Корми, молись, люби

Доброволец движения помощи бездомным «Пельмешки на Плешке» о том, как люди попадают на улицу, что значит быть волонтером и о профессиональном выгорании

«Корми, молись, люби» — так можно охарактеризовать путь Анастасии Криворучко к вере и помощи бездомным. Тут и поиски истины через буддистский монастырь, умение готовить и любить. Только вот не себя, как в кино, а бездомных. Анастасия — специалист по продаже и аренде коммерческой недвижимости, окончила Государственный университет по землеустройству. Последние 7 лет каждый вторник она приходит на кухню храма мученицы Татианы при МГУ, чтобы с остальными добровольцами приготовить еду для бездомных и отвезти ее на «Плешку» — место на площади трех вокзалов: Ленинградского, Казанского и Ярославского. Помимо этого девушка успевает петь в хоре храма царевича Димитрия и выпекает невероятно вкусные десерты для добровольцев.

Корми, молись, люби

— Вспоминаю один из первых моих выездов на вокзал. Сейчас у нас есть ангар, где стоят столы, есть цивилизованная очередь: люди заходят, садятся, и в этот момент на столе уже стоит чай. А в начале это происходило стихийно, под открытым небом на площади трех вокзалов. Дело было зимой, люди отталкивали друг друга, чуть ли не дрались, чтобы подойти и взять тарелку с кашей. Мне было страшно и дико, раньше я такого не видела.

В движение «Пельмешки на Плешке» я попала в 2010 году. Примерно в этот же год я стала ходить в храм и хотела как-то помогать людям. Я набрала в поисковике «кормление бездомных», и один из первых сайтов был именно «Пельмешки на Плешке». В тот период у меня был свободный график работы и достаточно времени, которое хотелось посвятить не только себе.

Я почувствовала, что здесь больше необходимости в помощи и она очень быстрая, конкретная, реальная. Ты пришел, приготовил — люди поели горячее и у них прибавилось хоть чуточку радости в душе.

В «Пельмешках» я помогаю организовать приготовление еды. Обычно стараюсь приходить к началу — к четырем часам. В это время приходит несколько волонтеров и мы начинаем готовить суп, второе, бутерброды и чай. Второе — это макароны, греча или рис с тушенкой. Несколько наших волонтеров делают дома выпечку в большом количестве и по вторникам привозят в храм. Так что кроме основных блюд у нас есть даже сладкое. Еды обычно хватает на 150-200 человек — столько в среднем и приходит.

Среди добровольцев нет жесткого разделения обязанностей. Координатором я стала только потому, что регулярно прихожу, люблю готовить и это у меня неплохо получается. В какой-то момент удалось наладить процесс, и я начала подсказывать новичкам, что и когда нужно делать.

Сейчас мне сложно представить жизнь без волонтерства — она становится скучной и пустой, когда ты не делаешь что-то для других. Для меня волонтерство — часть смысла жизни. Чтобы это понять, нужно хотя бы раз увидеть очередь людей, которые ждут своей тарелки супа. Быть волонтером — пусть это и звучит немного неловко — попытка немножко отречься от себя. Мне кажется, для современного человека это важно. Для меня это служение, некий способ следовать за Христом. Ведь Он говорил, что тот, кто помогает другим, помогает Ему.

Был период, когда я перестала готовить еду для бездомных, — я начала думать, что в этом нет смысла, что часть из этих людей и сами могут себе что-то купить. Но потом поняла, что если они приходят, значит, все-таки им это нужно. Тем более там стоят не одни и те же люди — состав постоянно меняется. Мне бы очень хотелось верить, что часть из них выбирается из той сложной ситуации, в которой они оказались.

Материал по теме


Без определенного места в жизни

Без определенного места в жизни

Сюда приходят те, кому некуда идти. Те, кто оказался на улице вчера или несколько лет назад. Трезвые и не совсем. Те, кто провел предыдущую ночь в подъезде или на вокзале. Грязные, уставшие от жизни. Те, при виде которых люди отворачиваются и между собой называют просто — бомжи. Не все из них выглядят ужасно и порой не скажешь, что им нужна помощь. Но она нужна — поесть, принять душ, согреться, купить билеты домой, позвонить родственникам. Все это бесплатно можно сделать в одном месте — «Ангаре спасения».

