Одна абсолютно рождественская деревня

Святки в деревне Пожарище

К утру потеплело. Всего минус сорок два. Ночью в Нюксенице, говорят, на градуснике видели минус пятьдесят. Зато солнышко. Сочельник, 6 января, в Пожарище готовятся к Рождеству.

Одна абсолютно рождественская деревня

Деревня Пожарище Нюксенского района Вологодской области от столицы — в 750 километрах. От ближайшего райцентра не так далеко, всего 14 километров, но асфальта нет, грунтовка.

Церкви в Пожарище не было никогда. На то и деревня. Церкви в сёлах бывают. Вот в Нюксенице есть. Только до неё в минус сорок пять поди, доехай. Автобус и в тёплую-то погоду ходит раз-два в день, а когда и не ходит. В мороз — что вообще говорить! Машин в деревне тоже — раз-два, обчёлся. Попробуй ещё эту машину, дак, заведи в минус сорок пять! Поэтому на Рождественскую службу в храм добираются очень немногие. Но сам праздник любят и отмечают с душой.

Сюда вообще до шестидесятых годов прошлого века дорога не вела — добирались по речке Уфтюге. Или вертолётом. От такой удалённости много минусов, но и плюсы есть: здесь чисто, тихо и красиво. И сохранились здесь древние архаичные русские традиции, о каких в других местах уже и помнить забыли. Тут умеют ткать на кроснах браное ткачество и пестрядное полотно, помнят, как печь в печи на свадьбу сборные пироги-витушки и варить солодовое пиво, здесь на летнем съезжем празднике Троицкого Заговенья до сих пор ходят рядами с песнями и водят хороводы. А зимой в Пожарище колядуют — по-настоящему, как встарь.

Одна абсолютно рождественская деревня

Через дорогу от Пожарища — деревня Кокшенская. Чуть дальше — Заболотье. Когда-то все три деревни объединял большой колхоз-миллионер со стадами коров, табунами лошадей, огромным хозяйством. И народу тут жило много — куст трёх деревень даже называли «китаем». Шутка ли, аж три с половиной тысячи человек! Теперь в Заболотье всего два жилых дома, а в Кокшенской и Пожарище — полторы сотни постоянно живущих. С работой неважно, правда, получше, чем в соседних районах — выручает «каэска», крупная компрессорная газовая станция в Нюксенице. Газпром кормит весь район. Поэтому и газ в деревнях есть. Вот кто на каэске работает, у того зарплата. А остальные перебиваются, как могут.

Однако, это всё присказка. Пора начаться и Рождественской сказке.

Под Сочельник в ЦТНК собираются местные ребята. Мастерят звезду, репетируют колядки.

Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

Ранним утром после Рождественской ночи две команды колядовщиков снова собираются в центре, который переделан из полуторавековой крестьянской избы, чтобы отправиться в путь. Взрослые и старшие ребята одной командой поедут в деревню Лесютино, которая в четырёх километрах отсюда, дети помладше другой группой пойдут по деревне. Два перекрещенных полотенца — обязательная деталь внешнего облика колядовщика. Так ходили здесь с христославиями прабабушки и пра-пра-бабушки, и сто лет назад, и триста. Колядовщики — не совсем как бы и люди. И не ангелы, и не духи, но посланцы Божии, возвестники Его Рождества. Им нужно от обычных людей отличаться. Идут такие перепоясанные по деревне — уже, вроде, и не свои, а особенные.

Одна абсолютно рождественская деревня

Последний инструктаж перед выходом.

Одна абсолютно рождественская деревня

От Пожарища до Лесютино пешком при таком морозе не дойти. Заведётся машина — доедут колядовщики, а нет — так и не судьба.

Одна абсолютно рождественская деревня

А ребятишки помладше тем временем идут с корзинками по самому Пожарищу да по Кокшенской. Метель разыгралась. Валенки в сугробах тонут, ветер в лицо. Но хозяева ждут в каждой избе, готовятся, и если в какой дом не зайдёшь — обида будет великая.

Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

Перед входом в дом на крыльце или в сенях нужно зажечь свечу в Рождественской звезде. От ветра приходится прикрывать — не сразу и зажжётся.

Одна абсолютно рождественская деревня

— Здорово живете!

— Поди-ко здорово!

— Дозвольте Коляду пропеть, Христа прославить?

— Ждём, ждём…

И высокие, пронзительные голоса запевают Тропарь:

— Рожжество Твое, Христе Боже Наш! Возсия-а мирови свет разума…

Олег Николаевич Коншин — руководитель ЦТНК, местный житель. Его стараниями в деревне уже третий десяток лет возрождаются традиции, ребята учатся тому, что знали их пра-прабабушки, собираются праздники и вечёрки. Супруга Олега Николаевича Ольга Николаевна — тоже замечательный специалист по традиционной народной культуре, родом из соседнего Никольского района. Вот они, на снимке. Вся семья Коншиных — с двумя сыновьями — обязательно каждый год среди колядовщиков.

Одна абсолютно рождественская деревня

На этом снимке одна из старейших жительниц Пожарища-Кокшинской Анна Павловна Клементьева. Родилась в 1917 году. Великая труженица, сама построила дом для себя и своих детей, в колхозе работала до изнеможения, ткала и шила, пекла и пела. Задорная, работящая, хранительница традиций и мудрости, многому научила Олега Коншина и других молодых пожарищенцев. Радуясь приходу колядовщиков, приговаривала: «Спасибо, детоньки, засиели, дак я ещё год проживу!» И ведь прожила… 99 лет! Год до веку не дотянула, ушла из жизни в феврале 2016 года.

Одна абсолютно рождественская деревня

Колядовщики заглядывают и в местный магазин на Кокшенской. Продавщица Люба сама все эти колядки знает сызмальства, но всё равно рада. Глядишь, тоже чем-нибудь ребят одарит.

— Маленький мальчик сел у стаканчик, а стаканчик — хруп! Подавай, тётя, руб!

Одна абсолютно рождественская деревня

В разных домах принимают колядовщиков. В деревне все друг другу родня, и дальняя, и ближняя. Но когда приходят с Христославием, родство не в счёт. Жданным гостям дают конфеты, мелочь, пироги и шаньги, печенье, орехи. Могут и сала дать, яичек, колбаски. А кто-то сам куклу сделал — и куклу подарит.

Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

— Коляда ты, Коляда, подавайте пирога!

Вы не режьте, не ломайте, прямо так подавайте!

Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

— Шла-шла Коляда из Нова города,

Просила Коляда хлеба-мяса-пирога.

Кто даст Коляде тому двор живота,

Триста коров, полтораста быков,

Они по полю ходили — помыкивали,

А во двор заходили — поигрывали!

Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

Все дворы обошли, корзины полны доверху. Теперь можно, наконец, вернуться в Центр и отведать вкусностей, которые наколядовали.

Одна абсолютно рождественская деревня

А вечером здесь же, в ЦТНК и стар, и млад собираются на вечёрку.

Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

Бабушки пляшут «уточку» — древнюю пляску, которая сохранилась только здесь, в Нюксенском районе Вологодчины.Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

А детвора в игры играет.

Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

Одна абсолютно рождественская деревня

— Отворяйтеся ворота! Цяревня-королевня! Ты войди-войди во город, Цяревня-королевня…

По кругу пускают братчину с пивцём. Пивцё здесь же сами женшчины варят. И солод свой, и хмель. На снимке здравицу поднимает вологодская гостья, знаменитый в области фольклорист Ольга Федотовская.

Одна абсолютно рождественская деревня

У местных бабушек платочки повязаны по-уфтюжски, «домиками». Это особое искусство так платок поверх белой косыночки-«низовочки» повязать.

