Докажи мне, что Бог есть: философский и научный ответы

Можно ли доказать бытие Бога? Как на этот вопрос отвечает современная наука и философия? И возможно ли вообще, опираясь на принципы рационального познания, опровергнуть или наоборот подтвердить существование Бога? На эти и другие вопросы отвечает кандидат философских наук, заведующий кафедрой философии ПСТГУ, доцент кафедры культурологии МФТИ Виктор Лега.

 

Часть 1. Докажи мне, что Бог есть: христианский ответ

 

Расшифровка:

Итак, дорогие друзья, я рад вновь приветствовать вас на нашей встрече, посвященной доказательствам бытия Бога. Я немного представлюсь. Фамилия моя Лега, зовут — Виктор Петрович, я по образованию физик, философ и богослов, поэтому на эту тему мы с вами сегодня и говорим.

А точнее, сейчас мы порассуждаем над философской и научной составными частями этой проблемы, которая в большей степени и волнует современного человека. Ведь современный человек, как правило, доверяет тому, что доказано. Он привык не принимать на веру. На веру принимают люди доверчивые. Поэтому христиане, да и вообще адепты любой религии — доверчивые люди, наверное, они не умеют думать. А если подумать… Да, а если подумать? Можно ли доказать существование Бога? Во-первых, я опять же напомню, какова логика этого доказательства. Точнее, напомню я, может быть, с другой стороны. Очень широко известна такая история. Великий французский физик, астроном Лаплас подарил Наполеону свою книгу, в которой излагается теория происхождения Солнечной системы. Говорят, что Наполеон полистал эту книгу и с удивлением спросил Лапласа: «А я не вижу тут слова Бог. Кто привел в движение ваше газопылевое облако, из которого и возникла Солнечная система?» На что, говорят, Лаплас ответил знаменитой фразой: «Сир, я в этой гипотезе не нуждаюсь». Отсюда вытекает популярная фраза, что наука доказала, что Бога нет. Очень часто эту фразу даже православные богословы понимают неправильно. Как-то недавно слушал выступления одного специалиста, который так иронично говорил: «Вот интересно, какая наука это доказала?»

Наука не нуждается в бытии Бога, чтобы объяснить всё. Не надо доказывать, что Бога нет. Доказательства несуществования, если они вообще возможны, в математике, скажем, они есть, но не самые сложные. А в физике попробуй докажи… Ну, может, я смогу доказать несуществование круглого квадрата. Противоречие. Поэтому часто говорят: бытие Бога противоречиво. Если бы Бог был, мир был бы совершенным, не было бы страданий, землетрясений. Как в недавней беседе Владимира Познера с отцом Максимом Козловым вопрос: если Бог есть, почему землетрясения? Ответ на этот вопрос очень простой, рамки нашей беседы не позволяют мне отвечать на другие вопросы, это вопросы зла и страданий…

Но такова логика науки: мы не нуждаемся в бытии Бога, мы всё можем объяснить посредством законов природы. Примерно так же, как мы с вами не нуждаемся в кентаврах, круглых квадратах, мы без них обходимся. И поэтому мы не доказываем, я не знаю такой науки —антикентавроведение. Так и атеист скажет: мне не нужен ваш Бог, лучше потрачу время с пользой. Но в этом его рассуждении, что мы не нуждаемся в гипотезе Бога, и кроется ошибка, как утверждают сторонники бытия Бога. Как раз многие факты и явления невозможно объяснить без гипотезы Бога. Суть доказательства бытия Бога именно в этом. Объяснить некоторые видимые явления при помощи гипотезы Бога, потому что иначе или невозможно, или это является наиболее рабочей гипотезой Бога. Как в науке. В науке бывают часто рабочие разные гипотезы, как теория относительности, можно объяснить гипотезу Майкельсона — Морли при помощи преобразований Лоуренса и существования эфира, Эйнштейн объяснил это без всякого эфира при помощи постоянства скорости света. До сих пор есть сторонники Лоуренса и эфира. Но другие говорят, что более рабочей является гипотеза Эйнштейна. У нее есть другие подтверждения. Так же и здесь: бытие Бога доказуемо или потому, что невозможно иначе объяснить, или это все-таки наиболее рабочая гипотеза.