Если говорить вообще о сфере помощи бездомным в Москве, то поесть и найти одежду здесь можно довольно легко. В том же ангаре, где кормим мы, по несколько раз в день кормят бездомных и другие организации. Но совершенно иной уровень помощи — наладить личный контакт с бездомными, это мы и пытаемся сделать созданием нового фонда.

Есть такая пословица: «Если хочешь помочь голодному, дай ему не рыбу, дай удочку». Та помощь, которую мы в основном оказывали в последнее время, недостаточна. Фактически мы помогаем им поддерживать тот образ жизни, который они ведут. И мы хотим дать им эту самую удочку: сейчас на основе «Пельмешек» создается новый фонд «Люди добрые». Кроме кормления бездомных в него будут входить и другие направления: юридическая и медицинская помощь, получение документов, помощь в устройстве на работу, ее поиск. Я хотела бы двигаться именно в этом направлении — не только накормить людей, но помочь выбраться оттуда (помощь в оформлении документов, устройстве на работу и поиске родственников в Москве проводит служба «Ангар спасения». — Прим. ред.).

Чаще всего бездомные не виноваты в том, что остаются на улице, хотя принято считать иначе. Если это мужчины, то зачастую это люди, приехавшие из провинции в Москву на заработки, которых обманули, украли документы. А домой с пустыми руками им возвращаться стыдно — точно так же, как и просить оттуда помощи. Поэтому иногда вернуться домой помогаем мы — покупаем билеты и сажаем в поезд. Конечно, не всегда это выходит гладко — меня обманывали, и это было ужасно. Однажды по просьбе нашего координатора я купила бездомному довольно дорогой билет, посадила в поезд, а на следующий день случайно встретила его на улице. Было очень обидно. К счастью, это скорее исключение, обычно все проходит хорошо и люди действительно попадают домой.

Ничего особо сложного в нашем деле я не вижу. Если ты хочешь участвовать, ты просто подходишь к человеку и узнаешь что у него происходит и как ему можно помочь. Вот что на самом деле сложно — это восстанавливать бездомным документы и как-то легализовать их. Вообще, этим должны заниматься юристы, но в этой сфере их мало, иногда приходится самим делать такую работу.

Среди тех 150 человек, которые проходят через нас, попадаются разные. Есть и пьяные, и агрессивные, но я отношусь к ним так же, как и ко всем остальным. Кому-то наша еда помогает просто «перебиться» некоторое время. К нам подходили бездомные и прямо говорили: «Я мог умереть, если бы не вы». Не знаю, насколько это реально, но такие случаи были.

Чтобы быть волонтером, в первую очередь нужно любить людей. Этого уже достаточно для помощи другим. Остальное — детали. Например, наши волонтеры очень разные: разного возраста, разного социального статуса, разных религий. Приходят буддисты, протестанты. Но всех объединяет одно — любовь и желание помочь.

Недавно я ехала в метро и рядом со мной стояла бездомная женщина с сумками, от нее пахло мочой, люди в вагоне отходили от нее. Она стояла вплотную к двери, ее лицо никто не видел. Я подошла ближе и увидела, что она плачет. Женщина была довольно молодой, около 40 лет, и было видно, что ей стыдно из-за своего положения. В такой ситуации мне жалко не таких людей, а нас, общество — потому что мы это видим и позволяем продолжаться.

 

Вы можете помочь добровольческому движению «Пельмешки на Плешке». Приносите продукты или теплые мужские вещи в храм мученицы Татианы при МГУ (Москва, Большая Никитская 1). Предварительно свяжитесь с организаторами проекта через социальные сети:

Официальная страница фонда ВКонтакте

Официальная страница фонда в Фейсбуке

Или позвоните координатору группы Дмитрию Чурбанову +7 (963) 771-20-03

 

Фото Владимира Ештокина

ЕШТОКИН ВладимирЕШТОКИН Владимир
рубрика: Авторы » Е »
фотограф
Июнь 2018 (182) №6Июнь 2018 (182) №6
рубрика:

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (8 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Антон
    Март 26, 2018 22:37

    Уважаемая Анастасия, очень болезненна для меня эта тема. Некоторое время назад имел достаточно средств и тратил их в том числе на подобные цели. Сейчас осознаю это как страшную гордыню. Государству решить эти проблемы, как мизинцем пошевелить. Как профессиональный экономист Вам пишу. Не уход ли это от себя? Очень трудно бывает остаться наедине с собой, а «помощь ближнему» очень хорошая замена наркотику или алкоголю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.