Эсфирь: женская история спасения

Христианство и в особенности православие часто называют «мужской религией»: всем управляют мужчины, а дело женщины – на кухне щи варить и мужа с детками кормить. Ну прямо как в Ветхом Завете… А точно ли оно в Ветхом Завете было так? Есть в нем несколько книг, носящих женские имена, но больше всего нам в поисках ответа на этот вопрос подходит книга Эсфири (или Есфири, как пишется это имя в старой орфографии).

Юлиус Шнорр фон Карольсфельд. Эсфирь становится царицей. Гравюра. 

Действие разворачивается в Персидской империи во время правления царя по имени Артаксеркс – по-видимому, речь идет об Артаксерксе I. Его долгое царствование пришлось на середину V в. до н.э., то была эпоха расцвета персидского государства – на границах огромной империи (от Эгейского моря до Индии, от Средней Азии до Египта) шли войны, но еще не родился тот, кто мог бросить персам серьезный вызов. Так что царь мог предаваться роскошествам и удовольствиям в своем дворце, расположенном в городе Сузы – одной из его резиденций. Иудеи в ту пору жили во многих городах и местностях империи – лишь часть из них вернулась из вавилонского плена на родину, многие отправились в другие земли в поисках лучшей доли.

Итак, Артаксеркс «устроил на третий год своего правления пир для всех вельмож и приближенных. Военачальники персидские и мидийские, знать и правители областей предстали перед царем, и он показывал им богатство и славу своего царства, пышность и блеск своего величия. Длилось это целых сто восемьдесят дней. А по прошествии этих дней царь устроил всему народу, какой был в твердыне города Сузы, и знатным и простым, пир на семь дней в саду царского дворца… царь велел всем управителям своего дворца: пусть люди пьют, сколько пожелают».

Можно представить себе эту картину! Не удивительно, что царица в конце концов устала от бесконечных празднований и отказалась явиться к пирующим по зову своего господина. Какое это было тяжкое оскорбление! Теперь жена самого последнего из царских подданных могла отказаться, по примеру царицы, исполнять повеления своего мужа. Стерпеть такое было никак невозможно, и царь прогнал супругу, разослав по всему царству указ на всех языках своей империи, гласивший: «Пусть мужчина будет господином в своем доме», – вместе с указом и объявление о том, что при дворе открылась вакансия царицы.

Среди прочих красавиц, собранных ко двору, оказалась и Эсфирь, молодая еврейка, которую воспитывал ее близкий родственник Мардохей. Он тоже служил при дворе и даже некогда оказал царю важную услугу, предупредив его о заговоре. Конкурс красоты тогда проходил неспешно: в течение целого года красавицы натирались и умащались всяческими маслами и благовониями, а потом их посылали к царю на одну ночь. После этого девушки отправлялись в особые покои – но большинство из них уже никогда не видели царя, если только он сам не желал вновь встретиться с ними. А кто сказал, что быть наложницей великого царя – это сплошные удовольствия?

Эсфирь, однако, выиграла этот конкурс и осталась при дворе в звании царицы. Казалось бы, ну что такого в этой истории, чтобы вносить ее в состав Священного Писания? Но всё главное еще только было впереди…

Первая в истории попытка поголовного истребления евреев, как гласит Библия, была задумана как раз при дворе Артаксеркса. Даже египетский фараон в свое время вовсе не хотел евреев уничтожить, он только собирался ограничить их рождаемость. Теперь же при дворе обнаружился некий Аман, который предложил царю такой проект: «Есть один народ, рассеянный по всем областям твоего царства среди других народов, но чуждый им. Законы у этих людей совсем не такие, как у прочих народов, и законов царя они не соблюдают. Не подобает царю с этим мириться. Если царю угодно, пусть он издаст указ о том, чтобы истребить их, и тогда казначеи получат от меня для царской казны десять тысяч талантов серебра».

