Он стал тринадцатым…

Святой апостол Павел

Его отец был евреем. Зажиточный и предприимчивый, он прекрасно понимал, что деньги, сколько бы их ни звенело в кошельке, решают далеко не все и не всегда. Заботясь о будущем своей семьи, этот человек за огромную взятку купил римское гражданство и ценой больших усилий выбился в элиту родного Тарса — города на средиземноморском побережье Малой Азии. Когда в его семье родился мальчик, умный бизнесмен твердо решил сделать все возможное, чтобы его отпрыск смог занять важный государственный пост. И едва над губами у юноши начал пробиваться первый пушок, он был зачислен в самое престижное еврейское учебное заведение на Ближнем Востоке того времени — раввинскую школу в Иерусалиме.

Представитель золотой молодежи и, как сейчас бы сказали, мальчик-мажор, этот человек к двадцати годам стал лучшим среди воспитанников иудейской академии. Он в совершенстве знал культуру и верования своего народа, блестяще владел еврейским, греческим и латынью, великолепно ориентировался в тонкостях богословия и философии. Перед ним были открыты широкие перспективы. Стоило только сделать небольшое усилие — и карьерный рост ему был бы обеспечен. Но Бог распорядился иначе — однажды на пыльной дороге из Иерусалима в Дамаск молодому человеку явился Христос, после чего в его душе происходит переворот, и он резко изменяет свою жизнь. В конечном итоге ему все-таки удалось достичь столицы Империи. Однако уже не в качестве кандидата на высокую должность, а в качестве величайшего проповедника и бесстрашного мученика. Мы знаем этого человека как апостола Павла.

Апостол Павел. Икона. Начало XV века. Третьяковская Галерея

Саул (а именно так назвали Павла при обрезании) был учеником Гамалиила — виднейшего раввина * своего времени. Новый Завет не содержит прямых указаний о том, что будущий апостол знал Христа до Его Воскресения, однако трудно представить, чтобы он ни разу не слышал об Иисусе из Назарета. Иное дело — иудейская среда практически сразу выработала негативное отношение к Спасителю, и существовал прямой запрет вступать с «Галилеянином» в любой контакт. Павел вряд ли смел ослушаться своих наставников, да и сама его религиозность не позволяла ему признать Мессию в распятом бродячем Проповеднике.

И все же, своеобразная почва для принятия Саулом христианства была подготовлена именно в юности. Его учитель, формально принадлежавший к высшим кругам иудейского общества и ревностно относившийся к фарисейской традиции, симпатизировал Иисусу. Во всяком случае, вопреки своим собратьям, Гамалиил никогда не позволял себе никаких отрицательных отзывов о Христе и Его последователях, а когда законники впервые арестовали апостолов, старик предложил отпустить их с миром.

— Если это дело от людей, то оно разрушится; а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богоборцами, — таков был ответ мудрого Гамалиила на обвинения в адрес апостолов. Видя такое отношение учителя, Павел впервые столкнулся с очень серьезной проблемой.

С одной стороны, вся традиция Ветхого Завета говорила о том, что Спаситель рано или поздно придет в мир и положит здесь основание Царства Божьего — начало новой твари, которая окончательно явится в день победы над грехом, смертью и дьяволом. Всей душой, как и тысячи своих соплеменников, Павел верил в грядущего Мессию и чаял Его пришествия. Но, с другой стороны, долгие годы обучения в раввинской среде сделало молодого человека убежденным сторонником понимания Спасителя как земного владыки, Чье царство будет представлять собою вполне конкретное государство с конкретной целью — покорение всех остальных народов планеты. Вообразить себе иного Христа ни большинство иудейских законников, ни сам Саул, никак не могли.

Впервые конфликт между двумя мессианскими воззрениями возник в сознании будущего  апостола, когда он, уже будучи выпускником академии, стал свидетелем мученической смерти Стефана — одного из активных иерусалимских христиан. Того как раз привели на публичный допрос. Стефан, отвечая на все предъявляемые обвинения, последовательно доказывал, что распятый несколько лет назад иудеями Иисус и есть Помазанник Божий. Собравшиеся были настолько разгневаны словами Стефана, что не дождались окончательного приговора, поволокли обвиняемого за город и там забили камнями. В этой обезумевшей толпе находился и Павел. Смерть Стефана он полностью одобрял, и сам бы с радостью швырнул камень в его сторону, но не мог этого сделать — ему как раз поручили стеречь одежду те, кто взялся расправляться с мучеником **.