Говоря о доказательствах бытия Бога, мы не можем обойти имя Канта. Потому что Кант навел порядок. Доказательства бытия Бога возникли задолго до Канта. Первые рассуждения — это шестой-пятый века до Рождества Христова, это Ксенофан, Платон, позднее уже — Аристотель. Они уже были известны. Но потом святоотеческая мысль, потом эпоха Возрождения, Нового времени предложили многие другие аргументы. Кант сказал, что вообще-то все эти аргументы можно разложить на три группы. Это доказательство онтологическое, от слова онтология — философское учение о бытии. Это доказательство космологическое. И доказательство физико-теологическое или телеологическое. Кант в своей работе «Критика чистого разума» подверг все три доказательства жесткой критике. Но потом предложил свое, четвертое доказательство, которое получило название — нравственное. Некоторые богословы или просто авторы брошюрок предлагают гораздо большее число доказательств. В одной западной, переведенной на русской язык брошюре я насчитал около 50. Но в данном случае я предпочитаю проверить с проверенными теориями, которые прошли жесткую критику, имеют славную историю, это действительно эти самые четыре доказательства.

Если говорить об онтологическом и нравственном доказательствах, то они больше имеют философский характер. Космологическая и телеологическая больше опираются на естественные науки. Философы призывают нас познать себя, в этом специфика философского знания, она опирается на самопознание. Как Сократ еще провозгласил и тем самым создал современную философию: познай самого себя. От познания своего внутреннего мира мы и можем выводить существование Бога. Это онтологическое и нравственное доказательство. Я заранее говорю: ни одно из доказательств не имеет убедительности такого рода, чтобы оно могло убедить всех. Даже в физике многие теории имеют характер «наиболее рабочих», даже в физике, в строгой науке и то доказать что-то бывает трудно, если вообще возможно. Доказательства строгие бывают только в математике. Если ты доказал, чему равна сумма углов треугольника, ты никогда уже не сможешь утверждать, что там какое-то число кроме 180 градусов. Однозначно только такое число, никакое другое. В богословии, в философии доказательства скорее играют роль убедительности. Они тебя убеждают в принятии веры. В это убеждение поверить все-таки логичнее, чем в другое. Вера здесь ни в коем случае не нарушается. Когда мы слышим о противопоставлении веры или доказательства, иначе отцы Церкви не возражали бы, они предупреждали, что не надо увлекаться доказательствами, но доказательства могут убедить язычников — что Бог один, атеистов — что Бог есть. А дальше выбирай сам — своей верой.

Каждое из доказательств, по словам Бертрана Рассела, который сказал об этом в своей книге «История западной философии», имеет славную историю. Поэтому о каждом из них можно говорить очень долго. И нужно говорить очень долго. У каждого из них есть свои аргументы, контраргументы, возражения на контраргументы, есть современный вариант.

Сейчас опишу кратко суть этих доказательств.

