«Но если и можешь стать свободным, еще больше поработи себя»

"Толковый словарь" с Юрием Пущаевым

Андрей Десницкий в своей статье «Как перевести совет апостола Павла» разбирает одно из очень трудных для понимания мест из апостольских посланий. Действительно, отрывок этот причинил немало проблем переводчикам Нового Завета и породил заметную разноголосицу и споры в его толкований. Это 21 стих из седьмой главы Первого послания к Коринфянам апостола Павла.

Вот оригинальный древнегреческий текст:

δοῦλος ἐκλήθης; μή σοι μελέτω· ἀλλ’ εἰ καὶ δύνασαι ἐλεύθερος γενέσθαι, μᾶλλον χρῆσαι.

Андрей Десницкий в своей статье приводит четыре различных русских перевода, которые по разному трактуют этот фрагмент:

«Церковнославянский: “Раб ли призван был еси? да не печалишися; но аще и можеши свободен быти, больше поработи себе”.

Синодальный: “Рабом ли ты призван, не смущайся; но если и можешь сделаться свободным, то лучшим воспользуйся”.

Под редакцией епископа Кассиана: “Рабом ли ты призван, – не беспокойся, но если и можешь сделаться свободным, лучше воспользуйся”.

Под редакцией М.П. Кулакова: “Был ли ты рабом, когда призвал тебя Бог? Пусть это тебя не тревожит. Если же представится возможность стать свободным, воспользуйся этим наилучшим образом”, и другой вариант перевода дан в примечании: “лучше используй свое нынешнее положение”».

Вся трудность 21-стиха для перевода – в заключительных словах μᾶλλον χρῆσαι. Над ними и бьются переводчики и истолкователи. Наречие μᾶλλον переводится как «больше» или «лучше». Глагол  χρῆσαι – это повелительная форма 2-го лица единственного числа глагола χράομαι – «пользоваться чем-либо», «предаваться чему-либо», «заниматься чем-либо». Дословно выражение μᾶλλον χρῆσαι означает больше или лучше используй что-либо или займись чем-либо. И, как оправданно пишет Андрей Десницкий, его можно переводить по-разному: «”лучше воспользуйся”», “лучшим воспользуйся” или даже “больше поработись”».  

Десницкий задает следующий вопрос:

«Что конкретно советует Павел рабам, которым выпала возможность освободиться: еще больше себя поработить ради смирения (так в церковнославянском) или воспользоваться этой замечательной возможностью (так у Кассиана)? А может быть, как в Синодальном, он предлагает им самим выбирать, как будет лучше?»

Сам автор считает, что апостол Павел скорее призывает рабов становится свободными, раз представилась такая возможность. В пользу этого, по мысли Десницкого, говорит, во-первых, лексика и грамматика фразы: союз «но» подразумевает контраст раб – свободный, а форма глагола – однократное действие: «Воспользоваться возможностью освобождения можно только один раз, а вот «еще больше порабощать себя»… явно придется изо дня в день, всю оставшуюся жизнь».

И тут я рискну поспорить с Андреем Десницким. Лично мне более предпочтительным кажется первый, церковнославянский вариант перевода, когда дается совет поработить себя еще больше. Дело в том, что, на мой взгляд, он лучше согласуется с окружающими 21-ый стих другими стихами, со смыслом этого фрагмента седьмой главы Послания в целом.

Мы здесь видим, что апостол Павел здесь, во-первых, призывает каждого в его служении Богу оставаться в таком звании, в котором он находится теперь:

«Только каждый поступай так, как Бог ему определил, и каждый, как Господь призвал. Так я повелеваю по всем церквам. Призван ли кто обрезанным, не скрывайся; призван ли кто необрезанным, не обрезывайся. Обрезание ничто и необрезание ничто, но все в соблюдении заповедей Божиих. Каждый оставайся в том звании, в котором призван» (1 Кор. 7. 17–21).  

Логично продолжить этот ряд: в служении Богу и свобода или рабство, взятые в их наличном социальном измерении такое же ничто, как обрезание или необрезание. С другой стороны, мы знаем, какую важнейшую роль Церковь сыграла в отмене рабства. Без христианства уничтожение этого социального института вряд ли было бы возможно. И Павел поэтому неслучайно говорит дальше, что «но если и можешь сделаться свободным…». Он действительно этим «но» отличает свободу от рабства. Для него тоже очевидно, что свободным быть в общем-то лучше, чем рабом. Другое дело, что он далее, на мой взгляд, высказывает по смыслу гораздо более интересное и неожиданное с точки зрения здравого смысла суждение, чем просто пожелание стать свободным. На мой взгляд, он говорит следующее в словах μᾶλλον χρῆσαι: если ты и стал свободным, еще больше поработи себя в служении Богу.

Действительно, посмотрите на заключительные слова этого фрагмента апостольского послания: «Ибо раб, призванный в Господе, есть свободный Господа; равно и призванный свободным есть раб Христов. Вы куплены дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков. В каком звании кто призван, братия, в том каждый и оставайся пред Богом» (1 Кор. 7. 22–24).

И тогда слова μᾶλλον χρῆσαι можно истолковывать и переводить как «еще больше предайся» или «еще больше займись» – чем? Тем, что названо в 19-м стихе: исполнением заповедей Божиих: «Обрезание ничто и необрезание ничто, но все в соблюдении заповедей Божиих».

В этом случае мы имеем парадоксальное, но глубоко верное суждение: если ты и стал свободным в социальном плане, то поработи себя Господу – зачем? Чтобы стать еще более свободным, потому что только послушание Богу и его заповедям позволяет не быть «рабами человеков», т.е. обрести истинную свободу. А возможность послушания Божиим заповедям имеют все: и рабы, и свободные. Также и свободный, поверив в Христа, должен стать рабом Христовым.

Такова диалектика христианства. В другом месте апостол Павел говорит: «Во Христе нет ни эллина, ни иудея, ни раба, ни свободного, нет мужчины и женщины» (Гал. 3.27– 28). С одной стороны, Павел не отменяет реальных различий между эллинами и иудеями, мужчинами и женщинами, свободными и рабами. С другой стороны, он призывает их, оставаясь в их звании такими, какими призвал их Господь, стать рабами Божиими. И – тем самым – одновременно свободными людьми, потому что только служение Богу дает подлинную свободу, возможность не быть «рабами человеков». 

pushaev ПУЩАЕВ Юрий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Январь 27, 2014 21:50

    Короче, все понятно: раб не должен становиться свободным (в социальном плане).
    А если все же освободился, значит, согрешил? Или как?

  • Январь 28, 2014 19:03

    Допустим, раб сбежал от жестокого хозяина. Он что, согрешил этим?
    Вспоминается начальный эпизод из первой советской экранизации «Тома Сойера» 1936 года (пусть и крайне неудачной). Когда ловят беглого негра, хозяин ханжески-лицемерно говорит ему: «Что же ты наделал? Ведь ты погубил свою бессмертную душу!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.