Крымск, ТВ и сеть (+ АУДИО)

Владимир Берхин побывал в Крымске и сравнил это с тем, что увидел прежде в Сети и на телевидении.

 Если смотреть из Москвы через телевизор, то Крымск представляется местом, где что-то случилось, паникёры устроили панику, местные власти проявили недостаточное рвение,  но приехал Путин и всё быстро поправил. Было, конечно, «не айс», но привлечение дополнительных сил МЧС и военных решило проблему, а казачество быстро и жёстко разобралось с провокаторами.

Если смотреть из Москвы через интернет, то Крымск выглядит зоной сплошного бедствия, где по разрушенным улицам ходят в респираторах волонтёры-герои и раздают воду и одежду, зачем-то и о чем-то врет губернатор Ткачёв

и где-то вокруг обретаются местные жители, у которых не осталось вообще ничего. А сам город Крымск кажется более не существующим городом.

Особенно это заметно по новостям.  Разве что новости официальных сайтов выделяются своей интонацией, в точности повторяющей телевизор. Их внимание направлено на официальные лица и их действия.

В блогах волонтёрских групп, если смотреть на каждый изолированно, картина следующая: героические люди с поддержкой из того или иного населённого пункта более или менее энергично и самоотверженно борются с чужой бедой, а иногда – с местной администрацией, посреди сплошного бедствия. Тексты посвящены рассказам об окружающих ужасах, человеческом героизме и сволочизме, степени разрушений, трудностям и успехам восстановительных работ. Пишут в основном про беду и свою помощь. Окружающие волонтёрские группы, как правило, просто не замечаются, что отражает ситуацию на местности: каждая группа действует и пишет так, словно она тут единственная. Даже зная друг о друге, никаких попыток скоординироваться они не предпринимают. В лагере краснодарских джиперов никто не пытался выйти на связь с другими группами, не заметил таких попыток и о. Дмитрий Свердлов, побывав в церковном штабе. К слову, об этой же проблеме недавно говорил и владыка Пантелеимон (Шатов).

При этом все нормально, результативно работали.

Это просто описание. Всё, что там пишется волонтёрами о себе – правда. Бедствие и правда чрезвычайно масштабное, жители и правда крайне обездолены, а

самоотверженность волонтёров вызывает искреннее уважение и подозрение в том, что сам-то я живу в значительной степени зря.

Волонтёры пашут изо всех сил, помощь их абсолютно реальна и более чем необходима, а палки в колёса администрация вставляет порою весьма неиллюзорные.

Пользуясь случаем – искреннее спасибо и мой низкий поклон всем, кто решился потратить своё время, силы или деньги на помощь пострадавшим. Вы поступили очень достойно, какой бы ни была мотивация.

Просто это не вся правда.

В действительности значительная часть собственно города Крымска не была затоплена. Можно проехать город из конца в конец и почти не заметить пострадавшие дома. В незатопленной части жизнь идёт как и шла: работают магазины, расслабляется с пивком молодёжь, гуляют голоногие девочки. Люди ходят на работу.

Кроме пробок от обилия тяжёлой техники, всё кажется совершено обычным. Будто нету никакой беды. Прямая противоположность сети.

Интернет, как и телевидение, как и пресса вообще, работает как прожектор – высвечивая из всего многообразия жизни интересный кусок, он погружает окрестности в ещё более непроглядную тьму, и человеческий мозг домысливает неосвещенные участки по аналогии с теми, которые видно. Сетевая реальность ярче и однозначнее, чем жизнь. Здесь все — конкуренты в борьбе за читательский интерес, а потому краски всегда ярче, намёки многозначительнее, а любая проблема имеет бОльшее значение, чем в скучном оффлайне, где всё самое важное совершается потихоньку и не под взглядом телекамер.

Так при взгляде через призму фейсбука иногда кажется, что в стране как никогда ранее высок уровень античтототам, а проблема тырдырдыр – главная проблема российской современности.

Что Х, Y и ещё парочка персонажей «полностью потеряли авторитет», зато влияние A, B и C необыкновенно велико.

Это лечится простым погружением в реальные проблемы. Очень быстро оказывается, что авторитет утрачен в среде из 50 человек, в которой он и до того не был высок, а наработанное влияние измеряется исключительно ретвитами. И проблема тырдырдыр вообще не более чем локальная новость, не имеющая измерения за пределами сети и не способная сподвигнуть на поднятие кормы с офисного кресла практически никого.

А также, что пострадал не только город Крымск, и что помощь требуется в станице Нижнебаканской ну никак не меньше. 

Фото Владимира Ештокина. 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.