«Когда я посмотрела на дочь, у меня все перевернулось — неужели я могла сделать аборт?»

Как Церковь помогает женщинам

8 июля в России отмечается День семьи, любви и верности. В этот день Русская Православная Церковь отмечает день памяти святых Петра и Февронии — покровителей семьи и брака. Накануне праздника Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви организовал пресс-тур по учреждениям, которые помогают женщинам с детьми, находящимся в трудной жизненной ситуации.

Официально в стране каждый год женщины делают 800 тысяч абортов, неофициально — счет идет на миллионы убитых детей. В 2016 году накануне Дня защиты детей Святейший Патриарх Кирилл объявил общецерковный сбор на нужды женщин, которые попали в трудную ситуацию и хотят сделать аборт. Во всех храмах России собирали средства, которые пойдут на организацию системы центров гуманитарной помощи, где женщина, стоящая перед выбором сохранения беременности, сможет получить всю необходимую помощь для семьи — продукты, коляски, одежду, средства для ухода за ребенком.

Мария Студеникина с журналистом “Фомы” Кириллом Баглаем

«Мы прекрасно понимаем, что недостаточно говорить о том, что аборт это плохо. Когда женщина сталкивается с ситуацией, что ей нечего есть, что ей не на что одеть ребенка, то наши слова “Не делай аборт” просто бессмысленны».

Руководитель направления защиты материнства Синодального отдела по благотворительности Мария Студеникина

Собрали 39 миллионов рублей. Деньги распределяют на конкурсной основе среди организаций, которые хотят реализовать проект у себя в епархии. На первом этапе подали 62 заявки, из которых комиссия одобрила 58 проектов, которые и получили деньги. Центр в Вязьме — один из них.

 

Центр гуманитарной помощи в Вязьме

Это место, где женщину всегда встретят с любовью, выслушают и окажут помощь. Как и остальные гуманитарные центры, вяземский работает по принципу «бесплатного магазина» — можно спокойно взять любые необходимые продукты и вещи. Все действительно разложено аккуратно и со вкусом — как в магазине. Более того, можно оставить список вещей или продуктов, в которых нуждается семья, и, как только они появятся, их можно будет забрать.

Директор центра в Вязьме Светлана Панченкова

«Помощь гранта — это стартовая помощь, которая позволила нам взяться за это большое дело. Но дальше все делали сами люди, те, о ком мы заботимся и ради кого создавался этот центр», — рассказывает директор центра Светлана Панченкова. Здание для проекта город выделил бесплатно. По словам добровольцев, оно было в страшном состоянии, но сейчас это не заметно — люди с энтузиазмом взялись за ремонт и благоустройство. Все делали своими руками, стройматериалы покупали или их давали неравнодушные предприниматели. Тут же действует православный лагерь, досуговый центр для многодетных семей и тех, кто воспитывает инвалидов.

Наталья, мама восьмерых детей

Одна из участников — Наталья, мама 8-х детей, которых воспитывает одна. О проекте ей рассказали в храме. Говорит, что фактически помощь ей оказывают только в центре:

«Сначала мне нужны были продукты, а теперь это больше общение и поддержка. Дети постоянно спрашивают, когда мы в следующий раз сюда пойдем — тут атмосфера хорошая, добрая. Жизнь-то наша злая… Знаете, как иногда к многодетным относятся? Бывает, на улице даже пальцем тычут: “Понарожали тут! ”»

Справа – Аня, волонтер, учится в одиннадцатом классе

В центре работают и добровольцы, которые проводят время с детьми-инвалидами. Аня — волонтер, учится в одиннадцатом классе. Она занимается с детьми в творческих мастерских, рисует, лепит или просто с ними играет.

«Я узнала, что здесь занимаются с детьми инвалидами, и мне захотелось помочь социализировать их, чтобы они общались с остальными. Я хочу принести этим детям радость».

Ярослав, волонтер

Ярослав — тоже доброволец, программист по образованию. Так как он единственный волонтер-мужчина, на нем лежит разгрузка и погрузка продуктов и вещей.

«Вещей привозят много, как правило, целыми багажниками. Чтобы о нас не забывали, минимум два раза в год проводим акцию на местном рынке — у предпринимателей остается много вещей, которые они продать уже не смогут. Они у них просто лежат. А видя наши баннеры и листовки, отдают нам много вещей, а мы, в свою очередь, людям. Когда мы что-нибудь раздаем, делаем смс-рассылку по нашей базе — за прошлый год помощь получили около 30 тысяч семей».

 

Кабинет психологической консультации женщин при Подольском родильном доме

Важный этап помощи — предабортное консультирование. Женщина встречается с врачами, и важно, чтобы она получила полную информацию: что такое аборт, какие у него последствия для физического и духовного здоровья женщины, какие альтернативные способы выхода из трудной ситуации можно предложить. Иногда просто важно выслушать женщину в сложный момент. В Подольске этим занимается психолог Марина — без визита к ней женщине не имеют права делать аборт.

Психолог Марина

«Моя цель — объяснить женщинам в спокойной обстановке последствия аборта. Врач все последствия физически не успевает объяснить — у них 15 минут на прием».

По словам Марины, последствий много. Начиная с постабортного психологического синдрома и заканчивая раковыми заболеваниями. Основная причина, по которой женщины решаются на этот страшный поступок, — нет поддержки близкого окружения. Ее они находят у психолога, который помогает женщинам не только морально, но и материально — колясками, памперсами, лекарствами и витаминами. Как признаются передумавшие мамы, Марина для них теперь не просто врач, она — настоящий друг.

Шакира с дочерью Евой

Одна из них, Шакира, рассказала историю своей жизни: она приехала из Таджикистана вместе с мужем уже беременная. Дома у нее осталось трое детей и четвертого она не хотела — проблемы с супругом и деньгами. На родине она два раза пыталась сделать аборт, но все безрезультатно — почему-то у врачей не получалось. В Россию приехала с надеждой, что в третий раз все получится. Но все вышло иначе.

«Срок был уже 20 недель — в аборте мне отказали (по закону аборт можно делать до 12 недель беременности). Вышла из консультации, плачу, не знаю что делать. Я была не в состоянии рожать — ни морально, ни финансово. Муж категорически отказался от ребенка. Тут мой взгляд упал на рекламный щит о консультации психолога — почитала, взяла номер, записала и позвонила. Поговорила с психологом Мариной — я-то думала, что она мне поможет найти врачей, которые сделают аборт, а она наоборот, уговорила меня оставить ребенка и пообещала всем помочь. Мы с ней встречались несколько раз, она объяснила, почему этого делать нельзя, какие психологические и физические последствия аборта, что это убийство и грех. Так я решила оставить ребенка. Но от нервного напряжения начались преждевременные роды на седьмом месяце. 9 мая мне сделали кесарево сечение — родилась девочка, которую мы назвали Евой. Когда я на нее посмотрела, у меня все перевернулось: неужели я могла сделать аборт?..»

Плакат у входа в кабинет психолога

Алена пришла с полной уверенностью, что будет делать аборт — это был уже третий ребенок, причем «незапланированный». Она не знала, что нужна обязательная консультация психолога, и скептически к этому отнеслась — как она сама говорит, переубедить ее в обычной жизни невозможно.

«Мы долго разговаривали, около двух часов. От нее ушла вся счастливая, окрыленная, с полной уверенностью, что я буду в третий раз мамой. Если бы не было этого кабинета, я бы точно сделала аборт. У меня семейные и финансовые трудности, боязнь, что не смогу обеспечить всех детей. Когда поговорила с Мариной, я увидела другую сторону аборта: что внутри ты убьешь ребенка, что уже родившегося убьешь — одинаково. До разговора я этого не понимала. Она теперь не просто психолог — она мой друг.

Мне помогают не на словах — “Ты не делай аборт, а мы тебя потом необходимым обеспечим”. Люди доказывают поступками, что ни морально, ни материально, ни физически тебя никто не бросит. Мне рожать только через 5 месяцев, а уже помогают: продуктами, детскими шампунями, мылом — у меня это все уже лежит. Ты в любой момент обратишься за помощью, и тебе помогут. Я даже не знала, что такое есть. У меня нет чувства страха — теперь на миллион процентов я уверена, что все будет хорошо. Я уже люблю этого ребенка. Думаю, это будет мальчик».

За время работы кабинета его посетили 230 женщин, 40 из них (то есть каждая шестая) сохранили беременность.

 

«Дом для мамы» православной службы помощи «Милосердие» в Москве

Это православный кризисный центр для беременных и женщин с детьми, которые оказались в трудной ситуации: муж выгнал из дома, негде жить, закончились деньги и тому подобные. За 5 лет работы тут получили приют 199 мам и 202 ребенка. Для каждой подопечной разрабатывают индивидуальную программу реабилитации и дальнейшего устройства, оформляют необходимые документы, обучают профессиональным навыкам.

— Наша основная цель — не просто дать крышу над головой, мы хотим сделать все возможное, чтобы девочка стала на ноги. Одно из обязательных условий для подопечных — получить образование. Мы готовы оплачивать курсы, которые она будет проходить. Если ты не умеешь — мы тебя научим. Нам важно не просто оказать помощь. Нам важно, чтобы мама смогла дальше идти по жизни, получив внутренний заряд энергии, получив новые знания и умения и навыки, если у нее их не было,говорит директор «Дома для мамы» Мария Студеникина.

Столовая комната в Доме для мамы

Истории женщин, которые тут живут разные, но в тоже время очень похожи — им всем некуда было идти. Кристине 18 лет, она из Подольска. Когда она забеременела от своего парня-одногодки, родители не захотели, чтобы с ними жил еще и ребенок. Сначала девушка жила у подруги, потом переехала в «Дом для мамы» и родила дочку.

Кристина учится на курсах парикмахеров

«Здесь очень хорошо, уютно как дома. Все дружелюбные и друг-другу помогают. Сейчас я сижу со своей малышкой Сифией, но в планах поступать в училище на кафедру средового дизайна. С родителями стали налаживаться отношения, они ко мне приезжали и мы периодически созваниваемся. Возможно, они возьмут меня обратно домой».

Есть несколько способов выпуска из центра: возвращение домой, в семью, к отцу ребенка, мужу, родителям — к любому социальному окружению, которое готово женщину принять. Если это выпускница детского дома (а таких много), юристы делают все возможное, чтобы мама получила квартиру, которая ей положена по закону, даже если она из другого региона. Недавно удалось получить квартиру в Челябинской области для одной из мам. Еще один вариант — скооперировать женщин, которые снимут общее жилье и пойдут на работу, обеспечивая себя и детей.

Наталья с своим дипломом мастера педикюра

Как говорит еще одна воспитанница, Наталья, она «связалась не с тем человеком»: узнав о беременности, он несколько раз жестоко избил ее в надежде на выкидыш. У него ничего не вышло, Наталья осенью будет рожать.

«Здесь я живу уже месяц, немного воспряла духом, до этого мне было очень плохо, тяжело было все это пережить. Деньги заканчивались, из магазина, где я работала, пришлось уволиться. Такие центры очень нужны, они помогают, когда тяжело морально, когда ты в растерянном состоянии, у тебя нет поддержки. Я считаю, что Бог меня сюда привел неспроста».

Телефон помощи кризисным беременным и семьям с детьми: 8 (800) 100 48 77

Узнать адреса центров защиты материнства в своем городе можно на сайте SOS-life.ru

 

Фото Юлии Маковейчук

МАКОВЕЙЧУК Юлия
рубрика: Авторы » М »
фотограф, обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (15 votes, average: 4,73 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Е.Д.
    Июль 9, 2017 21:57

    Манипуляция и навязывание мнения начинается там, где начинается обязательный визит к конкретному психологу, который рассматривает аборт с позиции религии. Психолог легко может “промыть мозг” беременной и растерянной женщине. Тем более, если цель работы такого “психолога”: заставить женщину отказаться от аборта.

    Это понимают, видимо, и авторы статьи, уходя от названия “православный психолог”, коим является и Марина Антонова из Подольска, представляющая Центр защиты материнства “ЕВА”, основанный Подольским благочинием. Это уже совсем не то, что просто “кабинет психолога” в больнице, правда? Указанные на странице этого центра основные направления деятельности как бы намекают на “объективность”. Например: “Молебны для беременных, покаянные (о прощении греха аборта), для бесплодных”. Без комментариев. Врачи, спору нет.

    Реального разбора ситуации в таких “кабинетах психолога” может просто и не быть, а все сводится к одному: “все хорошо, вы только родите, а то грех”. Это неконструктивный подход и навязывание мнения церкви.

    К чему это примечание? Соглашусь, сокращение числа абортов – хорошая цель. Но только достигаться должна она, на мой взгляд, другими путями. А из-за таких маневров церкви “сомневающиеся” и отворачиваются от нее, лезущей во все сферы жизни (как заправская секта, кстати).

    • Владимир Гурболиков
      Июль 9, 2017 22:55

      Относительно того, с какими вопросами и каким уровнем взглядов на жизнь и причинами абортов приходят к психологам (если Вам так этого хочется, к православно верующим специалистам-психологам) женщины, мы спокойно и открыто пишем: http://foma.ru/tag/zhenshhinyi-na-grani-aborta

      Хотите, мнения женщин, с которыми не было православных психологов рядом? Пожалуйста:
      http://foma.ru/moj-syinochek.html
      http://foma.ru/chetvero-spasennyih.html
      Между прочим, сыночек автора под псевдонимом Светлана Дьяконова уже успешно закончил университет, женат, имеет прекрасную работу. Хорошо, что рядом со Светланой оказался хоть кто-то. Не православный “сектант”, конечно. Но и не сторонник той “секты”, которая считает нормой, когда аборт стоит делать, если планировали с мужем слетать в отпуск в Сочи или когда гриппом переболела.

  • Е.Д.
    Июль 10, 2017 20:27

    Прошу прощения за многословность, но в разговоре на такие темы иначе сложно. К тому же, если поискать информацию в сети.

    Вы, видимо, не совсем поняли, о чем шла речь. Все эти истории о счастливых мамах известны, все они похожи, и прекрасно, что они родили. Но вопрос в другом: на каком основании всех необходимо пропускать через сотрудников/волонтеров, рассматривающих проблему с точки зрения религии? Почему именно через них? Ответ на этот вопрос очевиден, сам вопрос – риторический.

    Судите сами: в 2009 году на сайте “Православие и мир” был опубликован материал “10 вопросов, которые могут удержать женщину от аборта”. В нем психолог-консультант Благотворительного Фонда «Семья и детство» Елена Смирнова прямо заявляет, что “определённые технологии разговора с женщиной, записывающейся на аборт, которые могут как-то повлиять на её решение, существуют” и что “работа психолога с данной категорией женщин – это работа «расшатывания», усиления сомнений”. Ну и, собственно, следует список из 10 вопросов, которые “расшатывают” и так неустойчивого в эмоциональном плане пациента. Нужно ли пояснять, какова цель таких “психологов”, и как именно они используют свои профессиональные навыки? Это нормально, когда человека обязывают идти к таким специалистам, которые промывают мозги, используя различные техники, причем, промывают только в одном направлении? Реальная консультация психолога предполагает непредвзятость его суждений и действий, выявление реальной картины. Здесь, в случае таких фондов, к сожалению, видно обратное.

    Вот и ЦЗМ “Ева” из Подольска, упоминаемый в статье… Цитата с их сайта: “Большим препятствием на пути преодоления проблемы вымирания России является абортивное и контрацептивное мышление”, “необходимо организовать более эффективное взаимодействие между медициной и Русской Православной Церковью”. Цели и взгляды очевидны. Да, может, они и неплохие, может, у них куча сторонников, но ОБЯЗЫВАТЬ кого-то идти в такой центр – неприкрытое навязывание мнения. Неужели данные центры не могут существовать без “обязаловки”, а при больницах работали бы психологи без религиозного уклона?

    • Владимир Гурболиков
      Июль 10, 2017 20:46

      Вы были бы, наверное, правы, если б вся система принятия решения относительно аборта (к тому же, бесплатного аборта, по линии ОМС) вдруг оказалась под жёстким контролем православных активистов. Если бы система была тоталитарной. Но реальное положение дел совершенно иное. Этот самый институт пред-абортной консультации, зачастую, является единственным звеном в огромной цепочке людей и структур, которые как раз настраивают, агитируют женщину на аборт, а в некоторых случаях фактически ультимативно требуют от неё сделать аборт, “иначе…” (уход мужа или сожителя, нищета, возня с якобы заведомым инвалидом детства и так далее). О таком давлении сообщают постоянно, свидетельств того, насколько оно жестоко и агрессивно, очень велико. А вот жалоб на этих самых психологов… Вот их-то как раз я и не вижу. Возможно, они есть. Но случаев, когда муж или “муж” (да ещё и вместе со своей матерью) говорит женщине — или ребёнок, или я, их множество. Или врачебных советов, склоняющих к совершенно ничем не обоснованному аборту. Опять-таки: свидетельств очень и очень много. Поэтому я не вижу ничего страшного в том, что хотя бы одно звено в цепи предусматривает попытку поговорить с женщиной о том, что у неё есть выбор в пользу рождения и жизни ребёнка.

  • Е.Д.
    Июль 11, 2017 0:03

    Простите, хочется немного вас поправить, если можно. Асфальт на дороге не бесплатен, и ОМС – это совсем НЕ бесплатно. Это оплачено из различных налогов, т.е. из денег, которые заработаны в том числе и пациентками абортариев.

    Причины аборта, касающиеся здоровья – сложные. Не будучи врачами, мы не можем знать, в каком случае рекомендация аборта уместна. И “православный психолог” тоже. И духовник.

    Настаивающие же на абортах мужья/сожители – тема известная. Однако, все равно непонятно, почему из-за этого ВСЕ должны идти на консультацию к “православному психологу”. Ведь эти причины – личные.

    Не было бы проблемы, на мой взгляд, если бы эти фонды работали в отрыве от “обязаловки”, если бы они размещали рекламные материалы в больницах у нужных кабинетов, но не были бы обязательным звеном. Обязательным звеном лучше бы был незаинтересованный психолог, который в отрыве от религии помог бы женщине разобраться в себе, выявил бы проблемы и действительно узнал, готова ли она к рождению ребенка. Если ее проблемы связаны с окружением, с мужем, с беспричинными страхами/фобиями, проще говоря, ее проблемы легко разрешимы, то пусть бы он перенаправлял ее в фонд, созданный церковью. Это было бы честно, на мой взгляд.

    А в нынешней ситуации создается впечатление, что церковь, независимо от конкретной ситуации конкретной женщины, всячески использует “технологии” да “расшатывания”. Со стороны это выглядит не очень хорошо,к сожалению.

    • Владимир Гурболиков
      Июль 11, 2017 10:28

      Я понимаю, что такое ОМС. Хотя в массовом восприятии (у самого меня жена врач в детской поликлинике) это ассоциируется именно с бесплатным оказанием услуг. А по факту, да — это нелоги, в том числе, с верующих людей.

      Относительно причин аборта: есть понятие “по медицинским показаниям”. Оно достаточно чёткое и ясное. Однако, надеюсь, Вы поняли из прошлой моей реплики, что по моему мнению, вопрос ставится вовсе не о здоровье. В данном случае, те врачи, которые советуют аборт как стандартный вариант “расставания” с беременностью, вовсе не как врач говорит (в конце концов, давайте перечитаем клятву Гиппократа, которую врачи произносят. Надеюсь, вдумываясь в её текст). Они говорят как обыватели, встроенные в определённую систему. Преодолеть которую женщине крайне сложно. Кстати, и психологу тоже. Не надо себе представлять, будто после таких консультаций женщины в массе своей разворачиваются и бегут рожать. Там всё совсем не так происходит: часть просто отказывается от беседы и требует подписать документы, что таковая проведена. И никто ей отказать в подписи не может.

      Что касается “незаинтересованных” психологов. Позволю себе высказать убеждение, что в отличие от психиатрии, в области психологии полного отстранения от собственного мировоззрения у специалиста быть не может. В зависимости от мировоззренческих позиций, эти люди (а это тоже люди, хотя и дипломированные специалисты в определённой области) могут транслировать совершенно разные представления о ценностях. Психолог вместе с пациентом часто ищет выход из той или иной ситуации. И он очень по-разному может его воспринимать. Например, “ты никому ничего не должен”: это может быть попытка вывести человека из круга ложных, им самим придуманных обязательств. А может — разрыв важнейших, с точки зрения людей с иным мировоззрением, связей. Разрыв с семьёй, разводы, карьеризм как смысл жизни, неумение и нежелание искать компромисс. Это сфера, в которой убеждения и ценности самого специалиста непременно играют свою роль. Хотя, безусловно, есть и знания, и компетенции, но они есть и у православных психологов точно такие же. Так что тут не могу с Вами согласиться.

      Что касается проблем, связанных с окружением, с мужем и т.п.. Эти проблемы, пожалуй, составляют большинство причин, по которым делаются аборты, которых не хочет сама женщина. Это — большое число случаев, все их пытаться решать силами церковных фондов, с тем предвзятым отношением к Церкви, какое я постоянно вижу и которое культивируется сейчас, очень непросто. Тем не менее, жа — отправляют в Фонды, оказывают помощь таким женщинам. В конце концов, мы с вами ведём переписку под материалом об опыте подобной работы…

  • Е.Д.
    Июль 11, 2017 21:57

    Клятва Гиппократа, разумеется, существует, текст ее известен. Но ее существование никаким образом не влияет на то, что аборты являются услугой, предоставляемой гражданам. Врачи же бывают очень разные. “…врачи, которые советуют аборт как стандартный вариант «расставания» с беременностью” – но он правда стандартен. Ничего предосудительного в вопросе врача (если даже такое бывает) о желании/нежелании делать аборт нет. Никакого принуждения здесь не вижу.

    Касаемо психологов. Даже если вы правы и у психологов есть личное мнение на тему абортов (за или против), нужно понимать, что вряд ли вы встретите маньяка, который провоцирует пациенток на аборт. А вот “православных психологов”, ставших внезапно “обязательным звеном”, мы видим. Цель их ясна: отговорить от аборта. Они предвзяты, у них четкая цель, и это, на мой взгляд, неправильно. Они ставят неродившегося ребенка выше матери, т.е. непосредственно своей пациентки, применяют к ней различные методики для достижения своей цели. Это, кажется, тоже противоречит клятве Гиппократа, ведь врач обязан “внимательно и заботливо относиться к больному, действовать исключительно в его интересах”. Не в интересах своих религиозных убеждений, и не в интересах неродившегося ребенка, понимаете? Психолог не должен транслировать никаких ценностей, кроме здоровой психики своих пациентов. Это и есть основной посыл, который я пытаюсь донести. Люди с определенными целями, не меняющимися от пациента к пациенту, не должны быть обязательным элементом в медицинских учреждениях. И, разумеется, очень хорошо, что такие ЦЗМ не имеют права взять и не разрешить делать аборт, потому что тогда аборт де-факто был бы запрещен: они только этим бы и занимались.

