«Сказание о Петре и Февронии»

Нарисованная история настоящей любви

Надежда Михайлова, художник-мультипликатор, заведующая лабораторией классической и объемно-кукольной анимации факультета анимации и мультимедиа ВГИКа, режиссер мультфильма «Сказание о Петре и Февронии»:

Лет десять назад мы с супругом побывали в Муроме. Стояли на коленях в той церкви, где вместе покоятся мощи Петра и Февронии. Это было соприкосновение с необыкновенной историей преподобных князей, со святостью, и, главное, с тем, что казалось далеким, но реально было на самом деле… Мы испытали настоящее потрясение. Святые, которые воплотили самую большую красоту брака и верности, — разве это может не тронуть?

С тех пор у нас с мужем появилась мечта: снять мультфильм о Петре и Февронии.

Но как визуализировать такую историю, мы абсолютно не понимали. Сделаешь всё по-серьезному, нравоучительно — и потеряешь зрителей-детей. Так что решили, что повествование должно походить на то, как дети делятся друг с другом самым сокровенным. Ну, вспомните хотя бы, каким голосом, с какими интонациями они рассказывают сверстникам страшные истории на ночь. При этом, конечно, нельзя было превратить рассказ в малоинтересную схему: «Жили-были идеальные супруги, служили Богу и умерли в один день». Нам хотелось сделать не «благочестивый» фильм для дедушек и бабушек, исключительно для воцерковленной аудитории, а что-то детское — познавательное.

Планы и чаяния-то у нас были, но мы никогда не думали, что эта мечта осуществится так — как подарок, как знак с небес! В один прекрасный день мы пришли на защиту диплома Маши Кротовой — девушки с художественного факультета ВГИКа — а она выбрала темой своей дипломной работы «сказание о Петре и Февронии». И то, как она подошла к этой теме, нас поразило: это просто фрески Дионисия! Настолько легко, настолько чудно было нарисовано, что нам стало ясно: это знак, необходимо всерьез браться за нашу давнюю мечту. И мы предложили Маше быть художником.

Прежде чем делать фильм, я прочла 30 различных толкований (а ведь их на самом деле около 170!) Я узнала, как много в житии святых отсылок, восхождений к разным легендарным личностям, какие прототипы были у житийных образов Петра и Февронии. Но на самом деле мне не так важно, чтó и у кого позаимствовал монах Эразм, написавший житие. Мне важно, что имена Петра и Февронии связаны с верностью, с долгим совместным путем, с любовью, проходящей испытания.

И не менее важно то, что их история — по-настоящему живая, не лубочная. Заметьте, девушка Феврония, дочь древолаза, ведь непростая была! Мы в мультфильме сгладили, конечно, многие вещи. А в самой легенде довольно жесткие моменты есть. Вспомните хотя бы, как девушка специально оставила Петру одну язвочку, чтоб он вернулся и все-таки женился на ней… В общем, Феврония определенно девушка с характером! А мне, как режиссеру, очень важно, чтобы был сложный характер, за который можно зацепиться. Не бывает же, чтобы все были идеальные — люди все разные, разного характера, темперамента, и все они по-разному служат Богу.

Было в житии и то, что оказалось непросто переложить на детский язык. Больше всего мы боялись гробов в конце истории. Ведь из сказания этого не выкинешь: Петра и Февронию хоронили в разных гробах, как монахов, а они в конце концов все равно оказывались в одном. И отказаться от такого момента мы не могли! В итоге гробы оставили, но ввели образы серафимов, которые уносят в мир вечный обоих супругов, растворяясь в воздухе. Дети, по моим наблюдениям, восприняли этот момент легко и просто.

В финале супруги расстаются и уходят в монастыри — казалось бы, как не расстроить зрителя такой разлукой? Поэтому у нас в мультфильме появился заяц, который бегает из одного монастыря в другой, а ангел носит послания от Петра к Февронии. И это очень хорошо ложится на детское восприятие: они знают, что некоторые мальчики и девочки учатся и живут, скажем, в разных колледжах, вот и Петр с Февронией — живут в разных монастырях. И почему бы им не общаться посредством вот таких волшебных существ?

Самым сложным этапом стало написание закадрового текста, сами реплики. «Взрослый» рассказ не годился: нам было чрезвычайно важно понять, как дети сами пересказывали бы эту историю. Видеоряд, мизансцены — все было готово, а текст не рождался до самого последнего момента! Поклон Александру Михайловичу Горленко, который был сценаристом и писал эти реплики. Это стало завершающей, самой прелестной частью нашего труда!

А читал их мальчик — Глеб Дерябкин, очень талантливый актер и музыкант, он уже играет в постановках Петра Фоменко. Читал пять часов подряд — записывали в один день. Так что мальчик очень устал: у него пропал задор, к концу он уже находился в состоянии, знаете, как дети после длинного урока — ничего не хочется. Думали, что придется переписывать финал. Но когда смонтировали видеоряд,  были поражены, насколько его интонации идеально легли на финал истории. Мы решили, что такое «снайперское попадание» — это перст Божий: нарочно ведь не придумаешь!