Больше всего досталось онтологическому доказательству. Однажды я беседовал с преподавателем духовного учебного заведения Русской Православной Церкви, который, узнав от меня, что я две пары посвящаю онтологическому доказательству, удивился и сказал: «Зачем? Кант же его опроверг». Это все равно что на физтехе читать теорию эфира— Эйнштейн уже опроверг. Пришлось объяснить, что Кант выдвинул свои опровержения, но в философии такого не бывает, что опровергнуто раз и навсегда. И после Канта появляются доказательства. Есть даже математический вариант этого доказательства. Самое интересное, что онтологическое доказательство больше всего любят математики. Бертран Рассел, атеист, говорит: это доказательство, заслуживающее внимания. Курт Гетель, математик, предлагает математический вариант этого доказательства. Лейбниц, Декарт именно эти доказательства выделяют из всех других. Потому что, как в математике, оно выводится только из определения. Нам не нужно больше ничего. Декарт даже сравнивает это доказательство с теоремами геометрии. Если я даю вам определение треугольника… Треугольник — это геометрическая фигура, ограниченная тремя взаимопересекающимися прямыми. Неглупый человек скажет: дайте подумать, сумма углов 180 градусов — и так далее, все свойства из определения выведет. Точно так же построено онтологическое доказательство. Первым, как говорят, многие не согласны, предложил его западный европейский схоласт Ансельм Кентерберийский. Который сказал… Что такое Бог? Каждый из нас понимает, что Бог — это Тот, больше чего ничего нельзя помыслить. Понятие о Боге в уме каждого человека имеется. Даже атеист, который говорит, что Бога нет, все равно понимает, что он подразумевает под этим словом. Ансельм, правда, цитирует не атеиста, а безумца из псалма 113: «Безумец сказал в сердце своем: нет Бога». Он же безумец, он говорит противоречие. Фраза «Бога нет» внутренне противоречива, как круглый квадрат. Понятие в нашем уме Бога есть, если предположить, что Бога нет, а есть только понятие о Боге, тогда это не будет понятие о том, больше чего ничего нельзя помыслить. Ведь я могу помыслить Бога, а это больше. Значит фраза «Бога нет» по Ансельму получается такой: тот, больше чего ничего нельзя помыслить, не является тем, больше чего ничего нельзя помыслить. Налицо явное противоречие — что и требовалось доказать. Даже формулировка рассуждения написана в XII веке, чисто как в математике — что и требовалось доказать.

Декарт, великий математик, физик, философ, упрощает это доказательство, как все, любит, чтобы всё был чистый свет разума. У Ансельма сложновато. У Декарта все очень просто. Кто такой Бог? Каждый из нас, говоря слово «Бог», вкладывает в него очень простое определение. Простое в кавычках, конечно. Бог — это самое совершенное существо. То есть существо, обладающее всеми положительными свойствами. Каждый говоря «Бог» подразумевает — Бог Всемогущий. Я могу табуретку сколотить какую-никакую, а Бог мир сотворил. Да и то Василий Великий пишет в слове против Евномия: «Не думайте, что Бог мог только мир сотворить, Он может гораздо больше. Нельзя судить по миру о всех свойствах всемогущества Божия». Бог Всеведущ, Он знает все. Я знаю область своей профессии, а Бог все знает. Потому что знать — лучше, чем не знать. Уметь что-то делать — лучше, чем не уметь. Бог обладает всеми положительными свойствами в абсолютной степени. Точно так же мы скажем: существовать лучше, чем не существовать. Значит, Бог обладает свойством существования. Несуществующий Бог — это Бог, который чего-то не умел или чего-то не знал. Такое очень простое доказательство бытия Бога, предложенное Декартом.

Кант сказал: Декарт допустил ошибку. Существование — это не свойство. Приведу простой пример. Если я хочу купить в магазине килограмм яблок, красных, сладких, яблок, обладающих свойствами красности и сладости. Прихожу в магазин и мне говорят: «У нас нет яблок, обладающих свойствами красности и сладости. Точнее, они есть, но у них нет свойства существования. Будете брать или нет?» Я скажу: «Декарта начитались? Существование — это не свойство». Я могу представить себе сладкие и красные яблоки, но несуществующие. Это не противоречие. Гегель, правда, заметил, что Кант перепутал Бога с вещами. Свойства есть только у вещей материальных. Дальше Гегель продолжает: мы говорим о свойствах того или иного человека. Вот у меня есть свойство: я немножко знаю философию. У меня есть другое свойство: я совершенно не знаю китайского языка. Вот такие у меня свойства. Да, но у Бога нет свойств. Поэтому доказательство возрождается после Гегеля и на Западе, и в России. В русской философии оно имеет свою специфику. Даже замечательный философ епископ Михаил (Грибановский), протоиерей Феодор Голубинский говорят: это самое лучшее доказательство, самое православное. И спасибо огромное Канту, что он очистил это доказательство от схоластической шелухи. Главное в этом доказательстве не понятие Бога. Кстати, противники, не понимая логики Ансельма и Декарта, часто говорят: если бытие Бога выводится из понятия Бога, получается полная чушь, я могу доказать бытие кентавра из понятия кентавра, Деда Мороза из понятия Деда Мороза, что же, кентавры и деды Морозы существуют? Читаю на сайте одного знаменитого атеиста. Он явно не понял логику Декарта. Эта логика, ее очень любят математики и ученые, опирающиеся на математику. Это доказательство по сути научно. Как работает физика? Если Эйнштейн вывел теорию специальную и общую теорию относительности, его уравнения, никто не нашел в них ошибки, сказали: «Да, теория прекрасна, не противоречива». Он сказал: «Хорошо, значит, так и должно быть. Ищите подтверждения в природе». Долго искали, Нобелевскую премию только в прошлом году за гравитационные волны получили. Если мы рассуждаем логично и непротиворечиво, значит, это есть в природе. Если Ансельм и Декарт рассуждают непротиворечиво, значит, это и есть. Понятие кентавра противоречиво. Понятие Деда Мороза — тоже, к сожалению. Мне бы хотелось, чтобы был такой дедушка, который всех хороших детей награждал бы любыми подарками. Но я понимаю, что закону сохранения материи это противоречит.

Но в чем суть русского варианта онтологического доказательства? Фактически его сказал Августин, у него тоже есть доказательство, только своеобразное. Фраза, которую я люблю цитировать: «Нет ничего безумнее, чем утверждать, что видимое нашим глазом существует, а видимое нашим умом не существует». Почему я доверяю глазам, а уму не доверяю? Могу сказать «дважды два — четыре». Вы скажете: «Да, согласны». Это простая математическая истина существует независимо от нас. Объективно. Только мы ее видим умом. Это не моя прихоть. Я скажу: «Дважды два — пять». Вы скажете: «Нет, вы ошиблись». Как если вы скажете, что это не дверь, а окно, я скажу: «Вы ошиблись». Объективный, умопостигаемый, духовный мир. Вот я изложил вам самое начало онтологического доказательства, которые предлагают русские философы — Семен Франк… Поэтому оно переходит в опытное доказательство. Поэтому оно и самое лучшее. Оно вынуждает нас посмотреть не просто на мир материальный, но на мир духовный. И найти в нем в конце концов Бога.

Так что доказательство Кант, конечно, попытался опровергнуть, но, как все бывает в философии, окончательного в философии, увы, не бывает.

Нравственное доказательство, я так думаю, более популярно , чем онтологическое. Онтологическое доказательство — удел рафинированных философов. Часто бывает его сложно понять. А нравственное доказательство гораздо проще. Хотя Кант фактически излагает его на 200 страницах своей книги «Критика практического разума». Само доказательство излагается на одной страничке в конце этой книги. Но, чтобы понять эту страничку, нам нужно прочитать все предыдущие страницы. Если попытаться выразить это рассуждение коротко, то это будет примерно так. Человек — это нравственное существо, не в том смысле, что хорошее, а в том смысле, что оно оценивается с нравственной стороны. Мы говорим: этот человек поступил хорошо, а вчера он поступил плохо. Сегодня он извинился, покаялся и поступил иначе. Почему? А потому что он обладает свободой. Свобода — замечательное свойство, которое присуще только человеку. У мира его нет, в мире нет свободы. Вещь, которая положена на место, она будет лежать сколько угодно долго, пока другая вещь или какой-то человек ее не сдвинет с места. Сама по себе, произвольно, она не будет двигаться, потому что она подчиняется многочисленным законам природы. Следовательно, делает Кант следующий вывод, у человека есть душа. Она не материальна. Потому что если бы у человека было бы только тело, оно материально, то это тело бы подчинялось законам природы. И тогда оно поступало бы детерминированно. Тогда нечего ко мне привязываться с вашими упреками или с похвалой, как мы не хвалим камень, который упал обратно на землю, законы тяготения неумолимы, законы пищеварения, биологии неумолимы. И нечего мне предъявлять ваши обвинения. Но вы предъявляете, следовательно, предполагает, что я свободен. Значит, во мне есть какая-то часть моего существа, которая не зависит от материального мира. Потому что сама по себе нематериальна. Поэтому у меня есть душа. Второй постулат кантовской этики — нематериальная душа. И третий постулат — это бытие Бога. Не буду доказывать так, как это делает Кант, потому что это займет слишком много времени. Все-таки аргументация Канта не совсем проста. Попытаюсь свести ее к более простым аргументам, с которыми Кант тоже бы не стал спорить, я думаю.