    Помощь церкви в таких вопросах, наверное, должна быть, но, как уже писалось, на мой взгляд, она не должна быть обязаловкой. Ну а предвзятое отношение к Церкви, которое вы видите, не должно удивлять. Реальность такова, что Церковь пытается не работать для своих прихожан, для верующих в Бога, а занять все больше пространства в жизни страны и общества. У граждан же разные взгляды на разные вопросы, и с чего бы пациентке-атеисту радоваться визиту к “православному психологу”? И граждане не понимают, почему мнение Церкви должно иметь приоритетный вес. Например, все в том же вопросе об абортах.

    • Владимир Гурболиков
      Июль 11, 2017 22:28

      У Вас перед глазами несколько текстов, в которых приведены примеры того, кто и каким образом провоцировал женщин на аборт. Если погрузиться в вопрос глубже, то материалы можно публиковать томами. Но это в случае нашей переписки дело бессмысленное: для Вас единственная реальная проблема во всей этой теме с абортами, — неудовольствие от наличия женщин-психолологов, которые являются православными христианками. Всё было “нормально” с абортами, как Вы пишете, “станлартная практика”… Хотя множество женщин так не считает; хотя аборт — это не выдирание зуба, а серьёзнейшее решение, которое чревато массой катастрофмческих последствий; хотя вопрос является крайне спорным и болезненным, и он явно имеет и нравственное, и психологическое, и социальное, и диографическое измерения. Но это почему-то остаётся за чертой, у Вас не это вызывает тревогу и понимание. А то, что появились церковники, и — мешают. Мешают — чему? Прочитайте тексты — и попробуйте Светлане Дьяконовой, либо Наталье Москвитиной объяснить, отчего им следует перейти на Вашу точку зрения?

  • Е.Д.
    Июль 12, 2017 0:23

    Для меня реальная проблема – не “неудовольствие от наличия женщин-психолологов, которые являются православными христианками”, как Вы сказали. Это передергивание. Тут нет религиозной нетерпимости. Мне все равно, какую религию исповедует врач или психолог, если в своей профессиональной деятельности он не руководствуется ею в первую очередь. В случае с Фондами/ЦЗМ и “православными психологами” все как раз наоборот. Цель одна, позиция ясна, и с порога начинается использование “технологий” и “расшатываний” для достижения поставленных задач. Кстати, думаю, по этой-то причине многие сразу просят подписать бумагу, не вступая в разговор: просто чтобы никто ими не манипулировал. Вот поэтому и возникает этот единственный мой, но резонный вопрос: а почему, собственно, консультации у таких специалистов стали обязательны?

    • Владимир Гурболиков
      Июль 12, 2017 10:41

      Я в прошлом комментарии обращал к Вам конкретные просьбы. Они не были демагогическими. И на мой взгляд, цели Вам как раз неясны, а в область манипуляций Вы отказываетесь включить огромное количество звеньев в цепи, ведущей к аборту. Подчеркиваю: не к аборту по реальным медицинским показаниям, вовсе нет.

