьяные похождения. Дело в том, что я и сам много лет употреблял спиртное регулярно и помногу. Мне повезло больше, чем Довлатову: я смог остановиться на самом краешке этой пропасти. Поэтому хорошо понимаю, о чем он пишет в таких эпизодах, вижу, сколько там человеческой боли, отчаяния и страха потерять себя окончательно.

Будучи психологом, я теперь знаю, что человек никогда не пьет просто потому, что ему нравится пить. Что алкоголизм — всегда лишь симптом, обезболивающая повязка на какой-то кровоточащей ране души.

Я вижу, что за этим безупречным литературным языком, тонким умом и юмором — трагедия, которую мы как читатели редко воспринимаем как что-то серьезное. Ну алкоголь — подумаешь, а что еще остается независимому мыслящему человеку в идеологической духоте позднего СССР?

Однако мне видится здесь какой-то внутренний надлом, боль, которую я так и не смог понять до конца. Он ведь не смог бросить пить и в эмиграции, где уже никакой советской идеологии не было. И умер в Нью-Йорке именно после очередного запоя.

Поэтому совсем не хочется мне смеяться над многочисленными пьяными сценками в довлатовской прозе. Это были игры со смертью. Автор чувствовал, что его мир рушится, рассыпается на бесформенные куски и вот-вот похоронит его под своими обломками. А грустный юмор, которым он сдабривал эти описания, выполнял все ту же функцию анестезии: боль, над которой смеешься, пускай и сквозь слезы, становится вроде бы уже и не такой сильной. С ней уже можно жить.

Был ли Довлатов верующим? Судить о вере другого человека — дело сомнительное. Церковным человеком он точно не был. Но мне всегда нравилось в его произведениях отношение автора к своим героям. Дело в том, что Довлатов даже к самым мерзким и опустившимся персонажам относился как-то очень бережно, с сочувствием. Как будто ставил себя рядом с ними и видел, что нечем ему особо гордиться перед этими несчастными людьми. И нельзя сказать, что это было какое-то стихийное и неосознанное отношение. Напротив, Довлатов говорил о его источнике прямо и недвусмысленно: «Легко не красть. Тем более — не убивать. Легко не вожделеть жены своего ближнего. Куда труднее — не судить. Может быть, это и есть самое трудное в христианстве. Именно потому, что греховность тут неощутима. Подумаешь — не суди! А между тем “не суди” — это целая философия».

И мне видится, что эту вот главную трудность христианства он сделал для себя нравственным девизом в творчестве. Он не смог справиться со своими душевными ранами. Не смог бросить пить. Но он очень старался не осуждать тех, о ком писал так смешно и так печально.

И знал, что это — заповедь Евангелия.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (123 голосов, средняя: 4,73 из 5)
Загрузка...
23 августа 2020
Поделиться:

  • Игорь
    Игорь1 неделя назадОтветить

    Очень точно написал. Спасибо. Я тоже не раз писал, что у Довлатова все вкусно и читаемо. От описаний природы до накрытого стола. И к людям он старался относиться объективно. Без наклеек и штампов. Действительно - не суди. Мало он успел написать...

  • Влад
    Влад1 неделя назадОтветить

    Полностью согласен с автором. Постоянно перечитываю Довлатова и всегда нахожу что- то новое.

  • Сергей
    Сергей2 недели назадОтветить

    Вознесли на пьедестал никчёмного журналиста, который всё пыжился юморить по пьяни ))) Всё что прочитал на волне его ажиотажа лет 25 назад - ничего не помню ))) Одни ахи про великого пейсателя остались )))

  • Дядя
    Дядя3 недели назадОтветить

    Не согласен категорически с фразой - человек никогда не пьет просто потому, что ему нравится пить. Я не психолог и считаю что человек пьет потому, что ему нравится пить. И называется это "балдеж". И кстати это не только мое мнение. Это я вычитал в трудах одного священника. К сожалению забыл кто

  • Константин
    Константин3 недели назадОтветить

    Надежда, талант-это прежде всего огромная нагрузка на психику, ну или коротко-"крест". А если он еще и достался приличному человеку, то вдвойне. Мне так кажется.

  • Григорий
    Григорий3 недели назадОтветить

    Довлатов, как ПИСАТЕЛЬ, не мог не описать полубредовое общество эмигрантов, в которое попал, и описал его... (книги не надо перечислять?) Пытался что-то с газетой сделать, но опять как ПИСАТЕЛЬ не мог не описать маразмы работодателя (насчет запретов печатать про фьючерсы на свинину помните?)Ну а дальше как положено у РУССКОГО писателя...

  • Александр
    Александр1 месяц назадОтветить

    Довлатов и мой любимый писатель, и познакомился с ним тоже за океаном, где некоторое время пришлось мне пожить. Совпало буквально все- и так как жили в Союзе и как ощущали себя за границей. Но никакой религиозности в его текстах я не ощущаю , при этом автор Ткаченко вполне мог это почувствовать , если Довлатов оказался ему так близок.

  • Табатёр
    Табатёр1 месяц назадОтветить

    Первая книга, опубликованная им после переезда на Запад - "Компромисс", о том, как он хотел стать советским писателем, и как власть этому противилась.

  • Владимир Гурболиков
    Владимир Гурболиков2 месяца назадОтветить

    Почему и кто считает себе лучше? Тут не говорится, что Довлатов плохой.

  • Алиса
    Алиса2 месяца назадОтветить

    Тем удивительный, что не будучи религиозным человеком, Довлатов был в принципе добр. У меня он с первого рассказа ассоциировался с Чеховым, именно из-за отношения к своим персонажам. Какое-то сочувствие и понимание, и действительно никакого осуждения.
    Когда-то моя сводная сестра умерла от побоев пьяного собутыльника. Тоже не имела отношения к Церкви, Богу, вере. И моральный облик её всячески возмущал всю родню. Но на поминках как-то выяснилось, что она ни о ком ничего плохого не говорила. Даже о тех, кто ее открыто ненавидел.
    Так все-таки возможно атеисту исполнять трудную евангельскую заповедь? И почему не исполняющий эту заповедь верующий считает себя в лучшем душевном состоянии?

Загрузить больше комментариев
Загрузить ещё