Одна абсолютно рождественская деревня

А можно и по-простому, без «домика». Зато рубахи на женщинах — все самотканые, здесь же, в Пожарище вытканы. Главная ткачиха-мастерица Галина Николаевна Клыженко — автор большинства этих чудесных красных вставок-орнаментов на рукавах, манжетах, на рушниках и фартушках.

Одна абсолютно рождественская деревня

Завершается всё праздничным «Христос рождается, славите!..» И впереди ещё долгие весёлые Рождественские каникулы.

Одна абсолютно рождественская деревня

На что похоже это деревенское Святочное действо? Только ли «возрождённая форма»? Традиция как таковая, внешнее, игра: «Ходили-пели деды, будем ходить-петь и мы»? Или, всё-таки, стоят за этим действом смыслы, переживания события двухтысячелетней давности — «Христос родился, Бог воплотился…»?

Конечно, глубокого знания библейской истории от пожарищенских ребятишек ждать странно. Но основы заложены! Вот что говорит сотрудник Центра традиционной культуры Ольга Николаевна Коншина:

— Конечно, мы рассказываем ребятам о Рождественской истории на занятиях в этнокультурном центре, есть опыт постановки кукольного вертепа. А ещё во всех вологодских школах есть учебный предмет «Истоки», где православию уделяется немало внимания. В исполнении обряда («Славить Рождество») мы придерживаемся рассказов старожилов, чинно, торжественно, в нарядном (традиционном народном костюме, девочки — обязательно в платках, шалях) костюме исполняем Тропарь, колядки. Дети и взрослые знают, что главная цель поздравительного обхода – пожелание счастья, здоровья, добра и благополучия в доме.

Ольга Николаевна рассказывала о просвещении. А я от себя скажу о чувствах. Я сама с пожарищенцами много раз колядовала, и в своём доме мы ребят принимали, а они нас чествовали. На уровне чувств так: 7 января жители Пожарища просыпаются рано утром с ощущением особого детского восторга. Предвкушения, что день сегодня будет необыкновенный. Долгожданный. Все — и колядовщики, и хозяева в домах, — не просто зная о празднике, наблюдая его со стороны, но по-настоящему проживая его, принося другим и встречая весть о Рождении Спасителя, немножко преображаются. Сопричастность к празднику делает их светлее и лучше. Не встречалось мне такое в больших городах. Только здесь.

Одна абсолютно рождественская деревня

Колядки в Пожарище — не для туристов. Это тоже важно. Пожарище — не Великий Устюг, который отсюда, кстати, всего в ста пятидесяти километрах, и куда «к Деду Морозу» зимой устремляются десятки тысяч «паломников». И колядки здесь — не «клюквенное» фольклорное театрализованное представление с заученными рифмованными диалогами и размалёванными девахами в пластмассовых кокошниках. Здесь на этом не заработаешь, потому что в такую глушь да в такую стужу кто сюда доедет, какие экскурсионные группы? Так что Пожарище — это по-настоящему. Правда, из Питера вот уже лет десять ежегодно добираются до деревни ребятишки из детского фольклорного коллектива «Василиса», но они уже не туристы, они —свои. Питерцы живут в гостевом доме, учатся у бабушек петь, плясать и ткать, на Рождество тоже ходят с колядовщиками по домам. Вот «Василиса» да ещё два-три человека знакомых на рождественскую вечёрку в деревню доберутся, а больше из «внешних» и нет никого. Друг для друга праздник. Свой. Даже какой-то… тайный… таинственный. Как само Рождество. Поэтому такой светлый.

В Пожарище никогда не было церкви. Поэтому ее жители, как и многие и другие люди в отдаленных уголков России, не имеют возможности часто бывать на богослужениях в храме. Но они не забыли свою веру, пытаются ее сохранить и детям передать. Несколько лет назад за этноцентром, за поляной, на холме установили поклонный крест. От него на Троицу ходит к Заболотскому источнику крестный ход. В прошлом году деревне подарили колокол. С надеждой, что будет со временем, куда этот колокол повесить.

 

 

Фото Валентина Харпалева

 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (16 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.