***

Наша испытательная «целевая аудитория» — племянники — и они с восторгом воспринимают «Сказание…». Внук Лукьян рад бы быть критиком, но пока рановато — ему 3 месяца от роду.

А однажды мы пригласили в гости нашу приятельницу, она очень интересный, сложный художник, показали фильм, и вдруг — пауза. Она сидит и молчит. «Ну всё, — думаем, — провал!» Там ведь присутствует некоторая легкость повествования — можно и в штыки ее воспринять. И вдруг мы смотрим, что наша приятельница сидит и ревет, а ведь она взрослая девушка! И говорит: «Меня с детства так не «пробивало». Это было приятно! Как в театре: если спектакль хороший, после его окончания следует длительная пауза и только потом — аплодисменты.

Никогда невозможно предугадать, как слово наше отзовется: мы не понимаем до конца, как получается тот результат, какой получается. Мы вовсе не стремимся вложить в фильм что-то сентиментальное, исторгающее слезу… Просто раскрываем сюжет, а потом происходит чудо: тема сама «берет свое». И «Сказание о Петре и Февронии», по-моему, такое чудо совершило.

«Это было так давно, когда даже еще царей не было, и дедушка моего прадедушки еще в люльке не качался».

«Змей переломал весь Муром и стал жить там. И всем, наконец, стало жутко плохо. Павел, конечно, очень расстроился. Но тут прибежал его брат, Петр, и стал думать, как бы за брата заступиться. Тогда сказал: «Вот, брат, пойду по белу свету, кто-нибудь обязательно знает, как змея извести». Шел Петр по дороге, шел. И вдруг — Ангел. И ангел сказал ему по секрету — чтобы никто не знал — что змея можно одолеть Агриковым мечом. <…> Петр как взял меч, как взмахнул им, так сразу стал воином! И пошел побеждать змея».

«Петр заболел от крови змея и весь покрылся язвами. Павел с Марией послали за врачами со всего света. Те ему и язык, и горло смотрели, но не смогли вылечить. Вот так. И только один там врач вспомнил, что в Рязанской земле, в селе Ласковое, живет Феврония, и она может вылечить. И они поехали лечиться».

«Петр ехал домой и радовался, что не женился: «Ишь, чего захотела: из грязи да в князи». И как только это сказали, так у Петра опять язвы по всему телу пошли. Друзья перепугались, подбежали к Петру, а он: «Обманул я Февронию, вот и наказан за это. Везите меня к ней, если простит и вылечит, женюсь навсегда».

«По законам того времени Муромом стал править Петр… А бояре были страшно недовольны, что Петр с женой советуется. Но когда стол в палатках накрывали к обеду, у бояр слюнки текли: любят даром поесть! Феврония всех пригласила, хлеб на стол подала, а бояре как стали все со стола руками хватать! Вообще вели себя как попало. Поели, встали и без «Спасибо» ушли. Только крошки на столе остались. Феврония все крошечки собрала. А бояре это видели и сказали: «Как была нищей крестьянкой, так и осталась!».

«А боярыни вслед им дразнились. И боярыни стали драть своих мужей за бороды: «Не хотим, чтобы нами крестьянка правила!» Бояре прибежали к Петру и кричать стали: «Если хочешь быть нашим князем, возьми другую жену!..» Петр оставил свое княжество и богатство, а Февронию взял за руку и сказал, что их никогда никто не разлучит.

«А в лодке, в которой Петр и Феврония плыли, был человек с женой. Тот человек стал с княгиней заигрывать. Феврония поняла, какие-такие у него мыслишки. Подозвала его и говорит: «Зачерпни воды с этого борта». Княгиня велела ему выпить той воды. «А теперь зачерпни воды с того борта». И опять княгиня велела ему выпить той воды. «Одинакова ли вода или какая-то слаще?» «Все одна вода, госпожа». «Вот и мы, как вода. Зачем же ты, забыв о своей жене, мечтаешь о чужой?»

«Петр вдруг загрустил, потому что вспомнил, что без княжества остался. Да и без ужина тоже. Но Феврония его успокоила. «Не волнуйся, — говорит, — Бог лучше знает, кому дать чего, а у кого отобрать. Ложись-ка спать, а утром, о чем грустил, к тебе вернется». Так и случилось».

«…И они всю жизнь любили друг друга, и никогда не расставались. А когда состарились, стали монахами. И упросили Бога дать им умереть в один день. Почувствовал Петр, что умирает, стал весточки посылать Февронии, чтоб она поторопилась, а она покров вышивала для их небесного пути. И когда время пришло, ангелы забрали их в один день. Но даже смерть их не разлучила, и они до сих пор на небесах вместе».

 

Кадры из мультфильма «Сказание о Петре и Февронии».

111 Михайлова (Посашко) Валерия
рубрика: Авторы » Топ авторы »
обозреватель журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.