И все же в тот момент, когда орущая толпа добивала беззащитного христианина, сердце Саула дрогнуло. Он хорошо знал убиваемого человека, ведь тот был его соучеником по раввинской академии. Мало того — Стефан приходился ему дальним родственником. Павел знал его замечательные умственные способности, блестящую логику и феноменальную память. Стефан не был фанатиком, а раз так — то и вера его во Христа Иисуса являлась чем-то иным, нежели просто слепая уверенность. Стефан твердо знал — ради Кого он умирает. Павел все это понимал. И, тем не менее, все же стал гонителем христиан.

Горя желанием поскорее разделаться с «галилейскими еретиками», Павел использует свое положение, добивается членства в Синедрионе — высшем судебном органе Иудеи — и выбивает решение о начале широкомасштабной чистки иудейских общин от христиан по всей Палестине. Сам он стал главным следователем и экспертом, который выносил вердикт — христианин ли подозреваемый человек, или же правоверный иудей. Для рассмотрения одного дела Саулу хватало всего нескольких фраз — он в два счета мог разоблачить представителя любой известной тогда религии. И разоблачал — массово, безжалостно и хладнокровно. При этом самому ему не доводилось убивать — он всего лишь доказывал вину. Но прекрасно знал, какая страшная смерть ждала подсудимых. Павел не жалел никого. По его приговору было замучено множество людей, а он шел все дальше. И вот, во время очередного рейда с ним произошло событие, которое вовсе не входило в его планы, однако круто изменило всю его последующую жизнь.

Получив донос, что в Дамаске существует крупная подпольная община христиан-иудеев, Саул вместе с отрядом верных людей направился в этот город. На полпути Павел увидел перед собою свет, который становился всё сильнее и в итоге ослепил его. Он упал с коня, и, едва придя в себя от случившегося, услышал голос:

— Саул! Зачем ты гонишь Меня?

Цепенея от ужаса и пытаясь понять, что же с ним происходит, молодой человек воскликнул:

— Кто Ты?

— Я Иисус, которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рогатины.

Павел моментально все понял — и Кто именно с ним говорит, и что именно хотел Он от него. Гонитель христиан один на один встретился с Тем, Кого считал самозванцем и лжемессией. Во Христе он наконец увидел Того Самого Бога, в которого верил всем своим естеством. В этот момент Саул почувствовал всем сердцем, что вся его прошлая жизнь перечеркнута навсегда, и что теперь он должен идти только в одном направлении — туда, куда ему укажет Христос. Через секунду бывший гонитель с твердой решимостью спросил:

— Господи, что повелишь мне делать?

— Встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе надобно делать.

После этих слов голос умолк. Сопровождавшие люди не видели ничего, но из услышанного диалога было ясно, что произошло нечто очень важное. Выяснилось вдобавок, что Саул ослеп. Это еще больше смутило провожатых, но тот отдал приказ везти его в Дамаск…

Лидером дамасских христиан был Анания. Той же ночью ему явился Христос с повелением крестить Павла. Сначала Анания боялся, ведь Саул мог оказаться предателем, сегодня приняв Крещение и войдя в доверие христиан, а завтра — выдавая ордеры на их арест. Но Господь успокоил Ананию — Он  знал, что Павел навсегда стал Его последователем и уже не сойдет с верного пути.

После принятия Крещения бывший гонитель снова стал видеть. При этом Господь вернул ему не только физическое, но и духовное зрение. Теперь будущий апостол обрел то, чего так тщательно искал всю жизнь — Истину. Некоторые исследователи полагают, что обращение в евангельскую веру кардинально изменило Павла, но это не совсем так: сам Павел остался тем же. Та же жажда истины, та же пламенная вера, тот же острый ум, та же тонкая духовная интуиция. Он так и остался максималистом. Изменился лишь вектор этого максимализма — вместо следования фарисейской традиции Саул теперь был верен Христу. И вовсе не из-за страха перед Его могуществом, а потому что именно в Нем он нашел наконец Того, с Кем чаяла встретиться его душа.

Апостольское служение Саула началось среди иудеев. И практически всегда, даже когда его проповедь была адресована уже исключительно язычникам, он не отвергал своих собратьев по крови. Ведь именно с этим народом Бог заключил Ветхий Завет, сделав его хранителем истинной религии. До самого последнего вздоха Павел болел о каждом иудее и радовался, если его соотечественник принимал Христа. Потому что только в Иисусе Назарянине вся традиция Древнего Израиля находила свое завершение и конечную цель.

