Жизнь, а не прятки

О детях, которым вернули лето

Седьмой год подряд при Владимирском храме в селе Давыдово Ярославской области организуется летний лагерь для детей с инвалидностью. Аутизм, синдром Дауна, ДЦП — дети с такими диагнозами и их родители нашли здесь не просто место для отдыха, но и настоящих друзей, среди которых они не чувствуют себя чужими и выкинутыми на обочину жизни.

Началось все почти случайно. В Подольске есть активное православное общество инвалидов, и весной 2006 года  там задались вопросом: куда летом вывезти детей? Кто-то сказал, что есть в селе Давыдово недавно рукоположенный батюшка, да к тому же музыкант. Спросили разрешения и…

— Это Господь постучался в двери, — говорит иерей Владимир Климзо, настоятель храма в честь Владимирской иконы Божией Матери в Давыдове. — Если бы кто сказал незадолго до этого, что я буду заниматься душепопечением детей с диагнозом «аутизм», «синдром Дауна», превращать наше село в прибежище для них и их семей — я бы не поверил, ведь началось все спонтанно. Меня просто спросили люди, можно ли им приехать и пожить. И тогда я сказал — нужно! — рассказывает отец Владимир.

В первую же смену работы лагеря «давыдовские» очень остро почувствовали значение этого служения для православной общины, в которой тоже собрались непростые люди со своими несчастьями и проблемами. С тех пор каждый год в село стала приезжать не только эта группа, но и многие другие семьи с «особыми» детьми. Потянулись и волонтеры-педагоги, психологи, фольклористы. 

«Особые» дети 

При взгляде на улыбчивого, подвижного Влада не скажешь, что он неречевой аутист.  В Давыдове он счастлив и не чувствует себя «особым»

Давыдовские «особые» дети все разные и сложные. У двенадцатилетниего Влада самая серьезная форма аутизма — синдром Канера. До года мальчик развивался как все, разве что был слишком спокойным и нетребовательным. После третьего цикла обязательных прививок развитие Влада изменилось. Он перестал говорить и «слышать» других, замкнулся в себе, стал жить словно в параллельном мире. Появилась гиперактивность, мальчик все время находится в движении, может бесконечно повторять набор одних и тех же действий. Он не говорит, но интеллект его хорошо развит. После долгих скитаний по больницам мама с сыном перебрались из Алтайского края в Москву, а вскоре «пришли» к давыдовской общине. Мама Влада — протестантка, Православие ее не смущает и не мешает ей, а наоборот, она «находит здесь необыкновенное спокойствие и гармонию для сына».

Есть в Давыдове и очень непростые в поведении дети. С такими ребятами круглосуточно находятся волонтеры — они живут в одной палатке, вместе ходят на трапезу и на послушания. 

С аутистом Андреем Морозовым целую смену работает молодой парень, студент Ярославского пединститута Илья Саранди. Он родом из городка Тутаев Ярославской области, приехал в Давыдово на практику.

— Конечно, я испугался, когда впервые увидел, как Андрей раскачивается и кричит на службе в церкви. Но прошло время, мы притерлись друг к другу. Я больше не пугаюсь поведения Андрея, не чураюсь его, а он научился меня слушаться, — рассказывает Илья. — Теперь я точно знаю одно — после увиденного и испытанного здесь жаловаться на свою жизнь я больше не буду.

«Особое» место 

Каждый день в восемь утра дежурный звонит в маленький колокол недалеко от мальчишеской военной палатки. Завтрак в две смены, молитва. После завтрака и до обеда — работа на ферме, вязка березовых веников на корм овцам, заготовка дров — дел хватает и волонтерам, и «особым» насельникам давыдовской общины.

        В детском саду волонтеры-взрослые могут спокойно оставить днем своих детей. Здесь с ними постоянно занимаются воспитатель и нянечка, по расписанию приходят педагоги по рисованию, рукоделию, народным песням и играм

Большинство из них по возрасту давно уже не дети, но назвать их «взрослыми» вряд ли когда-нибудь станет возможным. И в 50 лет они будут детьми — простодушными, нелепыми, странными, неумелыми. Или даже — порой агрессивными, неудобными для общества, неприятными окружающим. 

Это понимают и прекрасно осознают в Давыдове все. Священник Владимир Климзо, волонтеры, мамы детей-инвалидов, сами ребята. А еще здесь отлично понимают, что пока мало где в России для таких детей созданы столь комфортные условия, как в Давыдове. Комфортные не в бытовом плане: вагончики и палатки, умывальники на улице — санатория никто не обещал. Зато нет косых взглядов прохожих, высоких бордюров и лестниц, здесь есть комфорт душевный. И духовный. 

«Особые» тут перестают быть «особыми», или, по крайней мере, забывают на время об этом своем статусе. После обеда детьми продолжают заниматься волонтеры: в Давыдово приезжают профессиональные психологи, специалисты по канис- и иппотерапии*, фольклористы. Музыка звучит в селе почти все время: распевается клирос, волонтеры вместе с подопечными готовят концерт, бывает, что и сам батюшка (в прошлом — гитарный мастер) возьмет инструмент и подыграет для спектакля, или Настя Климзо, дочка отца Владимира, сядет за рояль.

