10 вопросов о грехе

Ад — это обширное пространство, которое Бог специально оборудовал для мучения попавших туда грешников: сковородки с кипящим маслом, котлы, черти с вилами, неугасающий огонь… Короче — геенна огненная. Правда ли, что чем тяжелее грехи умершего человека, тем ужаснее страдания, которым подвергается его душа в аду после смерти?

В учении Церкви ни о каких сковородках речь не идет. Вот как пишет о причине гееннских страданий преподобный Исаак Сирин: «Говорю же, что мучимые в геенне поража-ются бичом любви! И как горько и жестоко это мучение любви! …Печаль, поражающая сердце за грех против любви, страшнее всякого возможного наказания. Неуместна никому такая мысль, что грешники в геенне лишаются любви Божией. Любовь есть порождение ведения истины, которое (в чем всякий согласен) дается всем вообще. Но любовь силою своею действует двояко: она мучит грешников, как и здесь случается друг другу терпеть от друга, и веселит собою соблюдших долг свой. И вот, по моему рассуждению, гееннское мучение есть раскаяние».

 

Господь гневается на грешников и наказывает их при жизни всякими болезнями и неприятностями, а после смерти — вечными муками в аду, потому что грех — это такой поступок, который почему-то очень сильно оскорбляет и сердит Бога ?

Грех — это всегда такой поступок, который противоречит самой природе человека, и поэтому закономерно причиняет ему страдание. А про отношение Бога к грешникам преподобный Антоний Великий пишет: «…Бог не радуется и не гневается, ибо радость и гнев суть страсти. Нелепо думать, чтоб Божеству было хорошо или худо из-за дел человеческих. Бог благ и только благое творит, вредить же никому не вредит, пребывая всегда одинаковым; а мы когда бываем добры, то вступаем в общение с Богом, по сходству с Ним, а когда становимся злыми, то отделяемся от Бога, по несходству с Ним. Живя добродетельно, мы бываем Божиими, делаясь злыми, становимся отверженными от Него; а сие не то значит, чтобы Он гнев имел на нас, но то, что грехи наши не попускают Богу воссиять в нас, с демонами же мучителями соединяют».

 

Отвечаем ли мы за грехи своих родителей?

Тут все зависит от понимания слова «отвечаем». В нравственном смысле — конечно же, нет. За каждый совершенный грех отвечает лишь его «автор» — перед Богом, людьми и собственной совестью. Но вот те повреждения человеческого естества, которые вносит в него грех, родители могут передать детям по наследству. Самый показательный пример этого — детский алкоголизм, который развивается у младенца еще в утробе у пьющей матери.

 

Почему я должен отвечать за грех Адама и Евы?

Современный греческий богослов Иерофей Влахос по этому поводу пишет «…из учения святых отцов видно, что наследуется не вина Адама, а последствия его греха, которыми являются тление и смерть. Поскольку через прегрешение Адама человеческая природа стала больной, тленной, то естественно, что и каждый человек, будучи неотделимой частью этой природы, не избегает царствующего в ней тления… Таким образом, отталкиваясь от всех этих положений, мы можем говорить о наследственной передаче только смертности, но не вины, как утверждает западное богословие».

 

Почему в церкви люди тоже грешат?

Потому, что Церковь — духовная лечебница. И грешат в ней люди ровно по той же причине, по которой в обычной больнице люди болеют. Еще в IV веке преподобный Ефрем Сирин говорил, что Церковь — не только собрание праведников, но еще и толпа кающихся грешников. Не всякую духовную болезнь можно вылечить сразу. Но в Церкви согрешившие ненавидят свой грех, оплакивают его и стремятся от него избавиться, тогда как вне Церкви этот же грех может составлять для человека главную цель и смысл жизни.

 

Воздаяние за грех в христианстве — это же самое, что и закон кармы в восточных учениях?

Нет, это далеко не одно и то же. Действительно, в христианстве есть мысль о закономерности воздаяния за грех. Вот как пишет об этом святой Марк Подвижник: «Вообще Бог установил, чтоб каждому делу, и доброму, и злому, последовало естественно надлежащее возмездие. Воздаяние не вымышляется при каждом случае, как думают некоторые, не знающие закона духовного». На первый взгляд, здесь можно усмотреть прямую аналогию с кармическим принципом воздаяния или с атеистическим детерминизмом, при котором каждое событие в жизни мира является неизбежным следствием предшествующих событий. Однако это лишь кажущаяся аналогия. Согласно христианскому вероучению, помимо духовных причин и их следствий в мире действует еще и всемогущий Бог, способный разорвать связь между человеческим грехом и его, казалось бы, неизбежными результатами. Говоря образно, в кармических учениях пущенная стрела обязательно должна поразить цель, даже если пустивший ее человек вдруг с ужасом понял, что эта стрела направлена в его сына. В христианстве же такую «греховную стрелу» Бог может отвратить даже в миллиметре от цели.

