ПРЕПОДОБНЫЙ ИЛИЯ МУРОМСКИЙ

Богатырь под рентгеном

В нынешнем веке суперменов и человеков-пауков древние богатыри иногда кажутся такими же мифическими персонажами, как и порождения фантазии голливудских сценаристов. Все мы знаем, что в Киевской Руси жил Илья Муромец, который защищал соотечественников от разбойников и боролся с внешними врагами. Церковная традиция называет Илью святым; более того, в Киеве покоятся его останки. Но существовал ли такой человек в действительности?

А если да, то его ли останки находятся в Киеве? А может, это очередной способ церковников привлечь к себе внимание за счет канонизации самого популярного древнего русича? С этими вопросами «Фома» обратился к историкам и медикам, принимавшим участие в уникальном научном исследовании мощей в Киево-Печерской лавре.

В XIX веке историки считали Илью Муромца мифическим героем. Причины были вескими: его имя не упоминается в древнерусских летописях, а в некоторых былинах он называется «казаком», иногда даже «донским казаком», что делает такие былины настоящими сказками — ведь былинный Илья жил на Киевщине (!) в XII (!) веке.

Но в прошлом веке образ Ильи оказался более востребованным: в одной из былин богатырь ссорится с киевским князем, и поэтому советские историки усмотрели в этом доказательство извечной борьбы угнетаемого класса против господ. В результате появился фильм «Илья Муромец», который от реального портрета древнего русича далек так же, как и «Иван Грозный» Эйзенштейна от исторического Иоанна IV.

Как богатырю делали рентген

Дискуссии о том, существовал ли Илья на самом деле, могли бы продолжаться еще очень долго, если бы не научные исследования, проведенные в 1989–1992 годах в Киево-Печерской лавре. Дело в том, что в Ближних пещерах лавры среди более чем сотен мощей древних святых покоятся и останки некого «Ильи из града Мурома». Именно эти останки, вместе с десятками других, были исследованы группой ученых.

«Исследования проводились три года, и они были комплексными. В них принимали участие ученые разных специальностей. Были сотрудники Киевского медицинского института с кафедр судебной медицины, анатомии, рентгенологии, биохимии, гигиены. Разумеется, участвовали и сотрудники Института геологии Академии наук, и именно в этом институте проводилось исследование по датированию останков», — рассказывает профессор Борис Михайличенко, активный участник научного исследования мощей лаврских святых, ныне заведующий кафедрой судебной медицины Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца. Одной из главных научных сенсаций стали итоги исследования останков Ильи Муромца.

Предоставим слово Борису Валентиновичу: «Давайте вспомним былины. Там он описывается как человек богатырского телосложения. Проверяем. Длина тела, то есть рост, — 177 см. Для того периода времени это был человек высокого роста, ведь основная масса населения была ниже. Например, рост других святых из лавры — 160–165 см. Далее — на костях у мумии очень хорошо развиты так называемые бугристости. А мы знаем, что чем лучше у человека при жизни развиты мышцы, тем больше у него будут эти бугристости. То есть у него была хорошо развита мышечная система. Кроме того, при рентгенологическом исследовании в черепе были обнаружены изменения в отделе мозга, называемом “турецкое седло”. Эти изменения, характерные для акромегалии, акромегалоидного акцента. Люди в состоянии акромегалии имеют непропорционально большие части тела. Во все времена есть люди с такой симптоматикой, про них говорят — “косая сажень в плечах”, по-украински их называют “кремезні”. У них большие конечности, большая голова, то есть богатырский вид. Совпадает внешний вид с описанием из былин? Конечно!

