Вопрос читателя:

Батюшка, у меня крик души. Семья разваливается. Много всего накопилось. Муж жалуется, что не хватает супружеской близости. Поначалу мы хотели строить семью по-православному — Таинства, Венчание, супружеские посты все соблюдали, в том числе беременности. Но однажды муж просто взорвался, что уже ненавидит все эти посты и ему не хватает близости. Я стала думать, что делать. Решила всё делать для сохранения семьи, хотя мне было это тяжело — выросла в воцерковленной семье, на книгах о Серафиме Саровском, который обличал близость в постные дни, среды, пятницы и большие посты и т.д. С этими установками в брак, хотели православную семью строить, вместе идти к Богу. Но ещё же «не лишайте себе друг друга, точию по согласию до времени, да пребываете в посте и молитве». Стала идти навстречу мужу — но батюшки заставляют каяться в близости в постные дни. Это всё большой раздрай вызывало, после исповеди как в воду опущенная и приезжая домой, плакала. Никому нет дела до нас и наших проблем, лишь бы правила соблюсти и обличить в близости «ай-яй-яй». Чего я только ни наслушалась — «не позволяйте себе лишнего» и т.д. Сильно ранило это всё. Меня, моей боли за всем этим как будто никто не видел. Я, тем не менее, всё делала для семьи, по крайней мере, старалась, устраивала свидания романтические и т.д. Наряжалась, старалась порадовать мужа. Но какой-то надлом произошёл из-за всей этой истории, тянущейся много лет, пропало взаимопонимание, вижу, что как я ни стараюсь, ему этого недостаточно. Пропало тепло, чуткость. Я и сама в терапии, и мужу предлагала к семейному психологу сходить для того, чтобы семью попытаться спасти — отказ. Он стал агрессивным, ко мне, к детям. Вот так попытки строить семью по-православному, привели к развалу семьи, как бы печально это не звучало. Я долго боролась и многое делала, но уже руки опускаются и хочется всё бросить. Замечу, что вступали в брак мы осознанно, всё обговаривали на берегу. Либо жить и терпеть постоянные скандалы и агрессию, перемежающуюся спокойными периодами, но когда ты в любой момент в напряжении, зная, что рванёт когда угодно. Либо перестать мучить друг друга и детей, и расходиться. На совет сходить к священнику, который нас хорошо знает, заранее отвечу, что, увы, таковых нет, большой собор, постоянная текучка, всё в спешке. И муж уверен, что «наша проблема нерешаема». Ему мало, и всё. Никакие обговаривания, попытки графики строить, моё желание угодить — ничего не работает. Последней каплей стала потеря малыша. Я работаю с психологом, забочусь о детях, но уже просто не вывожу закидоны мужа. Я тоже живой человек. Мне больно. Простите, за такое эмоциональное письмо. Это правда, крик души.

Екатерина

Ответ священника:

Андрей ЕФАНОВ

протоиерей

Дорогая Екатерина, во-первых, я напомню Вам то, что Вы и сама знаете: вопросы близости (ее форм и частоты) решаются только и исключительно самими супругами! Конечно же, очень хорошо и радостно, когда у обоих совпадают темпераменты и понимание церковного устава, когда муж и жена согласны и в желании быть друг с другом, и в стремлении воздерживаться — но это бывает нечасто, поэтому начинаются компромиссы. И я бы сказал, что Вам нужно остановиться на той цитате, которую Вы сама и привели: «не лишайте себе друг друга, точию по согласию до времени, да пребываете в посте и молитве». Если согласия здесь нет, близость с мужем — с законным, венчанным Вам супругом — это не грех! И каяться Вам лично тут не в чем.

Что касается беременности, возможность или невозможность близости в этот период определяется исключительно медицинскими показаниями. Если есть опасность потерять плод или женщине самой тяжело — конечно же, нужно воздержание. Которое, опять же, не отменяет каких-то других форм общения и проявления внимания к супругу наедине. Если же беременность протекает обычным образом, сроки непоздние и близости ничто не препятствует — можно совершенно спокойно быть с мужем, ничего в этом нет страшного, плохого или неправильного.

Так что не устраивайте себе надлом, не раньте себя, не кайтесь в том, в чем нет Вашего греха. Просто Вы живете с мужем вот так, с пониманием, что Вам ближе аскетика, ему — близость с Вами и Вы, как жена, понимаете, что да, здесь Вы уступаете. И даже не то что уступаете... Близость же не должна и не может быть мучением, какой-то жертвой... Это радость любви и радость супружества, вот в чем ее смысл! Просто Вы понимаете, что в сфере интимных отношений Вы над своим телом не полная хозяйка, соответственно, если есть близость — это не Ваш грех личный, это просто Вы так живете с мужем. Как если, например, в пост Вы бы ему готовили мясо и покупали творог — это же не грех! Это его выбор или, может быть, это особенности его организма, которые Вы просто учитываете. Так что терзаться и надламываться переставайте с этой же минуты.

Правы вы с мужем оба, но, видите, традиционно мы уступаем супругу с более сильным темпераментом. В данном случае это муж. Бросайте все графики, календари и прочее — и просто будьте со своим мужем. А о грехах думайте там, где Вы сама совершаете выбор и где все связано только и исключительно с Вами одной — это Ваши реакции, например, мысли, слова, действия. Но никак не супружеская спальня.

Что касается исповедей, я бы посоветовал Вам лично помолиться и попробовать поискать священника, который станет духовником, настоящим духовным руководителем, потому что если Вы видите, что пока этого не получается — постарайтесь как-то выйти из ситуации, попросите Бога о помощи и поищите священника.

Подытожим. Если все упирается только в близость — ответ я дал. Если есть какие-то другие моменты отношений — здесь нужно смотреть и говорить, молиться, чтобы Господь помог управить. Но сначала я бы лично посоветовал убрать все эти «графики» и «надломы» из супружеской спальни, просто быть вместе, радоваться друг другу и посмотреть, что будет. Напряжение точно снимется. А уж один день перед Вашим причастием, думаю, муж потерпеть сможет — вот и все.

С Богом!

Задать вопрос священнику
Вы хотите задать вопрос священнику? Для начала рекомендуем проверить, нет ли уже опубликованного ответа на аналогичный вопрос.
Задать вопрос
0
0
Сохранить
Поделиться: