Как чувство красоты доказывает существование Бога?

Диалог с атеистами: православные аргументы

Мы можем чувствовать правоту своей веры, но не всегда можем ее объяснить или доказать человеку неверующему, в особенности тому, у кого наше мировоззрение почему-то вызывает раздражение. Разумные вопросы атеиста могут поставить в тупик даже самого искренне верующего христианина. О том, как и что отвечать на распространенные аргументы атеистов в очередной видеотрансляции на странице «Фомы» в Facebook говорит в проекте “Диалог с атеистами: православные аргументы” наш постоянный автор Сергей Худиев. Следите за новостями, чтобы не пропустить очередной прямой эфир, во время которого вы сможете задать вопросы.


В прошлый раз мы говорили об одном из главных аргументов доказательства существования Бога – нравственном. О том, что существует единый нравственный закон и как он утверждает бытие Божие.

Нас могут спросить, что еще, кроме нравственного аргумента, вы можете предъявить в пользу бытия Божия?

И здесь мы поговорим об еще одном аргументе – эстетическом. Эстетический аргумент обращается к нашему опыту красоты в мире.

Мы все — верующие и атеисты — переживаем чувство красоты, то, что называется эстетическим опытом. Яростный атеист Кристофер Хитченс, например, говорит: “Если Вы потратите немного времени на то, чтобы рассмотреть поразительные фотографии сделанные Космическим Телескопом Хаббл, Вы увидите вещи намного более таинственные, прекрасные и повергающие в трепет,.. чем любые религиозные истории о “творении” или “конце света”.

Другой известный атеист, английский писатель-фантаст Терри Пратчетт, видя приближение смерти, писал: «Когда на горизонте замаячит конец игры, я хочу умереть, сидя в кресле, в моем собственном саду, с бокалом бренди в руке, с Томасом Таллисом в айподе, потому что музыка Томаса способна приблизить к раю даже атеиста».

У нас всех есть опыт переживания красоты — великолепия осеннего леса или (как у Пратчетта) красоты великой музыки, — и эта красота ставит перед нами определенный вопрос. Отражает ли наш опыт красоты некую реальность, которая существует в мироздании до нас, и которую мы просто — с благоговением и благодарностью — осознаём? Или красота — это только иллюзия, чисто субъективное переживание, которому не соответствует ничего за пределами нашего сознания?

Более того, мы способны переживать красоту как ценность — великие картины прячут за пуленепробиваемое стекло, чтобы сохранить их от воров и вандалов, а некоторые местности объявляются заповедниками, чтобы сохранить их первозданное великолепие.

Конечно, все мы способны переживать чувство красоты. Но как это доказывает бытие Бога?

Двумя путями – их называют объективным и субъективным эстетическим аргументом. Субъективный эстетический аргумент обращается к нашей способности переживать красоту, объективный — к реальности красоты во вселенной.

Рассмотрим сначала объективный эстетический аргумент. Тот же Хитченс призывает обратить наше внимание на то, что вселенная прекрасна. Мы видим красоту как некое объективное свойство мироздания. Даже атеист описывает звезды и галактики как “таинственные, прекрасные и повергающие в трепет”. Даже он говорит так, как будто красота — это объективное свойство мироздания, которое мы признаем, не что-то, что мы привносим от себя, но то, что реально присутствует в мире. Но откуда в мире может быть красота? Вселенная без Бога, вселенная, в которой нет ничего кроме материи, бесконечно круговращающейся по неизменным законам, не может породить красоты, потому что у безличной материи не может быть эстетических предпочтений — такие предпочтения могут быть только у личности, Художника и Строителя всего.

Приняв атеистическую картину мира, мы были бы вынуждены принять, что в мироздании как таковом нет ни величия, ни красоты, ни смысла, ни цели; все это — наши оценки и наши субъективные переживания. Правильны ли эти оценки? Это бессмысленный вопрос, как бессмысленно само мироздание. Бессмысленно спрашивать, правильно ли вы понимаете текст, если это и не текст вовсе, а случайная россыпь точек. Бессмысленно задаваться вопросом, смогли ли вы по достоинству оценить красоту звездного неба, если в звездах просто нет никакой красоты, которую вы могли бы оценивать.

Но если вы признаете во вселенной подлинную, объективную красоту, вы тем самым признаете за ней некий творящий разум, который предпочитает красоту, а не уродство.

Еще язычник Платон в диалоге “Тимей” говорит о том, что космос — прекраснейшая из возникших вещей, а его Устроитель — наилучшая из причин.

Субъективный эстетический аргумент выглядит так: В материалистической картине мира все наши способности — не только телесные, но и то, что мы относим к духовной составляющей нашей личности — есть плод эволюции, то есть процесса, в ходе которого качества, полезные для того, чтобы продвигать свои гены, закреплялись, а неполезные – отсеивались.

Можно приискать эволюционное объяснение того, что, например, лица противоположного пола кажутся нам красивыми (гены тут же хотят продвинуться), или вид накрытого стола радует глаз (эволюция велит есть и не зевать). Но это может как-то объяснить только очень узкий сегмент нашего эстетического опыта. Далекие галактики, ниагарский водопад или осенний лес не съедобны и вряд ли сексуальны; отыскать эволюционный смысл в нашей способности ценить их едва ли возможно. Гораздо более простое объяснение — эта способность видеть и ценить красоту вложенную в нас нашим Создателем.

 
На заставке фрагмент фото www.flickr.com/Steve Black

ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (14 votes, average: 4,36 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Скептик
    Февраль 19, 2017 3:09

    Итак, природа обворожительно красива, следовательно есть бог??? Закаты и рассветы действительно прекрасны, но если глядя на них некто убеждается в том, что бог имеется в наличии, то этому потенциальному поэту достаточно разок взглянуть на рыбу-каплю, чтобы стать атеистом. Уму непостижимо: вкус какого извращенца предполагал ублажить бог, выделывая эту креатуру? А если дальше продолжать наблюдения и насмотреться на глистов, пшеничную тлю, акулу-гоблина, долгоносика, коридала, морского чёрта, альмикви, аэр-аэр, филиппинского долгопята, звездоноса, осьминога Думбо, пурпурную лягушку и так далее, то вообще можно осатанеть.

    Видите ли, всякому влюблённому его любимая кажется как минимум ангелом, а то и вовсе эманацией богини красоты ( вот мы и доказали, между прочим, что богиня Венера тоже существует, поскольку-де «я так чувствую» ). Чувство красоты как носовой платок — у каждого своё. Но, впрочем, если вы можете передать этот платок другому, то вы не можете сделать то же самое со своим чувством красоты или со своей любовью. Например, некоторые восхищаются работами Пикассо, а я всё в толк не возьму: что есть красивого в мазне этого господина?

    Даже в том случае, когда все хором воспевают красоту чего-либо – даже в этом случае эту красоту каждый чувствует по-своему. Из этого следует пренеприятнейшая вещь: если умение восхищаться красотой природы, то есть наше чувство красоты — а говорить мы обязаны именно о НАШЕМ, ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ЧУВСТВЕ, поскольку я не думаю, что ленточные черви одинаково с нами ценят магию звёздного неба — если наше чувство красоты доказывает существование бога, который позаботился о том, чтобы мы получали «эстетическое наслаждение», то разное «чувствование» красоты у разных людей доказывает, что есть много разных богов. Мы даже не можем увильнуть на том «аргументе», что-де разная степень чувства красоты зависит от разного процентного содержания бога в душе того или иного человека. Не можем, потому что не можем сослаться на пресловутую «свободу воли», поскольку воля тут ни при чём, – ни добровольно, ни под принуждением, ни по неразумению или ошибке мы не можем заставить или уговорить себя или другого ни полюбить, ни возненавидеть, ни восхищаться, ни отвращаться.

    Следовательно либо придётся допустить, что бог намеренно «наказал» одних частичным параличём чувства красоты, а других «наградил» гиперболизацией этого чувства, либо что бог не вмешивается в выбор гориллы в том, выбрать ли ему самку своего же вида или красивейшую из женщин, либо что бог вообще ни во что не вмешивается, либо что его вообще нет. При помощи какого экперимента можно внести ясность в решение этого вопроса? Как убедиться в доказательности доказательства? И следует ли нам — учитывая славную деятельность Торквемады, награждённого и перенаграждённого за свою правоверность всевозможными божественными чувствами, в том числе и некастрированным чувством красоты — следует ли нам благодарить недоказанного бога за то, что он обделил нас ТАКИМ вот божественным чувством?

    Если вы уверовали в бога, то можете продолжать восхищаться тем, как горделиво смотрится восседающая над яйцами курица-наседка, но не нужно уверять нас в том, что существование бога доказывается всякий раз, когда курица забирается на яйца.

  • igor
    Февраль 24, 2017 3:59

    Словоблудие. Религия подобно светлячку, чтобы светить ей нужна темнота. Шопенгауэр

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.