Высоцкий: взгляд православного монаха

С каждым годом Владимир Высоцкий все более растворяется в мифе. Все чаще люди судят о нем по фильмам-биографиям, по комментариям, по топовым песням, транслируемым по радиоволнам.

Но и поныне мы замираем, случайно расслышав сквозь шум времени:

«Все единою болью болит, и звучит с каждым днем непрестанней вековечный надрыв причитаний отголоском старинных молитв».

О надрыве, о безысходности, о страстях Высоцкого сказано и написано много. И это именно то, чего он боялся при жизни и от чего предостерегал.

Фото: v-vysotsky.com

Семеныч, как иногда величают его барды и почитатели, не сводим к трафаретам. Его поэтика сложна, составные рифмы совершенны, на что обращал внимание Иосиф Бродский, а его послание проходит за рамки прошлого века к грядущим.

Высоцкий не надрывен — трагичен. Трагизм пронизывает и его юмор, и житейские зарисовки, и лирику, и военные песни.

При этом перед нами не личина актера, не завораживающие модуляции его голоса и гитары: происходит нечто большее — встреча человека с самим собой.

Каждый концерт Высоцкого — это цикл моноспектаклей. Его песенное «я» прорастает в слушателя, становится частью его внутреннего мира и затем незримо присутствует в его мыслях и поступках.

Ему не все и не всегда удавалось сыгрыть на сцене, особенно вначале, поэтому, по мысли его второй жены Людмилы, он обретал своего неслучившегося зрителя в слушателях. Всю мощь и глубину таланта переплавляя в тот отчаяньем сорванный голос, по которому, как по камертону, в эпоху застоя страна настраивала свою систему координат.

Отличительной чертой текстов Высоцкого была семантическая компрессия. Умение вмещать целые горизонты смыслов в несколько слов.

Марина Андреевна Журинская приводила пример такой компрессии: «ты меня ведь спас в порту». В этой краткой фразе сразу дана вся сложность характеров и взаимоотношений героев.

А в песне «Корсар (Ещё не вечер)» разворачиваются две вообще параллельные истории — пиратского корабля и театра на Таганке. И лишь зная о втором сокровенном сюжете противостояния бунтарского театра Юрия Любимова и советского министерства культуры, понимаешь ее парадоксальный финал: «"поможет океан, взвалив на плечи, ведь океан-то с нами заодно. И прав был капитан: еще не вечер!» Океан — это образ народа.

Театр на Таганке, 1967 г.

Почти всегда Высоцкий говорит от первого лица. И вместе с ним каждый из нас оказывается, по выражению Владимира Семеновича, в шкуре его героя.

Сгорает заживо в подбитом самолете, ткнувшись лицом в стекло.

Замерзает в грузовике, занесенном снежным бураном, да еще и с напарником, чьи нервы на пределе и чье состояние Высоцкий передает двумя скупыми строчками: а он за гаечный за ключ и волком смотрит... ...и смотрит так, что что холодно спине...

Задыхается без кислорода в подводной лодке, еще не вернувшейся с боевого задания.

Хватает грудью свинец у заветного моста, успев заметить, как сыновья уходят в бой, как приходит на смену вон тот, одетый во все не по росту.

Идет наперекор шпане, расплачиваясь за это свободой. Сидит за решеткой и умоляет: не увозите меня из весны!

Перепрыгивает планку на рекордной высоте, доказывая несговорчивому тренеру: «но свою неправую правую я не сменю я на правую левую...»

Бежит из сталинского ГУЛАГа без шансов на успех, а просто, чтобы доказать себе, что ты еще чего-то стоишь, что ты человек, а не бесправный зэк.

Владимир Высоцкий в спектакле «Гамлет» на сцене Театра на Таганке. 1971. Фотография: gazeta.ru

Во всех этих историях доминирует «я». Как и в сценических образах Галилея, Гамлета, Свидригайлова. Как и в кинообразах радиста Володи, капитана Жеглова, дона Гуана.

Собственно, это и потрясало, и перепахивало.

Небезразличие, неотстраненность, отказ скользить, словно пыль по лучу. Невыпиливание себя из ответственности за все, происходящее в мире, даже если приходилось каяться в том, что порвали парус. Не самоизоляция.

Высоцкий бросает вызов. Вымороченной советской системе. Трусости и малодушию. Обескрыленности и безнадеге. Вранью и той уверенности сытой, в ответ которой «уж лучше пусть откажут тормоза».

Но ближе к концу он бросает вызов самому себе, порабощенному зависимостями, и Богу, Который, как можно предположить, «хандрил» и где-то допустил роковой изъян, когда творил Свой манекен — человека.

Владимир Высоцкий отдавал себе отчет в том, что он менял мир. Что его слово возвращало подлинные имена вещам. А удивленные люди поднимали головы и рождались вновь в правде и сопричастности.

Но одним из печальных выводов, к которым он пришел уже ближе к концу, стало понимание того, что есть беды, с которыми не совладать.

Это те разломы, что проходят внутри, те стихии, которые никакому козлу отпущения не по рогам. Потому что не только политическая затхлость и несвобода, но нечто гораздо более серьезное и страшное пригнетает человека к земле.

Христиане называют это последствием грехопадения. Философы говорят о неведении и несовершенстве. В любом случае возникает вопрос о первопричине этой катастрофы.