Однако большинство жителей Палестины, и членов диаспоры практически сразу невзлюбили бывшего раввина. Что, в общем, было не удивительно: ведь теперь он говорил им такие вещи, которые и сам некогда почитал богохульными. Например, то, что после Воскресения Спасителя внешние постановления Закона не имеют смысла. Что подлинный смысл жизни заключается только во Христе. Что поклонение Всевышнему — настоящее и полноценное — не может быть связано исключительно с одним лишь Иерусалимским Храмом. По мысли апостола, после принесения Крестной Жертвы на Голгофе отношения Бога и человека обретают совсем иной характер, и теперь отпадает всякая необходимость в каком-либо едином централизованном месте поклонения. Проповедь Павла — это проповедь свободы во Христе Иисусе, которая скрепляется только любовью — Бога к человеку и человека к Богу.

Собратья в большинстве случаев гнали Павла из синагог, и редко когда пламенного проповедника выпроваживали без улюлюканий и побоев. Отвергнутый иудеями, апостол шел к иноплеменникам. С ними тоже было сложно вести диалог — главная проблема состояла в том, что языческое сознание ставило непроходимую стену между Богом и человеком, поэтому проповедь о Воплотившемся и Воскресшем Боге казалась очень многим слушателям безумием. К тому же большинство нравственных постулатов Саула шли вразрез с общепринятыми античными нормами, и это приводило к частым конфликтам апостола с имперскими чиновниками, видевшими в нем возмутителя общественного спокойствия. Но, несмотря на все трудности, Павел не отступал. Ни телесная слабость, ни побои, ни аресты, ни прочие испытания не смогли остановить его.

Апостол побывал практически во всех крупных городах тогдашнего цивилизованного мира. Он основывал новые общины и укреплял старые. Его сохранившиеся письма и послания занимают после Евангелий первое место в Новом Завете. В известном смысле, трудами этого человека было впервые сформулировано вероучение Церкви. Павел, хоть и никогда не ходил вместе с Иисусом в дни Его земной жизни, смог каждой своей клеточкой прочувствовать всю суть проповеди Спасителя и передать ее в своих трудах. Притом — передать ее в чем-то даже лучше и глубже, чем это сделали другие апостолы.

Дважды великий проповедник представал перед судом императора Рима. Сначала — по навету иудеев, затем — по обвинению язычников. Первый раз он был оправдан, и это позволило ему с удвоенной силой заняться проповедью в западных частях Империи. Второй же суд кесаря окончился обвинительным приговором — Павла осудили на смертную казнь. По преданию, причиной ареста стали два события. Во-первых, он перешел дорогу одному влиятельному жрецу по имени Симон. Во-вторых, апостол обратил в христианство двух наложниц самого императора Нерона.

Последнее обстоятельство и стало решающим: в 67 году Павла казнили через обезглавливание. Ему грозила крестная смерть, как и многим другим христианам. Но поскольку проповедник был римским гражданином, согласно закону его умертвили более благородным способом. На момент кончины апостолу было около 60 лет. Его похоронили недалеко от места казни — за южными городскими стенами Рима. Позднее здесь была построена базилика, которая в своих основных чертах дошла до наших дней — Сан-Паоло-фуори-ле-Мура (собор святого Павла «за стенами»). Каждый, кто попадет в этот грандиозный храм, может и сегодня увидеть гробницу этого великого апостола, чьи труды перевернули весь мир — бывшего врага Церкви, ставшего одним из самых верных ее чад.


* В Ветхом Завете и современном традиционном иудаизме раввин — это человек, который в совершенстве знает Писание и Закон, может их истолковывать и имеет право высказывать авторитетные суждения по тем или иным религиозным вопросам. При этом раввин не является священником — во времена Иерусалимского Храма священнодейства совершала особая группа людей, а в современном иудаизме священство как таковое отсутствует.

** Участники побивания снимали с себя верхнюю одежду, чтобы легче было метать камни в жертву. Поскольку в одежде часто хранились деньги, она была желанной добычей мелких воришек. Стеречь снятые накидки и пояса поручали либо старикам, либо молодым людям.

moiseenkov-nev МОИСЕЕНКОВ Александр
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.