Черное. И много белого

Священник, который исследует свет

Меня зовут Андрей Рассанов. Мне 37 лет. И я… не фотограф!
Я священник. Это мое основное призвание. Но некоторые люди приходят ко мне не для того, чтобы послушать проповедь, исповедоваться или попросить духовного совета. Им интересен мой взгляд на мир через объектив фотокамеры. Это удивительно, но я стал фотографировать тогда, когда стал священником. Вернее тогда, когда я женился, рукоположился, и у меня появился первый ребенок.

Начало

Дело в том, что на его крестины мне подарили первый в моей жизни фотоаппарат. Это был пленочный «Зенит-Е». Мне показали основные настройки, и я стал снимать первые дни жизни моего первенца. Фотоаппарат являлся творческим инструментом документализации жизни моей семьи.
Наверное, я всегда хотел фотографировать, но не мог себе это позволить. Когда я учился в школе, у моих друзей и одноклассников были фотоаппараты «Смена-8М», «Агаты», «Зениты», но моя семья была бедной. Мы жили в Кирове, в деревянном доме с печным отоплением. У нас не было горячей воды, нормального туалета, потому что он зимой замерзал. У нас ничего не было! Даже телевизор и кассетный магнитофон появились очень поздно. Тем более о покупке дорогой «игрушки» не было и речи!

В руках монаха

В руках монаха

Поэтому я с удовольствием сидел в темной комнате моего друга и смотрел, как под красным фонарем он печатает отснятые кадры. Мы переснимали картинки из журналов и постеров с «качками», Шварценеггером, Сталлоне, Брюсом Ли. Это  были мои первые шаги в мире фотографии.
Когда я служил в армии, один из сослуживцев взял из дома фотоаппарат и снимал нас в казарме, на плацу, на берегу Охотского моря. Это было здорово! Каждый из нас хотел привезти после двух лет службы не только воспоминания о Дальнем Востоке, красной рыбе и икре, кочегарке, температуре минус 50˚ на улице и плюс 4˚ в казарме зимой, но еще и фотографические карточки. И я привез целых два альбома черно-белых и цветных отпечатков.

Взявший крест

Взявший крест

Приехав домой, я понял, что моих снимков из армии гораздо больше, чем детских фотографий. И я подумал: если у меня будут дети, у них будет всё иначе! Так и произошло. Если фото­графии первого сына я стал делать со второго месяца его жизни, то фотографии других детей, а у меня их сейчас четверо, появлялись в первый день их жизни.

Время

Я снимал и продолжаю снимать свою семью, но этого оказалось мало! Меня всё больше и больше стал захватывать момент съемок, и я стал носить фотоаппарат с собой всюду. Иду ли я в храм, в крестный ход, на городской праздник, мероприятие, паломническую поездку, отдых, я всегда беру с собой фотокамеру.

В тени отцов

В тени отцов

Но меня не интересует пейзаж, архитектура, птички, кошечки и цветочки. То, что я научился ценить, став священником, — это человек.

Поэтому на всех моих работах вы можете увидеть именно его! Маленькая девочка, седой мужчина, красивая девушка или почтенный старец — вот, что по настоящему ценно!

Не хлебом единым жив человек

Не хлебом единым жив человек

Ценность таких снимков не только в передаче действительности, а в том, что всё в этом мире бесследно исчезает. Мы стареем, умираем, меняемся. Поэтому очень важно запечатлеть во времени то, что перейдет в вечность! Время — это мерило фотографии. Только через время мы по настоящему начинаем ценить фотокарточки.

Отражение человеческой души

Отражение человеческой души

Некоторые работы продаются за миллионы долларов, по ним судят о прошедших исторических событиях, они радуют нас воспоминаниями о прошлом. На них отображается то, чего сейчас уже нет. Поэтому я люблю дарить людям фото­графии, на которых они изображены, только через несколько лет. Настоящая фотография подобна хорошему выдержанному вину.

Свет

Когда меня спрашивают про любимые снимки, я не знаю что ответить, ведь хорошая карточка — это как ребенок. Я не могу выделить среди своих детей любимчика. Они все разные. У них у всех есть свои положительные стороны и недостатки, но они дороги мне одинаково.

Вера маленького мальчика

Вера маленького мальчика

То, что вы можете увидеть в моих работах, это результат не положительной деятельности, а отрицательной. Постараюсь сейчас пояснить…
Я часто задаю себе вопрос, да и другие спрашивают: почему? Почему Вы фотографируете, почему черно-белые снимки, почему, почему, почему….
Для того чтобы ответить на эти вопросы, я говорю апофатически, т. е. с приставкой не.

В водах Великой реки

В водах Великой реки

Почему я фотографирую? Потому, что не умею хорошо рисовать. В детстве рисовал. У меня даже получалось. Но только простым карандашом и фломастерами. Я не умел рисовать красками! И хотя по рисованию у меня всегда стояло «отлично», я понимал, что художник из меня не получится.

 В ожидании чуда

В ожидании чуда

Почему черно-белая фотография? Потому, что я не умею обрабатывать цветные снимки, не умею профессионально работать в графических редакторах. Для меня эти программы служат средством перевода цифрового изображения в монохром, корректировки контраста и теней. И всё! Я долго могу говорить, что черно-белая фотография — это классика, она обращает взор не на внешнюю красоту, а на внутреннюю, на содержание, она не отвлекает внимание на цвет. Но это всё лукавство. По настоящему это мое неумение работать с цветом.

Паломник

Паломник

Почему я недавно победил в международном фотоконкурсе, который проходил в Сербии? В нем участвовали фотографы из 57 стран мира, предоставив около четырех тысяч изображений на суд жюри. Потому, что я не понимаю английского, немецкого, французского, итальянского и других языков. А сербы говорят на славянском, понятном мне языке. Поэтому я прочитал информацию об этом конкурсе и его условиях и послал свои работы. А в ответ на свое незнание получил признание европейского жюри.

Верный друг

Крестноходец

Так бывает! Почему? Потому, что я не фотограф, а священник. А в духовной и этой жизни бывает много того, что не поддается объяснению, не зависит от нас, не вмещается в рамки обыденного.
Я удивляюсь жизни, красоте этого мира, людям! И это удивление толкает меня на исследование всего того, что меня окружает. Инструментом для этого служит фотоаппарат. Фотография — это светопись, написание светом. Но свет бывает видимый, а есть невидимый, который изливается и ты чувствуешь его душой. Прикасаясь к светописи, ты прикасаешься к Источнику этого света, к Богу, Тому, кто всё сотворил и соделал прекрасным!

Протоиерей Андрей Рассанов

Родился в Кирове (Вятке) в 1978 году.
Протоиерей, клирик храма святых мучениц Веры, Надежды,
Любови и матери их Софии г. Кирова.
Первые творческие работы появились в 2004 году. Является участником и победителем российских и международных
выставок и фотоконкурсов. Сейчас работает над несколькими долговременными фотодокументальными проектами. Отец четверых детей.

Фото анонса: о.Андрей Рассанов, «Верный друг» 

cover146-900 Июнь 2015 (146) №6
рубрика: »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 4,50 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.