Полушутя Владимир Высоцкий бросает Богу упрек в этом разладе — и тут же сам исповедуется в истории своей болезни, которая, будучи уникальной, тем не менее приоткрывает нам и тайну нашей собственной помраченности.

Отметим, однако, что именно с этих горьких вопросов многие начинали свой путь ко Христу, в Котором Бог явил Свою любовь, а человек — свою свободу.

И Высоцкий не проходит в своих поисках и метаниях мимо Спасителя, заступается за Него перед лабазниками, врущими про ошибки Христа, носит крест Господень на груди, будучи с концертами в США, где ему вполне можно было бы обойтись и без этого символа веры.

Фото: visotsky.ru

«Поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души», — пел Владимир Высоцкий и о других поэтах, и о себе. И нам ничто не препятствует поставить им всем свечу и помянуть их в своих молитвах.

Ибо в том, что мы свободны и всегда можем обратиться к Богу, есть и малая лепта их каторжного творческого труда.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (235 голосов, средняя: 4,62 из 5)
Загрузка...
Поделиться:

  • виталий
    виталий 3 дня назадОтветить

    Подзабыл монах... или просто смягчил ; В песне "хандрил" не Бог, а "сам первый человек". Создатель так просто " болен был, когда наш мир творил " .

  • Анна
    Анна 1 неделя назадОтветить

    Пророки они, эти поэты. В меру возможностей своих.

  • Catilina
    Catilina 1 неделя назадОтветить

    Hola, "Читала, что Пушкин для своих современников был салонным писакой, а вовсе не гениальным поэтом." -- не у родственников Дантеса ли прочитали?.. "Современники не жаловали его, и Пушкин тоже не ладил с властями."-- Т.е. если наш современник, пишущий стихи послереволюционным новоязом, как бы сорится с властями (но при этом нерерывно /беспрепятственно выезжет и вьезжет в З. Европу), то он автоматически становится равным по гениальности совершенно невыездному А.С. Пушкину, использующему в своем творчестве около 10 000 слов?

    • Hola
      Hola 1 неделя назадОтветить

      Для своих современников Пушкин не был гением, как сейчас Высоцкий. Нет пророка в своем отечестве

  • Catilina
    Catilina 1 неделя назадОтветить

    Марина, у меня с юности хранится полное собрание пластинок Высоцкого, в том числе Алиса в Стране чудес +кое-что изданное про него, но с возрастом, накопленным жизненным опытом, в том числе зарубежным (20 лет в другой среде) и моим воцерковлением смотрю на Высоцкого совсем по-другому, и навязываемое его окружением "Володя гений" уже не проходит. Потому и пишу здесь критические замечания, поскольку точно также мне помогли критика Высоцкого упомянутым мною редактором белогвардейского поколения, участковым милиционером и психиатром, в руках которого (к сожалению очень недолго)находился Высокий. Буквально несколько лаконичных слов - но угол зрения меняется, и высвечиваются темные углы его души. Его творчество скорее творчество его падшего духа (по нарастающей). "ЧУЮ с ГИБЕЛьНЫМ ВОСТОРГОМ - пропадаю, пропадаю". Что же к примеру в этом зовущего к Богу? Это неприкрытое упивание саморазрушением, не надо быть и психоаналитиком. "Коготок увяз - всей птичке пропасть". Коготок Высоцкого увяз в тот момент, когда он писал, а затем еще и пел, богохульные строчки, закрывать глаза на которые может мирской, но не православный монах. Оправдывая богохульство в сердце, православный сам присоединается к хуле на Бога и Божъю Матерь.

    • Марина
      Марина 1 неделя назадОтветить

      Catilina, спасибо за ответ! Очень непростая тема, если вызвала такой резонанс.

  • Hola
    Hola 1 неделя назадОтветить

    Господь милостив, и не дал Владимиру Семёновичу увидеть гибель всего, что он любил - страны, театра, людей и т.д. Не дал дожить до сегодняшних дней, когда во главу угла ставится грязь и деньги.

  • Catilina
    Catilina 1 неделя назадОтветить

    Советую Вам читать письма современников Пушкина, мемуары современников Пушкина, именно по ним определяя свое мнение, поздние изыскания пушкиноведов очень субъективны

  • Игорь
    Игорь 1 неделя назадОтветить

    Сколько же нигилистов-ниспровергателй развелось, и не сосчитать...
    Сергей, прошу прощения, но ваш комментарий из разряда "Не читали (смотрели, слушали, нужное подставить), но осуждаем!"
    Чтобы понять поэтический талант Высоцкого, нужно прочитать, а не прослушать все его песни, и прочитать то, что на музыку не было положено.
    Кстати, по тексту статьи понятно, что автор очень хорошо знает творчесво ВС, спасибо, приятно читать.
    Жаль, что не было упомянуто моё любимое стихотворение "Купола".
    И чем не есенинское:
    Я стою как перед вечною загадкою,
    Пред великою да сказочной страною -
    Перед солоно да горько-кисло-сладкою,
    Голубою, родниковою, ржаною...
    Или:
    Купола в России кроют чистым золотом -
    Чтобы чаще Господь замечал...
    Только за эти строки нормальные русские люди будут ещё долго любить Владимира Семёновича!

  • Патимат
    Патимат 1 неделя назадОтветить

    Как согласна я с Вами!!! Нынче Высоцкий, если он дожил, был бы кем-то вроде Пугачевой.

Загрузить больше комментариев
Загрузить ещё