Во мне есть душа, в каждом другом человеке есть душа, потому что я к нему подхожу с теми же моральными критериями. Если у меня есть тело, у нас у всех есть тело, мы общаемся, сидим на стульях, обедаем, можем обменяться тем же яблоком, купленным в магазине, потому что есть мир материальный. Точно так же мы обмениваемся и нравственно — советами, обвинениями, похвалой. Мы живем в этом духовном мире. А к этому добавляется одно самое важное, о чем говорили еще до Канта, положение — совесть. Ведь не только свобода, материалисты говорят постоянно, что можно объяснить поведение человека и без всякого духовного мира, как социальное существо, биологическое существо. Но натыкаются на такое понятие, как совесть. Фактически нравственное доказательство бытия Бога прекрасно, я бы даже сказал, лучше, чем у Канта, при всей моей любви к Канту, прекрасно изложено у Федора Михайловича Достоевского в его романе «Преступление и наказание». Родион Раскольников совершил идеальное преступление. Достиг задачи, убил старушку, забрал деньги, случайную свидетельницу тоже убил, случайно проходящий рабочий не заметил, деньги спрятал, топор выбросил, идеально. У Порфирия Петровича нет никакой зацепки. Почему он в конце концов признается? Почему в конце концов он оказывается на каторге и так ему легче? Почему рядом с ним на тумбочке лежит Библия? Не открытая еще. Это доказательство подводит нас к вере. А дальше Библию ты сам должен открыть. Ты сам должен веру приобрести. Совесть замучила. Откуда она? Ни социальными, ни биологическими, никакими объяснениями материалистическими совесть нельзя объяснить. Как нельзя объяснить этого жесткого критерия добра и зла. Хотя очень часто ругают Бога. Материалисты говорят: если бы Бог был, Он был бы хорошим, Он бы праведников защитил, землетрясений не допускал бы. Потому что они верят в Бога, они говорят: Бог есть, идеальный, только Бог, в Которого вы верите, Он не идеальный. Потому что в уме или в душе каждого человека идеальный нравственный императив есть. Есть высшее добро, которого мы и даже Бог наш обязаны придерживаться. А Бог опять не придержался, вчера пятерых православных убил, негодяй. Вас уж Он, по крайней мере, защитил.

Но всегда возникает соблазн или желание объяснить на основе законов общества, биологии. Поэтому это доказательство для кого-то является убедительным, как для Достоевского, для кого-то, как для материалистов, не убедительным.

Но к материалистам я бы обратился с космологическим и телеологическим доказательствами.

Хотя (я скажу сейчас странную фразу), чтобы доказать существование Бога, нужна уже вера. Вы скажете: я только что говорил, что вера после доказательств. Да. Но я опять же перехожу в научную область, чтобы доказать существование черной дыры, я уже должен иметь веру, что она есть. Если я объясняю движение какого-нибудь светила и говорю: наверное, там черная дыра. Если я буду радикально стоять, что нет ничего духовного, есть только материальное, я все буду стараться объяснить только материалистически. Как тот же самый Лаплас. Даже как бы трудно это ни было.

Вот космологическое доказательство. Впервые предложено Аристотелем, потом — Иоанн Дамаскин, Фома Аквинский. И потом многие философии Нового времени и особенно сейчас, потому что физика дала многие другие примеры, подтверждающие справедливость этого доказательства. Хотя действительно Лаплас, беру это имя как условный рубеж, положил начало материалистической традиции: всё можно объяснить в нашем мире без Бога. Есть силы, которые приводят в движение, есть законы, в соответствии с которыми силы и двигают. Мне не нужно объяснять, почему камень падает на землю, прибегая к Богу. Достаточно гравитации. Другие случаи, может быть, сложнее, но точно так же есть законы, может быть, не все открыты, но рано или поздно мы объясним и эти события. Но одно возражение в космологическом доказательстве бытия Бога, оно встречается у Рассела, у Милле, у Штрауса, философов западных начала XIX века.

