«Дурак ты, Димка, зачем в попы пошел? Бога-то нет» — священник о том, как не стоит приводить родителей к вере
«Дурак ты, Димка, зачем в попы пошел? Бога-то нет» — священник о том, как не стоит приводить родителей к вере
Фотография из социальных сетей иерея Димитрия Харцыза

«Дурак ты, Димка, зачем в попы пошел? Бога-то нет» — священник о том, как не стоит приводить родителей к вере

Приблизительное время чтения: 4 мин.

Многие верующие люди согласятся со мной: на начальном этапе своего вхождения в Церковь труднее всего справиться с желанием немедленно привести к вере своих близких. В свое время не избежал такой участи и я. Многие друзья и приятели, за очень небольшим исключением, сначала крутили пальцем у виска, а потом стали сторониться меня. Многие родственники просто перестали общаться, а самые близкие — папа и мама — относились к моей «блажи» снисходительно, не упуская возможности сказать: «Шел бы ты лучше работать, хватит ерундой заниматься!».

Отец, который всю жизнь называл себя коммунистом и атеистом, как-то выдал: «Дурак ты, Димка, зачем в попы пошел? Бога-то нет». Сколько я ни старался просвещать отца и маму, они воспринимали мою проповедь как «охмурение» лукавыми ксендзами простодушного Козлевича из «Золотого теленка» Ильфа и Петрова.

Чего только я не выдумывал! Подкидывал книги и брошюры, включал песнопения и проповеди на магнитофоне, показательно молился «о заблудших сродниках», приглашал «случайно» зайти на чашку чая более опытных в деле «охмурения» собратьев, сам вел душеспасительные беседы. Конечно, немало раздражал этим своих родителей.Не знаю, чем бы кончилось мое усердное миссионерство, если бы не один случай…

Однажды мой будущий духовник, отец Иоанн, случайно услышал, как я перед службой (я тогда уже пономарил в храме) жаловался другому пономарю на полную «несознательность своих предков». После литургии он подозвал меня к себе и сказал: «Знаешь, что я хочу сказать тебе, Дима?» Тут бы мне насторожиться, но только позже,когда батюшка уже стал моим духовником, я осознал, что если он называл меня «Митя», то это была очень высокая степень похвалы с его стороны, а если обращался ко мне «Дима», то, несмотря на неизменно ласковый голос, становилось ясно: Дима конкретно накосячил.

— Так вот, что я хочу спросить у тебя, Дима. Скажи мне, ты не помнишь, за что Ной своего сына Хама и всех его потомков проклял?

Ну, думаю я, батюшка старенький, память подводит, дай-ка блесну эрудицией. И давай ему всю историю со Всемирным потопом, ковчегом, Ноем и его сыновьями рассказывать. Так увлекся, что и не заметил: сидит мой батюшка, смотрит на меня и улыбается.

— Вот спасибо, напомнил мне, дураку, а то никак не мог вспомнить этого, как его… Хама. А ты, Дима, молодец, хорошо пономаришь, кадило вовремя подаешь. Стихарь на тебе опрятный, чистый, глаженый, пономарка у тебя в порядке. Молодец, молодец! Хорошие у тебя, видать, родители, воспитали неплохого сына. Скажи-ка, Дима, их имена, я за них молиться буду, святые они люди.

«Дурак ты, Димка, зачем в попы пошел? Бога-то нет» — священник о том, как не стоит приводить родителей к вере
Храм святого равноапостольного великого князя Владимира, г. Норильск

В его словах было столько искренности и тепла, что мне, с одной стороны, приятно стало, а с другой, очень стыдно. Ведь я буквально только что этих святых людей, подаривших мне жизнь, назвал «глупыми и непробиваемыми». А батюшка продолжал:

— Представляешь Дима, я за своих папу и маму поначалу не молился. Они меня хотели в ремесленное училище отдать, а мне очень храм нравился. Вот я их ослушался, в семинарию собрался. Ох и ругали они меня, а я их глупыми называл.

