Бог: Господь, имеющий силу и власть

В Новое и Новейшее время и в философии, и в культуре в целом широкое распространение получил взгляд на Бога лишь как на некий нравственный Абсолют. Такой Бог ждет от человека лишь морального поведения и требует только любви, но не страха и поклонения. Так считали, например, великий немецкий философ Иммануил Кант и великий русский писатель Лев Толстой. Согласно подобному умонастроению, страх Бога и поклонение Ему в любых культовых формах являются суеверием, которые унижают человека и отрицают его свободу. Дескать, Бог ведь не суров и не мстителен, чтобы внушать «страх и трепет». Исполняя заповедь любви по отношению к людям, ты тем самым исполняешь и все необходимые Божественные заповеди. Ничего другого Бог от тебя и не может требовать – иначе Он не благ и не милосерд.

Это умонастроение очень льстит современному сознанию. К 21 веку человек создал поразительно богатую и мощную цивилизацию. И теперь ему, поглощенному делами – уже не до памяти о Боге. Современный человек, пожалуй, прежде всего, ищет удовольствия и комфорта. Любовь – это да, это понятно и приемлемо, потому что приятно. А страх – явление неприятное и пугающее, какое-то совершенно некомфортное.

Однако ведь сказано в Священном Писании: «Начало мудрости страх Господень» (Пс. 110, 10). Вот оно, начало мудрости: осознание беспримерного величия и могущества Бога, несоизмеримости Его возможностей со скудными человеческими силами. Любая человеческая претензия на самостояние разбивается о евангельское «Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Лк. 3,8). И в виду этой несоизмеримости, конечно, подобает и бояться Бога, и поклоняться Ему.

В конце концов, только Бог будет решать, кто спасен, а кто нет. Только Он имеет эту последнюю и страшную власть – прощать и наказывать. И «страх и трепет» тогда просто необходимы перед лицом Его грозной власти. Апостол Павел увещевал: «со страхом и трепетом совершайте свое спасение» (Фил. 2:12).

Идею Божиего превосходства выражает одно из Божиих имен – Господь. Оно может относиться как ко Всей Пресвятой Троице, так и к каждому Божественному Лицу. В древнегреческом языке в качестве слова «Господь» использовалось слово κύριος  (kyrios). На русский язык τό κρος переводится как «владыка», «господин», «повелитель», «хозяин», «глава». Очень интересно то, что древнегреческое слово Господь является однокоренным  со словом τό κρος (kyros) – по-древнегречески это «власть», «сила». И тогда Господь – это Тот Единственный, Кто имеет подлинную силу и настоящую власть. Именование Бога Господом есть признание Его силы и власти.

Кстати, можно заметить, что слово «Господь» сегодня не особенно популярно даже в церковной журналистике, поскольку может отпугнуть внецерковного читателя «своей окрашенностью в молитвенно-пафосные тона». Об этом в «Фоме» писал, например, Константин Мацан. Думается, оно так неудобно для современного человека еще и потому, что логично требует от него признания себя рабом Божиим. А в наш век всяческих свобод такое признание странно, непривычно. Но, возможно, подлинная свобода только с этого и начинается. Ведь, как говорится, лишь тот, кто по-настоящему боится Бога, уже не боится других людей. 

pushaev ПУЩАЕВ Юрий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.