Диакон: служитель

Как известно, в Православной Церкви три степени священства: диаконы, священники  епископы. Самая первая, низшая степень — диаконы. Они помогают в совершении Таинств священникам и архиереям, но не могут совершать их самостоятельно.

На вспомогательную и, казалось бы, несамостоятельную роль диаконов указывает и этимология этого слова. По-древнегречески διάκονος (diakonos) значит «слуга», «служитель». Оно является однокоренным с глаголом διακονέω (diakoneō) – «служить», «делать для кого-либо что-либо», и существительным διακονία (diaconia) – «служба», «служебная обязанность», «прислуживание».

Во время богослужения диакон совершает каждение (обходит весь храм с кадилом, которое разжигается при помощи раскаленного угля. На уголь который кладется ладан — душистая смола восточных деревьев. При сгорании он образует благовонный дым — фимиам), дает определённые указания молящимся, читает вслух Евангелие. Возможна служба и без диакона, когда все эти действия совершает сам священник, но все же Церковь стремится к тому, чтобы диаконы принимали участие в богослужениях.

Это стремление объясняется тем, что диаконат на самом деле не является лишь промежуточной ступенью, которую нужно как можно быстрее пройти,  чтобы достичь чина священства. То есть, в церковной иерархии диаконская роль помощников и служителей имеет самостоятельное значение. Интересно, что диаконов на богослужениях сравнивают с летающими ангелами, которые поддерживают связь мира горнего и дольнего. Это сравнение особенно наглядно потому, что во время пения ектений (молитвенное прошение на богослужении) диаконы поднимают вверх свой орарь (принадлежность богослужебного облачения диакона – длинная узкая лента, которую он носит через левое плечо), что напоминает «трепетанье ангельских крыльев, несущих на себе молитвы к Богу». Великий русский писатель Н. Гоголь в своих «Размышлениях о Божественной литургии» пишет, что «званье диакона, что званье ангела на небесах, и самым сим на него воздетым тонким лентием, развевающимся как бы в подобие воздушного крыла, и быстрым хождением своим по церкви изобразует он, по слову Златоуста, ангельское летание».

В древней Церкви одной из главных обязанностей диаконов были занятия благотворительностью, то есть распределение милостыни и провизии среди нуждающихся. Тем самым они давали священникам возможность беспрепятственно заниматься пастырским служением. О самых первых диаконах рассказывают «Деяния апостолов» в шестой главе. Апостолы, чтобы их ничто не отвлекало от проповеди Слова Божия, призывают выбрать из народа «семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости», чтобы те «заботились о столах» (Деян. 6, 2-3). Апостолы возложили на избранных руки и поставили их на службу, сказав про себя: «А мы постоянно пребудем в молитве и служении слова» (Деян. 6, 4). Со временем, особенно после легализации Церкви, когда умножилось число даяний и благотворителей, диаконы стали заведовать своего рода «социальными центрами» при храмах.

Хотя в святоотеческой литературе нет ни одного сочинения, посвященного теме диаконата, из «Деяний апостолов» мы видим, что диакония – самый древний чин в Церкви после апостольского.

И самый первый мученик в истории Церкви – это Стефан, один из тех самых «семи мужей», рукоположенных апостолами «печься о столах». История его мученичества описана в седьмой главе «Деяний апостолов». Стефан, как и апостолы, проповедовал в Иерусалиме Слово Божие, за что был привлечен к суду вступившими с ним в спор представителями синагоги.

В конце обращенной к ним проповеди они «устремились на него, и, выведши за город, стали побивать камнями» (Деян. 7, 57). Мученическую смерть Стефана приветствовал в числе прочих Савл – будущий апостол Павел, до своего обращения бывший одним из самых ярых гонителей Церкви.

Интересно также, что в древней Церкви были и диакониссы – «служительницы», которые ухаживали за больными женщинами и помогали готовить женщин к Крещению. Со временем их служение в Церкви полностью прекратилось.

Однако в начале 20 века вопрос о возрождении института диаконисс был поднят и в нашей Церкви. В 1911 году даже собирались открыть первую общину диаконисс в Москве. Этот вопрос обсуждался и на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1917-18 гг., но никакого решения Собор так и не принял.

Иллюстрация: Диакон. А. Рябушкин, 1888 г.

pushaev ПУЩАЕВ Юрий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.