Смотрим дальше. Согласно былинам, он 33 года лежал на печи, потом пришли какие-то калики перехожие, которые его исцелили, и он пошел защищать землю Русскую. Согласно рентгенологическим исследованиям, у него было специфическое заболевание — спондилоартроз. В описании рентгенологов указано: “уплощение тела пятого поясничного позвонка, наличие остеофитов на грудных и поясничных позвонках, а также дугообразные соединения отростков пятого и четвертого поясничных позвонков позволяют утверждать, что при жизни этот человек страдал спондилоартрозом”. По симптоматике эта болезнь похожа на радикулит, и в таком состоянии люди имеют ограниченную подвижность. В течение какого-то промежутка времени человек не двигается или частично не двигается. 33 года, о которых говорится в былинах, — скорее всего, гипербола. Но то, что он какое-то время он не двигался, — это точно. А потом пришли эти деды, судя по всему — костоправы. И тогда он поднялся. В наше время такие заболевания лечат массажами, расслабляющими процедурами, но хороший костоправ может вправить позвонки и даже вылечить человека.

И еще один аргумент — это возраст захоронения, датирующийся XI или XII веком. С учетом всех этих параметров мы вполне можем считать, что эти мощи действительно принадлежат Илье Муромцу».

Профессор Михайличенко вспоминает, что сам процесс исследования произвел на него тогда неизгладимое впечатление: «Это был уникальный научный материал, никому не приходилось работать с подобным. Кроме того, всегда считалось, что эти мощи — фальсификация, но оказалось, что былины были основаны на реальных событиях». Другой важной особенностью исследований он называет слаженную работу коллектива ученых: «Мы приходили в лавру два раза в неделю. Работалось очень легко и с воодушевлением, можно даже сказать с удовольствием», — вспоминает он.

— Думаю, что лаврские монахи сказали бы, что Печерские святые помогают вам в этом исследовании своими молитвами, — замечаю я Борису Михайловичу.

— Может быть, — отвечает он.



Мощи святого Илии Муромского, хранимые в Ближних пещерах Киево-Печерской Лавры

Фото иеродиакона Василия (Новикова)

Что правда, а что ложь?

Но даже если научно доказано, что данные останки из лавры принадлежат древнему русскому воину, откуда мы знаем, что это именно былинный Илья Муромец? И даже если это он, то, может, Церковь просто использовала популярность этого народного героя, чтобы увеличить собственный авторитет?

С точки зрения науки главным аргументом прежде всего являются исторические упоминания о том, что в Печерском монастыре хранятся мощи Ильи Муромца. Первые такие свидетельства относятся к рубежу XVI–XVII веков. Так, в изданной в 1638 году книге инока Афанасия Кальнофойского «Тератургима» среди святых Печерской обители упоминается «святой монах Илья, которого напрасно люд простой Чоботком зовет». А в путевом дневнике немецкого дипломата Эриха Лясоты, который в 1594 году посещал Киев, встречаем два других интересных замечания. Одно — о Софийском соборе: «С внешней стороны церкви была гробница Ильи Моровлина. Он был знатный герой, или, как говорят, богатырь. Рассказывают о нем много басен. Гробница эта ныне разрушена». Другое — о мощах в подземельях Печерского монастыря: «Есть также один великан или богатырь, называемый Чоботка. Говорят, что на него напало однажды много неприятелей в то время, когда он надевал сапог. И так как второпях он не мог схватить никакого другого оружия, то начал защищаться другим сапогом, которого еще не надел, и им одолел всех, от чего и получил такое прозвище». Интересно, что «настоящего великана» видел в той же пещере десятью годами ранее Лясоты купец Мартин Груневег… Причину, по которой, в отличие от Лясоты, инок Афанасий отрицает тождество Ильи и Чоботка, историки видят либо в путанице у самого Лясоты, либо в возможном перенесении мощей богатыря из Софийского собора в Печерский монастырь.

«Большое количество древних рукописей утрачено, а XVII век, когда в Украине начало бурно развиваться книгопечатание, — это своеобразный рубеж. Некоторые исторические эпизоды, не дошедшие до нас в рукописях, считаются достоверными, хотя известны из печатных книг XVII века», — говорит историк Владислав Дятлов, автор нескольких книг о православных святынях Украины, заведующий отделом «Киев подземный» Музея истории Киева. По его мнению, книги этого периода являются особенно ценными для исследования истории Печерского монастыря, где при пожаре 1718 года была утрачена огромнейшая библиотека.

