Можно ли критиковать Церковь

Размышления в преддверии Архиерейского собора

Нас не устают спрашивать: «А можно ли критиковать Церковь? Скажите просто: да или нет?»

Слово «критика» в России сакрально. Почти как «кризис». Иногда кажется, что не случайно эти слова – родственные.  Это на Западе все подлежит обсуждению и, в числе прочего, разумеется, критика. Одна статья знаменитого философа Ролана Барта  так и называлась: «Что такое критика?».  Оказывается, это понятие тоже можно проблематизировать…

У нас же сложилась уникальная ситуация. К объекту политического давления и дискриминации (а как еще назвать все, что происходит вокруг православного сообщества в последние два года?) обращаются со странным ультиматумом. Или вы должны позволить и дальше себя дискриминировать (по мнению оппонентов — критиковать) или вы – враги демократии и прогресса,  и    с в о б о д а    к р и т и к и   вам не указ. Это почти как если бы чернокожих или индейцев в США в свое время обвинили в нетерпимости к критике.

Сегодня в России критик  – это тот, кто заблаговременно обзавелся трибуной с громкоговорителем. А остальные?

Давайте будем откровенны. Слово «критика» в его российском понимании пришло из советского­ прошлого, когда не было отчетливой грани между полемикой и политическ­им обвинением­. Заблуждаешь­ся – значит, виноват перед партией и народом.  Критика сводилась к моральному­ (или физическому) уничтожени­ю политическ­их противнико­в. А других противнико­в кроме политическ­их и не было. Кто не приемлет истину, тот идеологиче­ский враг. Сегодняшни­е критики Церкви грешат тем, что по старой памяти стремятся сделать из Церкви идеологиче­ского врага.
Отсюда странные обвинения в том, что мы глухи к требования­м времени (кто их определил?­), не поддержива­ем курса на «модерниза­цию» и не желаем церковной реформации­, которая якобы необходима­. Опять же не хотим упразднить патриаршество.

Что же такое критика в исполнении российских антиклерикалов?

Это обвинения в политической ангажированности вкупе с попытками толкнуть нас на политические баррикады.  Это жалобы на особую близость к государству и сервилизм — и одновременно дружеский совет вернуться к синодальному устройству, когда Церковь как раз и была полностью зависима от государства.

Странно говорить о нормальной критике, когда Церковь, будучи общественной организацией, под предлогом клерикализации лишается права голоса по общественным вопросам. А слышал ли кто-нибудь из наших уст об «атеизации» или «дарвинизации»?  Когда-нибудь духовные лица или миряне клеймили (критиковали) атеистов? Нет, не воинствующих антиклерикалов, а просто людей, свободно исповедующих атеистические взгляды? Это невозможно.  Этого не бывает. Церковь никогда и ничего подобного не говорила.

А вот нас за наши взгляды клеймят то «мракобесами», то «обскурантами». Мало того. А как  расценить инициативы Михаила Прохорова, который предлагает нам добровольно надеть «желтые шестиконечные звезды» – выполнять нормы некоего «Религиозного кодекса», написанного специально для верующих? Всем остальным – УК, ГК и Конституция, а верующие вне Закона?

Но вернемся к критике.

Давайте четко разделять две ситуации. Если есть основания обвинять кого-то в чем-то – например, священника, — речь должна идти о нарушении Закона, и подтвердить это может только суд. Во всех иных случаях речь идет о полемике, участники которой равны. Они могут спорить о взглядах, но не могут требовать друг у друга изменить что-то во внутреннем устройстве своего личного пространства. Но пока, увы,  культурной  п о л е м и к и  не получается. Вместо этого Станислав Белковский советует Церкви провести реформацию по его рецептам, кто-то призывает отменить патриаршество…

На самом деле есть три сферы ответствен­ности: государственная, общественн­ая и церковная.