Так я на них обиделся! Рассказал об этом на исповеди своему духовнику, смотрю, вдруг берет он в руку металлический крест и как приложит к моему лбу — да с таким усилием, что вмиг меня сотрясло. «Какое ты имеешь право родителей судить, да еще и обсуждать со всякими оболтусами, вроде тебя, их поступки? А молиться за них не пробовал? Перестань мешать Богу, начни молиться, и Он Сам все устроит!» — сказал он мне тогда.

Батюшка заканчивает свой рассказ, а потом протягивает руку, берет с престола большой серебряный крест и... Да-да, делает тот же самый до боли отрезвляющий жест! Стоит, улыбается, смотрит на мою реакцию. У меня слезы текут больше от сожаления, чем от обиды. Да и обиды-то на него не было. Я перед ним на колени упал, заревел и сквозь всхлипы произнес: «Простите, меня, батюшка!». А он меня, тридцатилетнего мужчину, гладит по голове, как маленького, и приговаривает: «И ты меня, Митя, прости». Потом ни с того ни с сего этот же крест — и к своей голове! И засмеялся так тихонько.

— Иди, Митя, дел у тебя много, и помолись за меня, грешного. За папу с мамой тоже молись, очень им нелегко будет.

Многое перевернул этот разговор во мне — и в моем отношении к близким. Прошло несколько лет. Мой отец перенес три инсульта, был парализован и практически невменяем. Но каким-то чудом пришел в себя за считанные дни до смерти, узнал меня и вдруг попросил его исповедовать. После исповеди опять провалился в кому и больше не приходил в сознание. А мама постепенно начала ходить в храм и, хоть не стала воцерковленной, но незадолго до своего ухода все же причастилась.

Мы с матушкой продолжаем за них молиться. За моих родителей, за ее маму, трагически ушедшую из жизни, — за наших личных «несвятых святых». Еще в наших молитвах всегда звучит имя протоиерея Иоанна. А моя макушка иногда начинает ни с того ни с сего побаливать, и тогда я мысленно говорю: «Прости меня, батюшка!» А в ответ словно слышу: «Вот и молодец, Митя».

Подготовила Анастасия Спирина

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (158 голосов, средняя: 4,83 из 5)
Загрузка...
Поделиться:

  • Клавдия
    Клавдия2 недели назадОтветить

    Я пришла в храм в 25 лет, моему сыну тогда было 5 лет. Мы приняли крещение в один день. С радостью вспоминаю начало своей церковной жизни... При первой возможности бежала в храм, даже когда родилась дочка, находила время не только помолиться, но и помочь- помыть полы, окна, разбирали старые купеческие дома, чистили кирпичики и везли в храмы, которые начинали восстанавливать.Это был уже 1991 год. Потом в одном таком храме я 10 лет проработала главным бухгалтером.
    Муж был некрещеным, неверующим. Встаю я на молитву, а он как раненый зверь мечется по дому, ревёт, злобой исходит... Подойдёт к детской, где месячная дочка спит, а я поклоны кладу и молитвослов шепотом читаю и шипит: ты скольких людей убила, что так поклоны бьёшь?! Ты сколько душ загубила, сколько домов сожгла?! А где миллионы, которые украла? Я старалась молиться, когда он был на работе. Он разбивал мои иконы, лампадки, крушил всё, что было на пути... Как только не называли меня двоюродные сестры! Фанаткой, сектанткой и почему-то еретичкой... А я за всех них молилась. Не спорила, не доказывала свою правоту, меня мой батюшка напугал: твоя христианская душа ещё не окрепшая, вера слабая, знаний мало, начнёшь спорить, они могут тебя подмять под себя и убедить в обратном. И ты станешь одной из них- атеисткой. Молись молча и сама спасёшься и их спасёшь...
    Прошло лет 20, если не больше, когда я получила просимое. Мне уже на Рождество Богородицы 62 года будет. Теперь все они верующие, один зять даже алтарничает,его жена знает наизусть вечернее и утреннее правило, внуки без молитвы за стол не сядут и букву в тетради не напишут, сын перед сделкой идёт в храм на литургию, а затем на работу. Я стала худшая из всех нас прихожанка, в пандемию в храм практически не ходила, а они все три сестры с семьями каждое воскресенье, каждый праздник в храме, исповедуются еженедельно, детей и внуков к вере привели. Дочка одной сестры готовится уйти в монастырь, образованная, юрист, без прошлой бурной жизни.
    Потом крестился мой муж. Перестал метаться, когда я молилась. Однажды, в Прощёное воскресенье, подошёл и первым попросил прощение... Это было счастье! А до этого мы с детьми подойдем к нему, как к главе семьи: прости нас, Христа ради! А он помолчит, выдержит паузу, как хороший артист в театре, а потом сквозь зубы выдавит: я подумаю... Мой сын погиб в автокатастрофе в 2005, был пассажиром. Два года назад не стало моего мужа, его избили жестоко, сломали 5 ребер, разбили сердце. Он был сутки в сознании, но даже нам с дочкой не сказал, кто это сделал... Царствие им небесное! А я с 2020 года без причастия, ковида боюсь, вот привилась вторым компонентом, чтобы в день рождения отнести свой воз грехов на покаяние и причаститься. Внучку маленькую вожу на причастие, дочь верующая, слава Богу, зять тоже не атеист. Но мне кажется, что я что-то сделала не так, сама ушла в параллель от церкви, потеряла что-то важное и не могу найти, никак не верну себя на ту дорожку, по которой с радостью, с Богом в душе, шла 60 лет. Помолитесь за меня, братья и сестры, Христа ради...