Вообще про удивительно простое и гармоничное устройство жизни в давыдовском летнем лагере можно много писать. Наверное, потому что тут редко задерживаются случайные люди и потому, что организаторский талант отца Владимира дает возможность раскрыться каждому, кто приезжает в общину.

Мамы «особых» детей признаются, что отдыхают здесь, хотя не сидят ни секунды, сложив руки. В прошлом году по задумке устроителей смены родители старались держаться в стороне от детей — чтобы избавить их от излишней опеки. Трудно «оторваться» от ребенка, которому так или иначе посвящена каждая минута жизни. Но эксперимент можно посчитать удавшимся — ни мамы, ни сами дети не подозревали, насколько самостоятельными они могут быть.

Общий дом 

За одну смену в летнем лагере собирается примерно 70 гостей. Из них 20 — дети с инвалидностью. Остальные — родители и волонтеры.

Отец Владимир Климзо по рождению москвич, учился в мединституте, где познакомился со своей будущей женой. Когда начали рождаться дети, институт бросил, стал зарабатывать на жизнь ремеслом гитарного мастера и другими способами. В  Давыдово он приехал с семьей более десяти лет назад, чтобы жить в селе.  Он много путешествовал в свое время и, в конце концов, захотел покинуть город и жить на природе. Сначала фермерствовал, потом вместе с друзьями собрал приходскую общину и начал восстанавливать храм Владимирской иконы Божией Матери.

В прошлом году отец Владимир собрал в трапезной насельников лагеря и общины. Состоялся серьезный и тяжелый разговор о том, «что будет с ними, когда нас не станет».

Вытирая слезы, мамы слушали может быть жесткие, но необходимые слова отца Владимира:

 — Все мы прекрасно понимаем, что в обычном обществе ваши дети никому кроме вас, родителей, не будут нужны, когда придет время уйти… Так же мы трезво оцениваем ограниченные возможности детей. Они никогда не станут полноценными членами общества и не заработают себе на жизнь.

Единственный выход для детей-инвалидов — это круглогодичное поселение. Поселение, в котором станет возможной жизнь без насмешек, без горечи, жизнь в радости, в труде и молитве. Эта идея давно вынашивается отцом Владимиром. Постоянно идет поиск средств, подаются заявки на гранты. Мамы «особых» детей верят — в скором времени и зимой, и осенью, и весной можно будет приехать и жить, а не страдать или прятаться, как в большом городе. И не только мамы — трудно позабыть глаза ребят, где нет ни страха, ни испуга, а есть радость и надежда.  

Десять лет назад давыдовский храм находился в плачевном состоянии — в годы советской власти здесь был клуб и склад зерна. Стены проломлены, крыша провалена, купола сброшены. За время восстановления община очень сплотилась, сформировался клирос. «Мы строим храм, а храм строит нас», — любит повторять отец Владимир. Когда храм был восстановлен, Владимир Климзо принял сан священника


Давыдовская община и обе смены летнего лагеря кормятся с собственной фермы. Два года назад она досталась общине в полузаброшенном состоянии. Сейчас коровы вычищены, откормлены, в порядок приведены загоны, строятся новая аппаратная и коптильня.  На ферме содержатся 17 дойных коров, бык, 3 нетели и 4 телочки, 10 свиней, 25 овец и 3 лошади

Поход «в ночное» на лошадях для многих «особых» ребят стал первым опытом  выхода «в свет» без родителей

                   
К детям с синдромом Дауна — особое, трепетное отношение в лагере. Все знают, насколько они чувствительны и ранимы, знают, что они боятся громких криков, проявлений агрессии

Ближайшая смена откроется в Давыдове в начале июня, а следующая — в июле

В общине ждут звонков от потенциальных волонтеров. Волонтером может стать любой человек, независимо от пола, возраста и опыта работы. Для детей волонтеров есть приходской детский сад. Подробнее об устройстве лагеря и возможной помощи общине можно прочитать на сайте davydovo-hram.ruКоординатор: Мария Федотова, davydovo_web@mail.ru, тел. 8-920-109-00-30.  Для помощи давыдовской общине: Московский Патриархат Русской Православной Церкви Местная религиозная организация приход Владимирского храма села Давыдово Борисоглебского муниципального округа Ярославской области Ярославской епархии Русской Православной Церкви.ИНН 7614004296/ КПП 761401001;ОГРН 1037602801741;р/с № 40703810977110009226 в Переславском ОСБ 7443 г. Переславль-Залесский, Северного банка Сбербанка России, г. Ярославль; БИК 047888670;корр. сч. №30101810500000000670; Почтовый адрес: 152 193 Ярославская обл., Борисоглебский МО, с. Давыдово, Владимирский храм, Тел./факс: 8 (48539) 44-119; 8-903-646-49-45.

*Канистерапия — лечение и реабилитация при помощи собак, а иппотерапия — при помощи лошадей. — Ред.  

Текст и фото Екатерины Соловьевой 

 
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.