Надо полагать, что Аман вовсе не собирался быть «спонсором» этих погромов: он, напротив, хотел поживиться имуществом тех, кого удастся перебить – и часть добычи заранее обещал отдать царю. Собственно, произошло примерно всё то же, что было и в истории с Даниилом, только уже в других масштабах: народ, у которого есть Царь выше всех земных царей, потенциально опасен для любого правителя. Артаксеркс согласился,  решение об истреблении евреев было принято, дата выбрана при помощи жребия, и по всему царству был разосланы указания к наместникам и начальникам, как именно следует осуществить это мероприятие.

Мардохей как приближенный к царю не мог не узнать об этом приказе. Что же делать теперь? С одной стороны, его воспитанница стала царицей… А с другой – что она решала? Даже войти к царю не могла без его особого приглашения. А Мардохея, соответственно, не пускали к ней. Пришлось придворному прибегнуть к помощи слуг, чтобы передать царице весть о том, что их самих хотят в ближайшем будущем убить. Восточные дворы могут быть роскошными и славными, но жизнь при этих дворах всё же не так привлекательна, как кажется на первый взгляд.

И тогда эта молодая женщина, от которой не зависело ничего, которая была просто очень красивой и ценной игрушкой самого могущественного человека в мире, решила действовать сама. Для начала она попросила всех евреев царского города Сузы объявить строгий трехдневный пост. Воздерживаясь от пищи, или, говоря библейским языком, «смиряя себя», люди показывали Богу свою полную зависимость от Него, готовность принять Его волю. Надежды на собственные силы у них уже не оставалось.

Повествователь тем временем мастерски нагнетает напряжение – и в то же время показывает, как ненадежны расчеты Амана, как рушатся один за другим его планы. Во-первых, он так хотел расправиться с ненавистным Мардохеем, что даже не был готов ждать дня, назначенного для истребления всех евреев. Он приготовил высокий столб, на котором собирался повесить своего недруга.

Но вышло всё не так. Царю на следующую ночь не спалось, он велел принести и читать дворцовые хроники – и так ему напомнили о былых заслугах Мардохея. И оказалось, что верного служителя никак не наградили! Царь поспешил исправить эту несправедливость и для начала посоветовался с Аманом: как наградить самого верного слугу? Аман ответил: «пусть принесут одеяние царское, в которое облачается царь, и приведут увенчанного царским убором коня, на котором ездит царь. Пусть передадут это одеяние и коня кому-нибудь из самых знатных царских вельмож, а тот облачит человека, которому царь желает воздать почести, посадит его на коня и проведет коня под уздцы по городской площади». Аман-то был уверен, что все эти почести предназначены ему… но они достались его злейшему врагу Мардохею, Аману же пришлось вести коня под уздцы.

Казалось бы, можно было отступиться, понять, что планам его не суждено было сбыться. Но Аман настаивал на своем – и так шел к собственной гибели, как до него и после него поступали слишком многие, кто был ослеплен ненавистью и собственным высоким чином.

А что же царица Эсфирь? После поста она устроила роскошный пир и пригласила на него супруга-царя и недоброжелателя Амана. Когда царь на пиру пришел в доброе расположение духа, он, как водится у царей, пообещал исполнить любую просьбу Эсфири. Она ответила: «Если я снискала милость твою, о царь, если царю угодно, пусть сохранят жизнь мою – вот о чем я прошу! Пусть сохранят народ мой – вот о чем я молю! Потому что проданы мы – и я, и мой народ – преданы на истребление, на избиение, на гибель!» И ошеломленный царь выслушал историю о страшном враге, который хотел уничтожить и ее саму, и преданного царю Мардохея. Приговор был вынесен тут же, на месте: Амана повесили на том самом столбе, который он приготовил для Мардохея.

Э. Норманд. Эсфирь обличает Амана

Однако на том история еще не закончилась: ведь приказ об истреблении евреев уже был разослан по всей огромной Персидской империи, а отменять однажды отданные приказы у персидских владык было не принято. Тогда от имени царя был издан другой указ: теперь уже евреям дозволялось и даже прямо предписывалось постоять за себя, отомстить всем своим врагам и перебить. Книга Есфири добавляет: «И в какую бы область, в какой бы город ни приходил этот указ с повелением царя, везде начинались у иудеев радость и веселье, пир и праздник. И многие люди из народов этой страны перешли в иудейство, потому что их объял страх перед иудеями».