    • Марина
      Марина2 недели назадОтветить

      Храни и благослови Вас Господь,сестра!
      Какая у Вас судьба трудная и , не смотря ни на что, счастливая! Всё станет на свои места, Господь всегда с Вами рядом, это и в искренности Вашей и простоте так чувствуется. Спасибо Вам за Вашу исповедь!

    • Владимир Гурболиков
      Владимир Гурболиков2 недели назадОтветить

      Спаси Вас, Господи, не оставь милосердием Своим! Не унывайте.

  • Наталья
    Наталья2 недели назадОтветить

    Спаси, Господи, за правильный напутственный рассказ

  • Денис
    Денис3 недели назадОтветить

    Татьяна максима "ненавидя грех, люби грешника" мало применима на практике в отношении грехов столь уродующих людей, как пьянство.

  • Елена
    Елена3 недели назадОтветить

    Меня вдохновил рассказ отца Димитрия.
    Я замужем.Моя семья: муж и двое взрослых сыновей.
    Крестилась я в 22 года,когда была замужем.
    И до сих пор пыталась привести свою семью в церковь,подобно вам отец Димитрий.
    Прости,Господи, меня грешную.🙏

  • Екатерина
    Екатерина3 недели назадОтветить

    Спасибо Вам большое за статью! Глубоко написано, душевно...

  • Денис
    Денис3 недели назадОтветить

    Родители бывают разные. Так у меня мать хорошая, а папаша бросил меня с супругою ради выпивки. И хорошо, что я осознаю сколь плох мой отец. Иначе бы вряд ли ещё много лет тому назад дал обет трезвости и держал его до сих пор с Божьей помощью.
    Прав же протоиерей Дмитрий ХАРЦЫЗ в том, что нечего доставать близких со своей верою. Я сам доставал в пору неофитства, а теперь они в какой то мере о Христе судят по мне недостойному.

    • Татьяна
      Татьяна3 недели назадОтветить

      Здравствуйте, Денис!
      Я все-таки надеюсь, что вы поняли не то, насколько плох ваш отец, а то, насколько велик его грех, а вернее даже, насколько грех пьянства отвратителен, как и многие другие грехи, в том числе, грех осуждения. Будем молиться за своих родителей, какими бы они не были, и бороться с грехом, независимо от того, пришлось ли нам от него пострадать в прошлом. Возможно, если бы вы не видели, насколько плохо быть пьяницей, какое от этого может быть зло, вы бы тоже могли стать таким, как ваш отец.
      Божьего всем Благословения и помощи нам, грешным и недостойным, на нашем пути к царствию Небесному.