Космологическое доказательство опирается на тот постулат, очевидный для любого ученого, что в мире всегда всё действует по какой-то причине. Без причины ничего не происходит. У причины А должна быть причина B, у причины B должна быть причина C, и так далее, говорит Фома Аквинский, мы приходим к первопричине. Каковой и является Бог. Материалист тут же говорит: «Нечестно. Если у вас все имеет причину, то и Бог должен иметь причину. Почему вы не идете в бесконечность? Почему вы произвольно останавливаетесь на Боге?» Рассел говорит: «Я по такой произвольной причине останавливаюсь на космосе». Материально космос существует по своей собственной причине и всё. Без всякого Бога. Это возражение очень популярно и сейчас, я могу на него ответить двумя возражениями. Причина. Говорят, слово как будто наделяется свойствами вещи. Я могу сказать такую фразу: причиной снегопада в Москве являются атмосферные процессы, туча, которая в день была над Москвой. Туча — это вещь, снегопад — это вещь. Между тучей и снегопадом есть причинно-следственная связь. Как есть причинно-следственная связь между насморком и холодной погодой. Как между голодом и отсутствием еды. Многое что связывается причинно-следственными связями. Поэтому говорят, что Бог — это первопричина, Фома Аквинский и все сторонники этого доказательства говорят одно: кроме вещей, существующих в этом мире, должна быть причинно-следственная связь. Или, говоря математическим языком, мы выносим за скобки слово причина, и говоря, что в мире существует причинно-следственная связь, а откуда? Она существует. Это не мир, это не вещь.

Возвращаясь к логике Рассела, Милле и других позитивистов-философов, что причина должна быть у Бога. Ну тогда я просто говорю, что, если Бог — первопричина и причина должна быть у Бога, тогда у причины должна быть причина. Но нельзя говорить, что у причины должна быть причина. Я скажу другой пример, который я привел студентам на физтехе. У всего должна быть масса, значит, у массы должна быть масса. Они говорят: «Нет, софистика». Я говорю: «Да, софистика, но вы сами сказали — у всего». «У любого тела…» Ага! Значит, у массы нет массы, значит, у Бога нет причины, потому что Бог — это причина. Элементарная философская безграмотность.

И второй аргумент. У всего есть причина. В XX веке, благодаря теории относительности Эйнштейна, было сделано одно из крупнейших открытий: наша Вселенная, оказывается, не вечна, как считали материалисты во все времена, оказывается, она возникла — да, давно, 13, 77 миллиардов лет назад, но она возникла. И она возникла, самое интересное, из состояния сингулярности, у которой нет ни массы, ни объема и которая взорвалась. «Какова причина этого Большого взрыва?» — спрашивают у физиков. Они говорят: «Не знаем, и никто не знает». Потому что там сингулярность, у точки не может быть причины. Причина — это всегда взаимодействие чего-то с чем-то. В сингулярности причины быть не может. Поэтому вопрос поставить так нельзя. Мы не знаем и никто никогда не узнает, какова причина Большого взрыва. Да, материальной причины у нее не было, потому что у нее не было ни массы, ни объема, значит, должна быть причина нематериальная. Наверное. Если мы продолжаем в рамках этой логики. Так что мы с этой фразой Бертрана Рассела не согласимся — у нас есть космос, который вечен и имеет причину в самом себе. А здесь мы вспоминаем третье доказательство Фомы Аквинского, которое фактически предвосхищает не теорию Большого взрыва, а именно логику, что мир не может иметь причину в самом себе.