 

Почему в Церкви нужно исповедовать грехи, совершённые «помышлением», ведь мысли невозможно контролировать?

Речь не идет о покаянии в том бесконечном «потоке сознания», который часто несет в себе очень много мусора. Грехом являются только те помыслы, которыми человек увлекается, «возгревает в своем сердце». Исповедовать все греховные помыслы на исповеди — абсолютно нереальное дело: слишком часто мы грешим подобным образом. Но есть иной способ борьбы с ними. Немедленная покаянная молитва, обращенная к Богу, — самое действенное средство против того бесчисленного множества грехов, которое каждый из нас постоянно совершает в своем внутреннем мире. И не нужно ждать для этого очередной исповеди. Святитель Феофан Затворник прямо говорил: «Относительно мелких греховных движений сердца, помыслов и т. п. <…> следующее правило: как только замечено что-либо нечистое, тотчас следует очищать это внутренним пока янием пред лицом Господа. Можно этим и ограничиться, но если нечиста, неспокойна совесть, то потом еще на вечерней молитве помянуть о том с сокрушением и — конец. Все такие грехи этим актом внутреннего покаяния и очищаются».

 

Почему в Церкви принято делить грехи на смертные и не смертные?

Потому, что в Ветхом Завете описан ряд грехов, за которые невозможно было принести в умилостивительную жертву какое-либо животное. Эти грехи невозможно было изгладить жертвоприношением, они слишком глубоко меняли дух человека. Поэтому, согласно Закону Моисея, совершивших такой грех людей предавали смерти. К этим грехам относились: убийство (преднамеренное или по халатности) и приравненная к нему насильственная продажа в рабство; идолослужение; прелюбодеяние, любодеяние и различные половые извращения; волшебство и лжепророчество; непочитание родителей и старших; несоблюдение субботы и праздников; кощунство; богохульство. В Новозаветной Церкви практика предания смерти за эти грехи была отменена. Но само именование «грех к смерти», встречающееся в Новом Завете, прямо указывает на ту глубину духовной поврежденности, которая в древности каралась у иудеев смертью. Смертный грех неизбежно что-то меняет в жизни человека навсегда, какая-то часть души все равно умирает.

 

Почему после исповеди человек снова и снова впадает в тот грех, в котором он исповедовался?

Эту ситуацию удивительно точно описал когда-то блаженный Августин: «…Я просил у Тебя целомудрия и говорил: “Дай мне целомудрие и воздержание, только не сейчас”. Я боялся, как бы Ты сразу же не услышал меня и сразу же не исцелил от злой страсти: я предпочитал утолить ее, а не угасить». Если душа наша привязана ко греху, грех остается привлекательным и желанным. А ведь Господь смотрит не на слова, а на сердце. И если мы пришли на исповедь для того, чтобы Бог избавил нас от греха, а сердце наше в это время кричит: «Только не сейчас, Господи!» — то, конечно, Господь не станет избавлять нас от этого греха насильно. Он попустит нам впасть в этот грех еще раз, и еще, и еще… Но каяться в таком грехе все равно необходимо. Ведь для того чтобы покаяться на исповеди, человеку нужно преодолеть барьер собственного стыда перед священником. Этот стыд часто оказывается целебным, потому что подразумевает внутренне усилие кающегося. Видя этот труд, Господь дает нам возможность увидеть грех во всем безобразии и возненавидеть его. Только тогда становится возможным подлинное покаяние и избавление от греха.

 

Как обличать грех и при этом не гневаться на грешника?

Обличать грех и не гневаться на грешника можно лишь в том случае, если грешник этот — человек, которого ты по-настоящему любишь, за кого готов жизнь свою отдать. Святые любили всех без различия, уподобляясь в этом Богу. Если же ты не свят, но видишь чужой грех и желаешь помочь человеку исправиться — подумай и постарайся честно ответить самому себе: на что ты готов ради этого человека и его исправления, насколько дорог он для тебя лично? Ведь мало просто помочь человеку увидеть свой грех, нужно еще и помочь преодолеть, встать рядом, подставить свое плечо. А  это значит, что ты неизбежно понесешь часть воздаяния за его грех, тебе придется пострадать за него, взять на себя часть его ноши по закону любви. Если ты не готов на это —воздержись от обличения чужих грехов и подумай лучше о своих собственных.

Редакция
рубрика: Авторы » Р »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (26 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.