Иудеи не преминули воспользоваться такой возможностью и действительно уничтожили всех своих врагов – в одних Сузах их обнаружилось пять сотен, в том числе повесили десятерых сыновей Амана. Этот день решено было отметить как праздничный, и по сей день он сохраняется в календаре еврейских праздников под именем Пурим – это слово переводится как «жребии». Некогда враги еврейского народа бросали жребий, определяя день, когда нужно евреев перебить, но в результате погибли сами. Такой уж им выпал жребий.

И всё-таки относиться к этой книге спокойно у христиан часто не получается, порой ее даже предлагали исключить из состава Библии. Что же это выходит? Избранный народ не просто избавился от гибели, но и отплатил врагам той же монетой? Разве нельзя было иначе? Разве они не понимали, что народ Божий не должен уподобляться своим гонителям?

Трудно сказать, можно ли было в ту эпоху обезопасить врагов, не причиняя им при этом ни малейшего вреда. Отнять у них оружие? Заключить под стражу? А если они откажутся (а ведь точно не согласятся), тогда что?

Но самое главное, что слова о любви к ненавидящим в том мире еще не прозвучали. Как и в случаях с Исходом и с завоеванием Ханаана вопрос был один: «кто кого». И горе побежденным! Глядя на мир, изображенный в книге Эсфири, где убийство одного человека или целого народа – такая же обыденная вещь, как царское пиршество, мы лучше понимаем, что Новый Завет стал действительно новым, революционным для своего времени.

Но есть у христиан и еще одна причина относиться к этой книге с осторожностью… В ее еврейском тексте ни разу не упомянут Бог. Если бы она не входила в состав Библии, у нас не было бы особых оснований думать, что она вообще имеет какое-то отношение к вопросам веры. Это захватывающая история из жизни персидского двора, с конфликтами, интригами, напряженным действием и неожиданной развязкой. Но действуют в ней во всех случаях люди и только люди.

Именно по этой причине в греческую версию этой книги были добавлены целые абзацы, излагающие богословский взгляд на ту же историю. Вот, к примеру, как молится Мардохей, узнав об опасности: «И ныне, Господи Боже, Царю, Боже Авраамов, пощади народ Твой; ибо замышляют нам погибель и хотят истребить изначальное наследие Твое; не презри достояния Твоего, которое Ты избавил для Себя из земли Египетской; услышь молитву мою и умилосердись над наследием Твоим и обрати сетование наше в веселие, дабы мы, живя, воспевали имя Твое, Господи». И повествователь добавляет, что горячо молился не только он, но и все евреи. Но эти строки явно были добавлены в текст позднее, как раз для того, чтобы его сделать более назидательным для верующих.

Но даже если отказаться от них – история не теряет своего смысла. Бог в любом случае действует в истории, только не всегда в виде огненного и облачного столпа, как при исходе израильтян из Египта. Его воля может твориться руками людей – даже если они при этом и не говорят о Нем перед другими людьми.

Что же до роли женщины в религии Ветхого Завета и в христианстве, она вовсе не тождественна роли мужчины – но и ничем не ниже ее. Она просто другая, как показывает нам и эта библейская книга.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 3,50 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Январь 24, 2013 13:38

    Мсье Десницкий….Спасибо конечно за поучительную и красочно изложенную историю,но те два «гвоздя»,которые Вы,в начале и конце своего рассказа, (ну правильно,с чего это просто взять и начать рассказывать ветхозаветную историю,должен же быть контекст) «вбили» в гроб давно умершего «мифа о «мужской» религии»,уже излишни.Покойный патриархальный строй уже давно мертв,он «восстанет» только в результате Чуда,а оно в данный момент маловероятно.История о «суровых бородатых мужчинах,одного взгляда которых боялись»-в прошлом,она уступила место лубошным рассказам о том,»почему папа у нас главный».Ну с другой стороны ,неужели «щи варить да мужа с детками кормить»,в Вашем понимании недостойно называться «подвигом»?Вам же наверняка известны случаи,когда монах становился святым неся послушание повара.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.