Чем молитва отличается от медитации?
Чем молитва отличается от медитации?

Чем молитва отличается от медитации?

Приблизительное время чтения: 6 мин.

Молитва и медитация — некоторые считают, что большой разницы между ними нет. Тут, мол, речь только о разных традициях, а в остальном — дело вкуса и личного выбора. Так ли это на самом деле? И в чем все-таки между ними разница?

Молитва и медитация — это разные названия для одного и того же?

Нет, это совершенно разные духовные практики. Молитва — это обращение, в котором непременно предполагается тот, к кому человек обращается: Сам Бог, кто-то из святых (например, Пресвятая Богородица), Ангел-хранитель. Даже если мы не слышим ответа на наше обращение, мы все равно рассчитываем на то, что нас слушают.

Молитва — это плод личных отношений между человеком и Богом. Кто не верует в Бога как в Личность, не может и молиться.

А медитация не обращена ни к кому конкретно. Медитируя, человек произносит слова или звуки, но только для того, чтобы определенным образом настроить самого себя, свое сознание.О многом говорит уже связь этого слова с латинским meditatio — «размышление»Впрочем, на латинском Западе в слово meditatio вкладывали и другие смыслы. С его помощью переводили, например, греческое μελέτη — «забота, упражнение». Им же обозначали интеллектуальный труд, связанный с «вдумчивым чтением» Священного Писания. — Прим. ред.. А индийский учитель йоги (в которой медитация играет особенно важную роль) Патанджали и вовсе называет медитацию «прекращением деятельности сознания». Словом, ничто не мешает заниматься медитацией даже абсолютно неверующему человеку.

Какие цели преследует человек в медитации? И какие — в молитве?

В медитации человек стремится с помощью определенных приемов (фокусировки внимания, повторения определенных слов, дыхательных упражнений) так изменить свое сознание, чтобы получить некий полезный, с его точки зрения, результат. Атеисты и агностики могут стремиться к обретению спокойствия, ясности и собранности ума. Некоторые верующие — искать «откровений» от Бога или других духовных существ. Другие (например, некоторые из последователей буддизма) — очистить ум и сердце. Адепты эзотерических учений — рассчитывать, что их ум, «правильно» настроившись, войдет в соприкосновение с некоей силой, энергией или иной реальностью и достигнет «просветления»… Общее во всех этих вариантах одно: человеком движет стремление достигнуть каких-то своих целей, и он использует для этого специальные технические приемы.

Чем молитва отличается от медитации?

Христианская же молитва рождается из любви человека к Богу, из поиска общения с Тем, Кого любишь. Можно просить у Бога помощи и поддержки, можно благодарить Его или прославлять — в любом случае человек свободно предает себя Богу, не настаивая на своем, а повторяя вслед за Христом: Не моя воля, но Твоя да будет (Лк 22:42). Технические приемы, помогающие «уговорить» или тем более «принудить» Бога исполнить просимое, в молитве не просто неуместны — они противоречат самой ее сути.

А как же исихазм с его техникой «умной молитвы»?

Монашеское движение исихазм (от греч. ἡ ἡσυχία — «покой, молчание»), зародившееся в XIII–XIV веках на Афоне, в самом деле соединяет молитву с определенной аскетической практикой. Но цель этих упражнений — очистить сердце от страстей и приблизиться к Богу, следуя путем святости — обóжения. А вовсе не достигнуть какой-то особенной безмятежности или получить некое «откровение».

Некоторые элементы исихастской практики внешне схожи с техникой медитации: концентрация внимания (в области сердца), контроль дыхания, многократное повторение Иисусовой молитвы: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Но есть принципиальные отличия.

Чем молитва отличается от медитации?

Если для медитации часто (хотя и не всегда) требуется какой-то визуальный образ — реальный (как пламя свечи) или воображаемый, то православному монаху-исихасту во время молитвы категорически запрещено представлять себе что-либо: любые фантазии — прямой путь к прельщенности, очень опасному состоянию. А повторение слов молитвы — просто способ всегда помнить о своей человеческой немощи и неспособности спастись собственными силами. Смирение — «необходимое условие для того, чтобы молитва была милостиво принята и услышана Богом», писал святитель Игнатий (Брянчанинов). Если человек, творящий молитву Иисусову, и достигает каких-то высоких духовных состояний, он знает: это дар Бога, а не результат его усилий.

Кстати, все церковные писатели, говорившие об «умном делании», подчеркивали, что это удел людей духовно опытных, и всячески предостерегали от него только начинающих духовный путь.

Сходства между исихастской молитвой и медитацией исключительно поверхностные и объясняются тем фактом, что у всех людей одинаковая физиология, а значит, и способы собрать внимание похожи, объясняет автор книги «Йога. Православный взгляд» Дмитрий Дружинин.

Если медитация не заменяет молитву, то, может быть, дополняет ее?

Молитву христианскую, о которой мы здесь говорим, дополнять нечем и незачем: общение с Богом для верующего человека — самая главная ценность. Православный христианин понимает, что сделаться лучше или получить то, в чем он нуждается, можно только с помощью Божией. И в молитве смиренно просит Господа о такой помощи.

