Благовещение и фрески Джотто

Слушайте рассказ богослова и историка Тимофея Китниса о Благовещении в живописи Джотто.

Фрагмент фрески Джотто "Благовещение"

— Здравствуйте, это радио «Фома». 7 апреля – праздник Благовещения Пресвятой Богородицы. Он характерен не только для Восточной Церкви, но и для Западной, его любят не только в России, но и в Западной Европе тоже. И в западноевропейской живописи есть масса тому подтверждений. Вот, например, в итальянском городе Падуя находится особая часовня, которую называют капелла Скровеньи, в которой можно увидеть потрясающие по красоте фрески. Вся эта часовня посвящена Пресвятой Богородице. И она была освящена в праздник Благовещения. Расписывал эту часовню Джотто, великий мастер. Почему именно он? Кто такие Скровеньи? И почему все это связано с Благовещением – об этом попытаемся поговорить. У нас на связи по скайпу Тимофей Китнис, историк, богослов. Здравствуйте.Часовня Скровеньи в Падуе: история создания и особенности.

— Здравствуйте!

— Насколько я знаю, часовню Скровеньи освятили в 1305 году на Благовещение. Почему именно с этим праздником все связали?

— Дело в том, что у этой истории очень интересное начало. Эта капелла посвящена одному из очень известных ростовщиков, Реджинальдо Скровеньи. Он был отец того человека, который построил капеллу, — Энрико Скровеньи. Ростовщичество было тяжким грехом. Но многие, тем не менее, им занимались. Таковы были представления на XII, XIII, начало XIV века. Давать деньги в рост считалось очень большим грехом. И хотя люди этим занимались, они это переживали как грех. Великий Данте даже поместил Реджинальдо Скровеньи в седьмой круг ада в своей «Божественной комедии» – настолько это был известный ростовщик. И вот его сын Энрико Скровеньи решает совершить акт покаяния. Это не случайно происходит именно в начале XIV века. Дело в том, что в 1300 году Римский папа объявляет юбилейный год. Это означает, что все те люди, которые искренне хотят покаяться, прийти ко Христу, обязательно получат прощение грехов. Именно в этот период Энрико Скровеньи и задумал построить капеллу, которую решил посвятить Благовещению.

Фрагмент фрески Джотто "Благовещение"

Фрагмент фрески Джотто «Благовещение»

-Почему именно Благовещению?

– Дело в том, что этот праздник что в западной, что в восточной традиции не зря называется началом нашего спасения. Начиная с Иринея Лионского Сама Матерь Божия называется «Новой Евой». То есть тем человеком, с которого начинается наше спасение. Несколько позже Блаженный Иероним скажет: как от ветхозаветной Евы пришла к человечеству смерть, так от «Новой Евы», Пресвятой Богородицы, приходит к человеку спасение, воплощается Спаситель. Вот на чем базируется сюжетная, богословская линия этой капеллы.

— И праздник Благовещения считается особым для этой капеллы. Что происходило там в этот день?

— Сам Энрико Скровеньи действительно переживал свою жизнь и жизнь своего отца как глубоко греховную. Но благодаря этому празднику, Благовещению, даже такие грешники как он и его отец могли получить спасение. Поэтому он так особым образом этот праздник и почитал. Часовня Скровеньи была устроена именно для частного пользования, частной молитвы. Но один раз в году она была открыта для всеобщего посещения. Это было именно в праздник Благовещения. Вот таким образом и Джотто, и Скровеньи этот праздник почтили.

— А можно вопрос, связанный с фресками, которые внутри этой часовни? Честно говоря, я там была и обратила внимание, что фресок очень много, причем огромное количество сюжетов посвящено различным эпизодам из жизни Пресвятой Богородицы. И тут возникает вопрос. Для христиан главным источником информации о тех событиях является Евангелие, Священное Писание. Но в Священном Писании сказано о Богородице буквально несколько слов. О Ее детстве, о родителях нет никакого упоминания. Откуда у Джотто такие подробности? Например, одна фреска посвящена тому, как отца Пресвятой Богородицы изгоняют из храма. У них была бесплодная семья, а по иудейскому закону, если в семье нет детей, то Господь, значит, эту семью не благословил. Откуда у Джотто знание о таких вещах?