В более поздние времена упоминания о мощах богатыря Ильи в киевских пещерах встречаются все чаще. И одно из них — широко известное и часто цитируемое в церковно-исторической литературе свидетельство московского священника-старообрядца Иоанна Лукьянова, оставленное в 1701 году: «Тут же видехом храбраго воина Илию Муромца в нетлении под покровом златым, ростом яко нынешних крупных людей. Рука у него левая пробита копием, язва вся знать на руке».

Однако если попробовать составить полную картину жизни богатыря по былинам, то иногда трудно отличить правду от вымысла.

«В былинах об Илье, — отмечает Дятлов, — два исторических лица слились в одно — это киевский князь Владимир Красное Солнышко и живший через столетие после него князь Владимир Мономах. Все-таки былины — это народный эпос, где реальные эпизоды с течением времени обрастают вымыслом». То же самое говорит и архимандрит Нестор (Соменок), профессор Киевской духовной академии и семинарии, председатель Церковно-исторического общества имени преподобного Нестора Летописца: «Сначала была традиция почитания, потом народные былины и литературный вымысел. Народ всегда хочет иметь героев».

Историк XIX века В. Ф. Миллер, например, предполагал, что Соловей-разбойник был обыкновенным бандитом, получившим свою кличку за умение хорошо свистеть, и только народный эпос присваивает его свисту силу урагана. Тот же историк приводит объяснение странному эпизоду в некоторых былинах о богатыре: когда Илья, разгневавшись на князя, якобы стреляет по церковным куполам. Миллер обращает внимание на то, что во время осады Новгорода в XII веке один из князей, стреляя в осажденный город, попал в икону. Стрелявший назван в летописи «Муромцем», то есть родом из города Мурома. Из этого ученый предполагает, что одинаковое прозвище перешло из летописей в народные сказания о древнем богатыре. Современные же историки считают, что именно этот эпизод, как и множество других вымыслов, послужил веским препятствием для составления канонического жития Ильи.

«Судя по тому, что до XIX века сохранялась деревянная доска для внесения гравированного изображения святого Илии в печатный “Киево-Печерский патерик”, лаврские иноки еще в XVII веке предполагали составить житие подвижника. Но гравюра так и не вошла в книгу: вероятно, столкнувшись со скудостью надежных известий, иноки отложили составление жития до будущих времен», — считает Владислав Дятлов.

Другими словами, почитание Ильи как святого началось в позднее Средневековье, когда Церковь имела огромнейшее влияние на население и не нуждалась в народных героях в числе своих святых. Поэтому незачем было усиливать свое влияние, если оно и так велико.

Откуда родом Муромец?



В древних книгах Илья называется по-разному: то Муромцем, то Муравленином, то Муровлином. Кандидат географических наук Сергей Хведченя, написавший книгу об Илье Муромце, объясняет разницу в прозвищах святого богатыря тем, что Илья на самом деле родом не из Мурома, а из Черниговского княжества — из города Моровийска (который впервые упоминается в летописях в 1139 году). Кстати, в Козелецком районе нынешней Черниговской области и сегодня существует село Моровск. Сергей Хведченя напоминает, что в некоторых былинах Илья слушает заутреню в церкви родного города, а вечерню — в стольном граде Киеве. Расстояние от нынешнего Моровска до Киева — примерно 90 километров, тогда как от Мурома — около 1 500 километров. По этой логике, Илья, скорее всего, родился на территории современной Черниговской области.

Однако такая гипотеза о родине Ильи разделяется далеко не всеми историками. Хведченя по этому поводу замечает: честь быть родиной нашего Геракла оспаривается разными городами, как и в случае с самим греческим героем.



Русский лубок XIX века

Научная датировка возраста Ильи Муромца

По словам профессора Михайличенко, датировка останков была осуществлена с помощью аминокислотного анализа: «У живых людей аминокислоты находятся в L-форме, а как только наступает смерть, L-форма переходит в D-форму — это явление называется аминокислотной рацимизацией. Чем больше времени прошло после наступления смерти, тем больше в объекте будет D-форм и меньше L-форм. По коэффициенту соотношения сравнивают указанные формы аминокислот и по специальной таблице определяется давность объекта. Этот общепризнанный метод широко используется во всем мире.