Медитация же — даже если человек верит в Бога или в богов — содержит в себе элемент принуждения: приводя себя в определенное психоэмоциональное состояние, человек как бы настаивает на том, чтобы с ним «вышли на связь», чтобы к его просьбам прислушались. Можно сказать, что он отправляется в духовный мир, не спрашивая, готовы ли с ним там общаться. Кроме того, такие «путешествия» чреваты развитием гордыни: человек, достигший успехов в медитации, может возомнить себя вполне самодостаточным, чуть ли не всемогущим.

Разве Бог не хочет, чтобы мы проявляли инициативу в общении с Ним?

Чем молитва отличается от медитации?

Вероятно, хочет. Но большой вопрос — с Богом ли желает пообщаться человек, занимающийся медитацией? Ведь духовный мир разнороден, и вовсе не со всеми его обитателями можно безопасно «связываться». А мистически настроенный человек зачастую и сам толком не знает, кого повстречает в своем «духовном путешествии». Он призывает силы, о которых не имеет ни малейшего представления, — и всегда сталкивается со злыми силами. Просто потому, что с Богом невозможно общаться на таких «условиях».

Но ведь можно никого и не призывать. Что плохого в медитации как альтернативе аутотренингу?

Смотря что называть аутотренингом. Если речь о повторении неких формул или заклинаний, с помощью которых человек пытается успокоиться или заставить себя во что-то поверить, то это сродни самовнушению или самогипнозу — вещам, предельно далеким от христианства. Христианство как раз призывает нас смотреть на вещи реально, трезво оценивая и мир вокруг, и самих себя: только тогда у человека есть шанс изменить что-то в себе к лучшему. Заметить в себе то, что мешает жить по заповедям Божиим, и сделать всё, чтобы избавиться от этих помех, — вот один из фундаментальных принципов христианской жизни, который называется покаянием. И здесь, конечно, не обойтись без благодатной помощи Божией, как не обойтись и без молитвы.

А, может, христиане так плохо относятся к медитации просто потому, что ее проповедуют конкурирующие религии?

Медитация, действительно, популярна в основном в нехристианских религиях — буддизме, индуизме, отдельных направлениях ислама. Но конкуренция тут ни при чем. У христиан и в самом деле иной взгляд на мир и на отношения человека с Богом.

Последователи индуизма, к примеру, верхом блаженства для человека считают растворение его «я» в некоем безличном Абсолюте — Брахмане; как личность человек просто перестает существовать. Еще более контрастно эта идея выражена в буддизме: любое существование — это страдание, поэтому человеку нужно постараться прожить жизнь так, чтобы избежать новых перерождений, перестать существовать…

Практика медитации органично соединяется с этими воззрениями: медитируя, человек призван отрешиться не только от всего земного, но и от самого себя.

А у христиан цель совсем другая — вечная жизнь в Боге вместе со всеми любящими Его. Сверхзадача христианина — достичь обóжения, соединиться с Богом, но не раствориться в Нем; остаться самостоятельной личностью, но войти в теснейшее общение с создавшим и любящим его Отцом и другими людьми, со всей Церковью. Залогом такого общения в вечности и является наша земная молитва — конечно же, наряду с жизнью по Христовым заповедям.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (69 голосов, средняя: 4,83 из 5)
Загрузка...
14 декабря 2020
Журнал№:
Поделиться:

  • Ирина
    Ирина5 месяцев назадОтветить

    Не могу найти автора статьи. Очень усеченный подход к медитации, с которой автор , по-видимому, знаком только с чьих-то слов или бульварных текстов, не практикую и не пребигая к глубокому постижению Духовной литературы Востока на этот счет. Медитация-это не прекращение деятельности сознания, как Вы приводите пример из Патанджали "и вовсе называет медитацию «прекращением деятельности сознания», имеется ввиду неконтролируемых действий сознания. Прежде чем хаять такое, уже ставшее модным и превлекательным, действие как медитация нужно побольше "пообщаться" с достоверными источниками, а лучше с духовными учителями.Материал очень поверхностный и искаженный,а хочется толкового диспута.

    • Кузнецов Михаил
      Кузнецов Михаил5 месяцев назадОтветить

      Хорошо, допустим автор более полно раскроет принципы медитации, опишет разницу между саматхой и випассаной, объяснит, почему отрешенное созерцание вполне можно сравнить с остановкой деятельности сознания. Ну или добавит любые, кажущиеся Вам важными, уточнения. Как от этого изменятся выводы материала?

  • Александр
    Александр5 месяцев назадОтветить

    По-моему, всё просто: медитация - это психологическая практика, молитва - это духовная практика, не нацеленная на прямое изменение своего психологического состояния. Конечно, от молитвы может стать легче, но это не прямая цель молитвы. Цель молитвы - обратиться к Богу, с благодарностью или просьбой. В том числе и просьбой облегчить душу, но в случае с молитвой мы отдаём это на попечение Бога, а в случае медитации - мы берём управление своей психикой сами.