  • Марина
    Июль 13, 2017 20:19

    Не могу сдержаться и не написать свой комментарий. Спасибо большое за статью! Только открыла для себя Ваш журнал.
    Уважаемый Е.Д.! Я думаю, что это просто отлично, хотя бы православные и католики (папа лично) начали отговаривать женщин от абортов. Вы видите беременную “больным пациентом”?) Спросите у любого врача честного, здравомыслящего – беременность – это болезнь? Нет. Да, есть случаи, когда вопрос врачами ставится так – аборт или смерть женщины. Опять – же, спросите честных врачей – сколько таких случаев? Сухая статистика скажет Вам – они единичны. ЕДИНИЧНЫ НА ВСЕЙ ЗЕМЛЕ! А сколько женщин делает аборты? Больше миллиона только в России. Больше миллиона! Вы вдумайтесь! младенчиков малюсеньких – больше миллиона выстраивают вдоль стены и расстреливают. Ведь любое убийство равнозначно аборту. А почему? Ради здоровья? Разве? И еще давайте честно, не идут и не хотят на беседу почему? Потому что совесть свою запрятали поглубже и знают, что её вытащит психолог, вытащит и спросит – ты же понимаешь, ребенок уже живой? Это не опухоль, не родинка, это уже живой второй человек. Убивать собралась? И большинство женщин, идущих на аборт, это понимают. И боятся услышать это вслух от других. Никто не хочет слышать, что он убийца ребенка, младенца. И слова потому такие и придумывают – чистка, аборт… Вроде бы и не убийство. Я видела, что происходит с женщинами после абортов. Это ужасно! Это искалеченные люди. Там не всякий специалист даже может помочь. Об их физическом здоровье вообще молчу. Я не знаю сколько таких женщин. Но я их знаю. Мне достаточно этого для того, чтобы сделать для себя выводы на всю жизнь. Сейчас очень большую роль играет пропаганда. К сожалению, она не в пользу Жизни. И в конце хочу сказать. Однажды знакомую пожилую акушерку спросили, как она относится к абортам. А она сказала: ” Представьте, Вас убили, диким образом – высосали трубкой, разорвали на части, выбросили в таз и закопали на свалке. За что? А ни за что. Вы в этом не виноваты, просто примите это как данность. Ну как? Представили? Как Вы себя теперь ощущаете? Приятно? А ответить Вы не можете – куски не могут ответить”.

  • Е.Д.
    Июль 13, 2017 23:29

    Уважаемый Владимир, Вы абсолютно правы, я сознательно не включаю в область манипуляций “звенья цепи, ведущей к аборту”. Потому что, по моему мнению, нет никакой искусственной цепи, а есть конкретные факторы в конкретных случаях, влияющие на решение женщины – мнение мужа/матери, финансовые трудности, реже – халатное отношение врача. Это следует даже из подборки материалов, что вы предложили. И вот что важно: все эти материалы – рассказы психологов из ЦЗМ или похожих фондов, т.е., без альтернативного мнения, без дискуссии. Но даже из них следует вывод, что системы “принуждения к аборту” в сфере здравоохранения просто не существует.

    А вот СИСТЕМА “принуждения” к отказу от него появилась и стала обязательной. Как было сказано ранее, вполне бы было достаточно консультаций обычного психолога, который перенаправлял бы по необходимости в фонды. Но вся эта обязаловка, судя по количеству созданных “ЦЗМ”, сознательно устанавливалась ради различных “манипуляций”, что было предсказуемо. Плохо в этом всем то, что нет объективности. В каком проценте случаев “православные психологи” соглашаются, что женщина не готова к материнству, что есть проблемы, мешающие ей? В 0%, я думаю.

    • Владимир Гурболиков
      Июль 14, 2017 13:57

      Мы расходимся в том, что Вам кажется, будто все эти звенья — они как бы бессознательные, они не исходят из мировоззрения и понимания цели и смысла человеческой жизни. А я с этим, мягко говоря, не спешу согласиться. Как раз очень явно себя проявляет гедонистическая, нацеленная на потребление, крайне эгоистическая идеология, которая захватывает очень большой круг людей. Это своего рода квази-религия. И то, что мы чуть ли не на первом месте по числу абортов, это одно из следствий такого положения дел. Это — идеология, и она именно принуждает к аборту, навязывает его самыми разными способами. И это как раз система. Просто идеология общества потребления — это система тотальная и очень эффективная, ей проще “работать” не выдавая себя. И она умеет конвертировать и превратить в товар буквально всё, включая человеческие отношения. Ей для того не требуется набор государственных инструментов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.