Радиоуглеродный метод в данной ситуации не подходит. Для него нужно несколько сот граммов костей, которые нужно озолить, что есть сначала сжечь. А потом уже из золы выделяют радиоактивный углерод, определяют его количество и давность объекта. В нашей ситуации мы не могли объекты озолять, ведь их нужно было сохранить, а не сжигать. А для аминокислотного метода нужно 50 миллиграммов материи. Датировка мощей Ильи Муромца показала, что этот человек жил в XI или XII веке».



Смерть героя

Многое в жизни Ильи Муромца до сих пор остается загадкой. К примеру, очень трудно определить точные годы жизни древнерусского героя. Согласно свидетельству Афанасия Кальнофойского, Муромец умер за 450 лет до того, как Афанасий в 1638 году издал свою книгу. Поэтому историки просто отняли от 1638 года 450 лет и получили 1188 год. Если эта дата правдива, то о каком тогда князе Владимире упоминают былины, ведь Владимир Креститель умер в 1015 году, а Владимир Мономах — в 1125 году?

Остаются открытыми и многие другие вопросы. Более точно можно говорить не о жизни богатыря, а о его смерти. Профессор Михайличенко считает, что Илья умер во время боя. «У него рана в области проекции сердца, проникающая в грудную полость. Скорее всего, он умер от этой раны. Кроме того, у него была переломана правая ключица. Сломаны также были второе и третье ребро, рентгенологи нашли костные мозоли. То есть эти переломы были получены еще при жизни, в каких-то боях, а потом зажили. Именно в таких случаях образовываются костные мозоли. Хорошо видно рану на ладони, судя по всему, тоже от какого-то холодного оружия — плоско-колющего предмета».

Скудость достоверных сведений никогда не была основанием скептицизма Церкви относительно того или иного святого.

«Бывает, что о святом подвижнике до нас доходят скупые сведения. Но вместе с ними мы наследуем из прошлого традицию почитания данного угодника Божия, отраженную в памятниках письменности. При этом мы осознаем, что современники рождения традиции располагали более подробными данными о подвижнике и не сомневались в обоснованности почитания», — объясняет Владислав Дятлов. Так и произошло с Ильей Муромцем — традиция появилась раньше научного объяснения. Но наука в итоге лишь доказала традицию.

Это мнение разделяет и архимандрит Нестор (Соменок): «В древности была традиция почитания святого Ильи Муромца. А житий не было у многих древних святых, в частности, и у митрополита Илариона, автора “Слова о законе и благодати”».

Кроме того, серьезным аргументом в пользу святости является и сам факт того, что мощи Ильи покоились в лаврских пещерах, где обычно не хоронили воинов, какими бы выдающимися ни были их заслуги перед отечеством. «То, что он ушел в монастырь, говорит о том, что Илью уже не связывало его героическое прошлое. Его душа оказалась сильнее его богатырского тела», — говорит архимандрит Нестор.

Но самым главным итогом проведенных исследований историки считают развенчание мифа о том, что Церковь якобы использует авторитет народного героя. «Долго считалось, что эти мощи — результат сознательной или несознательной ошибки, а тут именно наука доказывает правдивость древней традиции», — вспоминает Владислав Дятлов первые впечатления ученых после работы в лаврских пещерах. Их удивление вызвали не только научные данные о мощах Ильи Муромца, но и химический анализ мира, истекающего из глав святых мучеников, которые хранятся в Дальних пещерах. Но это уже совсем другая история…

Илл. в анонсе статьи — реконструкция по методу академика Герасимова лица святого Илии Муромского, выполненная С. А. Никитиным в Центре идентификационной экспертизы при Бюро главной судебно-медицинской экспертизы России. Фото "РИА Новости"

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.