Но самое популярное, самое скандальное, самое разбираемое многими, и противниками, и сторонниками — это телеологическое доказательство бытия Бога. Оно ведь самое простое. Даже Кант в своей работе «Критика чистого разума» прежде, чем его опровергнуть, пишет: «А это доказательство самое лучшее, самое красивое, самое простое». И было бы очень печально, если бы оно исчезло из нашей системы образования. Сам же его разрушает и говорить «печально». Потому что порядок. Сам по себе порядок не устанавливается. Порядок всегда устанавливается кем-то. Кто ставит цель, отсюда телеология, телес — цель, целеполагание. Тот, кто знает, как эту цель достичь. Тот, кто умеет. Поэтому и Кант совершенно справедливо говорит и все остальные повторяют, что телеологическое доказательство гораздо более красивое и убедительное, чем космологическое. Если космологическое говорит только о том, что есть какая-то причина, но какая — я не знаю, то телеологическое говорит, что эта причина разумная, благая. Порядок ведь хорошо, лучше, чем хаос. Могущественная. Установить порядок в нашем мире… Поэтому телеологическое доказательство шире. Отцы Церкви, как правило, прибегали именно к этому доказательству. Как его еще называют, «от красоты и порядка». Но я сказал, что телеологическое доказательство имеет и свою сторону. То, что кому-то кажется порядком, другому кажется беспорядком. А вот теория Большого взрыва, и не только она, многие другие открытия, научные, двадцатого века, предложили уже множество аргументов строгих. Например, Вселенная возникла из сингулярности. Она возникла в сверхгорячем состоянии, которое потом стало остывать. Остывая, в этой плазме стали возникать элементарные частицы — электроны, кварки, фотоны… У которых есть свои свойства. У электронов есть заряд и масса, фотон движется со скоростью света, там другие свойства, которые называются фундаментальными, постоянными, константами. Гравитационная постоянная, которая определяет характер взаимодействия между этими телами. Так вот оказалось по расчетам, что если бы хоть одна из этих констант отличалась бы от своего нынешнего положения на ничтожно малую величину, на 10 в минус двадцатой степени, то Вселенной бы не возникло. Она либо схолпнулась в некую огромную массу или разлетелась бы в пыль. Этот принцип получил название тонкой настройки Вселенной. Настолько тонкая настройка, что объяснить ее случайностью, конечно, можно, но все-таки логичнее объяснить заранее разумным планом. В Америке возникает течение, институты возникают, против них ведется полемика — Intelligent Design, разумный замысел. Невозможно объяснить ни в физике, ни в биологии, нигде самопроизвольное возникновение Вселенной. Здесь уже не так, как предупреждали нас отцы Церкви, нравится или не нравится, красиво или некрасиво, упорядоченно или не упорядоченно, здесь жесткие законы природы, жесткие величины фундаментальных констант. А дальше — еще больше. Потому что с развитием Вселенной, когда возникают звезды, в звездах формируются тяжелые элементы, кроме водорода и гелия возникает углерод, кислород, железо. Возникает планета Земля. На Земле возникает человек, в организме которого десятки различных элементов, без которых он не может существовать. Поэтому этот принцип тонкой настройки в философии получил название антропный принцип. То есть от слова антропос, человек. Иначе говоря, эти константы не просто случайны, точнее, не случайны, не просто они возникли для того чтобы образовать какую-то красивую и упорядоченную вселенную, а они существуют для того, чтобы появился человек. Вселенная такова и только такова, которая приспособлена для человека. Этот аргумент разумного замысла в последние годы дополняется многими другими аргументами. Например, буквально недавно вышла книга «Программируя Вселенную» американского физика Сет Ллойда, где он пишет, что Вселенная — это квантовый компьютер. Я был на презентации этой книги, где у него спросили: если Вселенная — это квантовый компьютер, который реализует некую программу, то, наверное, у нее должен быть и какой-то программист, который написал эту программу, которая работает без малого 14 миллиардов лет? Он сказал: «Я не знаю. Я — физик, я не могу ответить на такие вопросы. Но, — произносит такую крылатую фразу, — но все-так большой взрыв, по-английски, Big Bang все-таки правильнее называть Bit Bang». Битовый, информационный взрыв. А где эта информация? Откуда она взялась? Почему мир развивается по этой программе? И множество других аргументов. Очень много аргументов из биологии. Есть целое направление, тоже «разумный замысел», которое говорит, что невозможно объяснить хаотичное, при помощи случайных мутаций возникновение различных видов. Американский биолог Майкл Бихи вводит даже такое понятие, как неупрощаемая сложность. Есть организмы — как микроорганизмы, так и части больших организмов, — которые не могут возникнуть по частям. Они возникают или целиком, или не могут возникнуть иначе. Неупрощаемая сложность. Например, глаз человека. Почему он такой? Хрусталик, сетчатка, все подстроено друг под друга. Еще одно направление в телеологическом доказательстве. Биология. Молекула ДНК. Огромнейшая молекула, состоящая из огромнейшего количества атомов в определенном порядке, только в определенном порядке. Чуть нарушается этот порядок — всё, вид не может существовать. И сторонники этого доказательства говорят: скажете, что эти молекулы возникли случайно? Вследствие мутаций? Этот пример, который очень часто приводится, впервые его еще в первом веке до Рождества Христова предложил великий римский философ, оратор Цицерон, который, возражая атомистам — были такие сторонники Демокрита, Эпикура, которые говорили, что случайно из атомов все возникло, — сказал: «Я больше поверю в то, что, если я вырежу из бумаги огромное количество букв латинского алфавита и брошу их, и потом получатся “Анналы” Деция, которые можно будет тут же почитать». Потом этот аргумент возродит Жан-Жак Руссо, который вместо «Анналов» Деция… скажет: в результате бросания типографских букв возникнет «Энеида» Вергилия. Сейчас приводят аргумент, знаете наверняка: обезьяну посади за клавиатуру компьютера и она случайными ударами набьет «Войну и мир» или Библию. Тот же Сет Ллойд в своей книге пытается объяснить: если обезьяну посадить и 13 миллиардов лет она будет набивать, набьет ли она трагедию Шекспира «Гамлет»? Посчитал, говорит: «Нет, только две строчки». Но все равно Сет Ллойд в своей книге пытается объяснить, как же без Бога могла образоваться эта прекрасная, упорядоченная Вселенная. Уже не просто красивая, на мой вкус, а математически, физически, биологически доказанная прекрасная Вселенная.

