Что видел умирающий подвижник

Что видел умирающий подвижник

Авва Сисой. V век, Верхний Египет

В маленькой тесной комнатенке тихо догорала лампада. Взволнованные ученики сгрудились вокруг своего доброго учителя. Он лежал здесь прямо на полу, на тонкой тростниковой циновке, которую сам и сплел когда-то. Старик с младенчества жил в пустыне, воспитываемый отшельниками, и его изнуренное постами тело никогда не знало ничего удобнее и мягче этой суровой постели.

Он был еще жив, но все уже понимали, что завтра с утра братии нужно готовиться к похоронам. Для каждого из учеников умирающий значил очень много. Он действительно был для них духовным наставником и горячим молитвенником. Настоящим аввой. А теперь они от всей теплоты преданных сердец молились о нем в скорбный час.

Они твердо верили, что у этого человека святой жизни лишь одна посмертная дорога — в рай. Уж ему ли, с малолетства впитавшему дух строгости и благоговения, шестьдесят лет проведшему в посте и покаянной молитве и еще при жизни прославившемуся даром чудотворения, — ему ли будет отказано в спасении?!

Вдруг авва пришел в себя. Его лицо сияло от радости, словно он уже пребывал в небес­ных обителях. Старец едва слышимым голосом молвил:

— Вот пришел авва Антоний… А вот идут отцы-монахи древности… А вот и… — умирающий сделал паузу, его глаза увлажнились, лицо же просияло больше прежнего, — а вот и апостолы шествуют… — и тут инок замолчал. По лицу текли горячие слезы.

— Отче, с кем ты беседуешь?

Присутствующие были взволнованы, они никогда не видели старца таким.

— Это ангелы пришли взять меня, — едва слышно прошептал он. — А я не готов. Я молюсь им оставить меня хоть ненадолго, чтобы я мог покаяться.

Братья изумились.

— Тебе ли, отче, каяться? Тебе нет нужды в этом!

Учитель вздохнул.

— На самом деле, братья, я не знаю, сотворил ли я хотя бы начало покаяния моего.

Неожиданно лицо старца засияло так, что и взглянуть на него никто не решался.

— Вот и Господь идет, — с трепетом прошептал он. — Он говорит: «Принесите мне избранный сосуд из пустыни!»

Это было как молния. Братия пала ниц. Стало легко дышать, помещение наполнилось какой-то неизъяснимой свежестью. На следующий день в обители хоронили авву Сисоя.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (29 голосов, средняя: 5,00 из 5)
Загрузка...
Журнал№:
Поделиться:

  • Людмила
    Людмила3 недели назадОтветить

    И я плачу, а что ждет в последний час?

  • Елена
    Елена1 месяц назадОтветить

    Господи, слава Тебе! Спасибо. Плачу.