— Ко времени Джотто, XIII – началу XIV века, уже была довольно сформировавшаяся традиция, Предание, которое рассказывало о детстве Пресвятой Богородицы, о Ее Рождении, о том, как Она выросла… Это Предание имело два источника. Первый – протоевангелие Иакова, которое специалисты датируют серединой II века. Это апокрифический текст, он не был включен в канон Евангельских книг. Но вместе с тем его использовали как источник, как Предание, освященное давней традицией, где довольно подробно рассказывалось о детстве Пресвятой Богородицы, о том, как проходило Ее воспитание и как Она жила до того момента, пока не получила от Архангела Гавриила радостную весть, что именно от Нее родится Спаситель мира.

джотто2

Второй источник – так называемая «золотая легенда», которая была написана в 1260 году. Ее автор – Иаков Ворагинский. Надо сказать, что она очень пестрая, в ней очень много фантастического. Но, тем не менее, этим текстом пользовались, в том числе, в западном искусстве – в живописи, литературе – как источником вдохновения. И там нашла свое отражение история, изложенная в протоевангелии Иакова. Вот два этих источника и вдохновляли Джотто, когда он стал расписывать капеллу Скровеньи.

Кстати, сюжеты для капеллы выбирал один очень известный в то время богослов – Альтеградо де Катанеи, он также изображен на фресках – вместе с Энрико Скровеньи. Вообще, то, что мы наблюдаем в этой капелле, — это, можно сказать, прорыв. И в живописи, и в богословии.

— А почему прорыв? Что там такого принципиально нового, чего не было до Джотто?

— К примеру, в этой капелле возникает портретная живопись. Портрет Энрико Скровеньи – это по сути первый портрет, который нашел свое отражение в средневековой живописи.

— А как же так? Энрико Скровеньи и упомянутый богослов изображены в этой капелле среди святых людей. Есть сонм святых, Пресвятая Богородица, Архангел Гавриил… И есть два вот этих вполне себе смертных человека. Отец одного из них даже помещен Данте в седьмой круг ада. То есть папа в аду, а сын – в капелле Джотто среди святых. Как все это возможно?

— Но там есть один интересный момент. Сам Энрико Скровеньи изображен в лиловых одеждах. Лиловый – это цвет покаяния. То есть он изображен там в качестве кающегося грешника. Богослов же помогает ему. Если сам Энрико просто дал деньги на часовню, призвал Джотто, уже известного к тому времени мастера, то богослов помогал ему преподнести этот дар Пресвятой Богородице. Именно в таком аспекте он там и был изображен. Наверное, это отчасти его извиняет.

— Так что же там было нового?

– Да все. Джотто ужалось создать принципиально иной тип живописного мышления. Именно там рождается тип стенного панно. То есть появляется последовательное, осмысленное, четко спланированное изображение сюжетов на фресках. Именно в капелле Скровеньи получает наиболее гармоничное развитие и другая тенденция. Надо сказать, что для средневекового искусства был присущ последовательный теоцентризм. То есть Господь – в центре всего: в центре познания, в центре мышления… И это правильно. Но очень часто при этом личность человека как бы отодвигалась на второй план. И Джотто не зря называют отцом проторенессанса. Он почувствовал те тенденции, которые будут характерны именно для раннего ренессанса, когда человеческая воля, человеческое участие, человеческая личность так же важны для искусства и для Бога. Именно поэтому в творчестве Джотто, в творчестве раннего ренессанса была найдена очень удачная точка, когда божественная мысль, одухотворенность сочетается с очень ярким человеческим присутствием. Даже сами краски, которыми изображаются люди, имеют очень интересное название. С латыни оно переводится как плотские краски, телесный цвет появляется. Карнация – даже такой термин вводится в искусстве.

Кроме того, он очень много находок делал. К примеру, чтобы расширить пространство – капелла сама по себе была небольших размеров, Джотто впервые применяет так называемую иллюзорную архитектурную декорацию.

— А что это значит?

— Он таким образом расписывает и распределяет пространство, что возникает ощущение, что там – мраморный барьльеф.

— Точно! Он же там «рисует» колонны!

— Да, и за счет этого получается объемное пространство. То есть он там впервые начинает этим заниматься. То, что потом получит такое развитие у Леонардо да Винчи, Рафаэля, — все это заложено именно там, в часовне Скровеньи. И конечно, она во всех смыслах, и с точки зрения богословия тоже, — одно из ярчайших произведений средневекового искусства.

Mitrofanova МИТРОФАНОВА Алла
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.