Этот аргумент сейчас один из наиболее востребованных, наиболее убедительный для одних или вызов для других, которые говорят: «Да, спасибо, вы нам дали новую проблему, мы — материалисты, мы не боимся трудностей, мы будем искать ответы. Вы, религиозные люди, вы говорите “Бог сотворил”. Нет, я буду искать причину Большого взрыва, возникновения ДНК, неупрощаемой сложности микроорганизмов или органов тела». Почему я сказал, что вера нужна. Ученый стоит на этой установке: существует только материальный мир. Когда его спросят: «А почему не существует духовного мира, он скажет: «Потому что его нет». — «А почему его нет?» — «Я не могу его увидеть». Ну, он духовный мир, его нельзя увидеть… Поэтому его нет. Поэтому нужна хотя бы предпосылка. Может быть, можно объяснить духовный мир. Может быть, можно объяснить мой визит в эту прекрасную аудиторию не случайными погодными условиями или не детерминизмом движения поездов метро, а моей свободной волей, желанием выступить перед прекрасной аудиторией и поделиться своими знаниями?

Выбор делайте сами. Какое объяснение вам кажется логичным. Или при помощи духовного мира, который вынуждает нас выйти в другую область и там проводить исследования, или остаться в области материальной и там тоже проводить исследования. Обе области прекрасны, их надо соединять. И противоречий — их, как, надеюсь, из сегодняшнего моего краткого выступления вы увидели, на самом деле нет. Противоречие возникает тогда, когда люди занимают крайние, не очень обоснованные позиции. Спасибо.

 

Проект осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

ЛЕГА Виктор
рубрика: Авторы » Л »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (5 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • тамара
    Март 14, 2018 19:00

    Виктор Петрович,спаси Вас Бог за такую интересную и нужную лекцию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.