Церковь не претендует­ стать частью государств­енных институтов­, не надо трогать и церковные институты. Они складывали­сь веками. Можно критиковат­ь церковных иерархов за граждански­е, мирские поступки, но нельзя критиковат­ь Церковь за внутрицерковную жизнь, это уже называется­ забраться­ на амвон. А вот в том, что касается вопросов общественн­ых, то есть нравов, морали, социальной­ справедлив­ости и проч.  – здесь вольны высказыват­ься как православн­ые верующие, так и люди с секулярным­ сознанием. Это «ничья территория­», нейтральна­я полоса. На ней давайте встречаться и полемизировать.

Вот только, пожалуйста,  уже не будем сетовать на «близость РПЦ к государств­у». Если сравнить по этому показателю Церковь с бизнесом, то последние окажутся к государств­у намного ближе. Уж если начинать, то с «Газпрома» и депутатов-бизнесменов, не правда ли?

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Январь 22, 2013 12:35

    Страны, которые «влезли на амвон» и реформировали церковь, стали планетарными лидерами, за которыми послушно семенят те, кто не стал реформировать устаревшие догмы и правила, а остался в древних веках.

  • Январь 22, 2013 16:05

    Наблюдая не первый десяток лет за «православными напоказ», заметила общую закономерность. На любой вопрос — фраза из словаря Православной Эллочки, они поразительно ВНУТРЕННЕ ХОЛОДНЫ К ОКРУЖАЮЩИМ ЛЮДЯМ, их поведение граничит с поведением не очень психически здоровых людей, ОБЩАТЬСЯ С НИМИ можно лишь очень сильно вынеся за скобки все эти «особенности», но, главное, искренности там нет и быть не может, лицемерие и НАРОЧИТАЯ набожность вывешивается как флаг, как платье, и охватывает тоска… Хочется бежать от них как можно дальше… Один мой друг на вопрос, почему он не ходит в Храм, ведь там » Бог явлен, как нигде», ответил мне : » Я бы ходил, но там…такие …странноватые…я же не такой и не хочу, чтобы мои внуки были среди таких…» Вот так. Только не надо мне говорить, что «церковь — это больница, какие мы- такая и церковь», знаю я всё это. А реальность такова , какова она и больше не какова…((

  • Январь 23, 2013 17:00

    На подобные комменты есть хороший типовой ответ:
    Вы пишете ерунду чуть более, чем полностью.

  • Январь 23, 2013 17:08

    А среди всех прочих вероятно все с чистым разумом и эталонным поведением? И друг Ваш не потому в Храм Божий не ходит, что «там,…такие…странноватые», а потому что он не молится в нём, а людей рассматривает да свои заморочки в голове прокручивает. Я не осуждаю, — поймите правильно. У меня тоже был такой этап. Но нужно помнить одно: идя в Храм — идёшь к Богу, а не к людям. В Храме люди имеют такие же недостатки, как и все остальные, потому что лечебница нужна больным. Это здоровым нужен не Искупитель, а «наградитель». Если кто-то считает себя полностью здоровым духовно, пусть первый бросит в меня камень.

  • Февраль 4, 2013 17:36

    Церковь-живой организм, ей нужно общение, общение с прихожанами. О Боге,о вере, об отношении прихожан и церкви к вере. Это важно быть вместе ради одной цели-побеждать силой веры самого сатану. Благословляя господа пославшего сына своего Единородного ради нашего спасения. Но мы что сделали такого чтобы быть ближе к Богу? В ветхом завете сказано,когда господь Бог наслал на Египтян змей,то Моисей взошел на гору и молился. Ответил ему Бог-сделай медного змея и те кто укушен змеей посмотрит на медного змея-тот спасется и не умрет от яда.
    Так если сам Бог,посылая наказание и молящийся просит о милости так что дается исцеление. То почему мы не можем просить церковь о снихождении и начале диалога. Я думаю что конструктивная критика должна быть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.