    Наверное, в малых дозах медитация допустима. Какая-то расслабляющая техника, например. Когда мы садимся за руль машины, мы же не говорим Господу, вот, я сяду, а ты крути руль и нажимай на педали. Но полагаться только на медитацию и не осознавать, что главный управитель в нашей жизни - Господь, это значит отпасть от Бога и если такая опасность есть, мне кажется, человеку лучше медитацией не заниматься.

  • Денис
    Денис5 месяцев назадОтветить

    Сплошная догматическая пропаганда, противоречащая сама себе. Во первых нужно определится с понятием бог что в это вкладывает автор , если это догматическое определение РПЦ то "Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем" то есть бог это некий абсолют, всё сущее. Как можно "соединиться с Богом, но не раствориться в Нем; остаться самостоятельной личностью, но войти в теснейшее общение с богом" . Начнем с того что личность это то что человек приобретает в ходе жизни в социуме, то есть это просто приобретённый опыт помноженный на разум, не сама сущность человека (не душа). Если бог некий абсолют и окружает нас то как можно приблизясь к нему не растворится в нём если мы и есть его творение и только наш интеллект отдаляет нас от сути жизни и мироздания, от бога. Потому что все наши страсти и пороки от ума то есть приобретены в ходе жизни.и наконец последнее как можно давать оценку тому что не пережил на собственном опыте опираясь только на стороннюю информацию которую перекраивали все как считали нужным но при этом отвергать всё остальное.

    • Кузнецов Михаил
      Кузнецов Михаил5 месяцев назадОтветить

      Нюанс в том, что понятие "личность" очень по-разному разъясняется в разных дисциплинах. "Личность" в социологии, "личность" в психологии и "личность" в философии и т.д. это совсем не одно и то же. И чтобы понять, что конкретно понимают христиане под "соединиться, но не раствориться", стоит узнать, что они понимают под "личностью". Ну и что конкретно вкладывают в понятие "Бог", помимо любви.

  • Ричард
    Ричард5 месяцев назадОтветить

    Бог ещё и неизменен и всепроникающ, что также согласуется с основами иудаизма и христинства. Особенно ярко об этом пишет Дионисий Ареопагит. Об этом часто забывают христиане. Исходя из этого факта будет и практика. Если остановить изменения в уме, в виде мыслей, эмоций, чувственности, и таким образом отрешиться от своего эго, т.е чувства я и моё, тогда то что останется, будет осознание Бога, потому что Бог присутствует везде. Это и есть объяснение медитации и ее обоснование.Определять Бога, как личность, это попытка ограничить бесконечное и навесить ярлык на вечное. Медитация, или опустошение ума от личого восприятия - это обобщенная практика любой религии, хоть она может быть окрашена разными местными догмами и обычаями.

  • Richard
    Richard5 месяцев назадОтветить

    Статья эта- дилетантская и навеянная стереотипами. Медитация - это опустошение ума от всех мыслей желаний, анализа, чувственности, всего что составляет наше эго, чувство я и моё.Что остается после этого? Остается чистое восприятие Бога. Почему? - Потому что Бог, как это часто забывают христиане, - всепроникающий и присутствует везде и всегда. Препятствие к восприятию его - это наличие эго, чувства я. Типичный стереотип, представлять Бога, занимающего какую-то часть пространства и имеющего ограниченную форму. Как бояться христиане потерять свою личность и раствориться в Боге. Это - эго, цепляние за себя, любимого.И еще один аспект Бога, - это его неизменность и беспредельность . Все что изменчиво, то смертно, имеет начало и конец. Бог неизменен. Именно поэтому, высший аспект Бога - лишен восприятия, анализа, и всякой умственной или физической деятельности, ибо все указанные функции , суть изменения.Бог - это чистое сознание-бытие в своем высшем аспекте. Определив Бога как личность, христиане уже ограничили его непостижимостьи беспредельность , своими ограниченными терминами. Я конечно говорю о Боге отце. Бог сын, да, является личностью, в противном случае он бы не смог действовать в этом мире.Короче, не спешите клеймить медитацию, которая приводит к слиянию с Богом, высочайшему достижению в этом мире, при том, что никакого желания у истинно медитирующего нет и не может быть, или это уже не будет медитацией.

  • Леонид
    Леонид5 месяцев назадОтветить

    Хорошее обращение к инструментам движения к Просветлению(встреча с Богом по христиански.) Опечалило то, что опять противопоставляют, вместо того чтобы объединять и улучшать.
    Какие ошибки:

    1) Медитация - meditation - РАЗМЫШЛЕНИЕ - европейский перевод того, что они увидели или хотя бы прикасались к этому, но так и не поняв что это. Медитация не может по сути быть Размышлением, так как работа как раз связана с отсутствием мысли(Внутренняя работа по Присутствию, Созерцанию, "Не включению в мысль" и анализ и тд). Еще раз напомним, что "наблюдение" это не значит просто смотреть. Это значит воздействовать на систему, чтобы получить обратную связь в виде результата.
    НЕ стоит искать перевод (в данном случае перевод Практик Делания) у тех, кто имеет слабое представление, что это). Это как спрашивать у молочника совета о ювелирном изделии.

    Исихазм - как раз, оттуда вышли настоящие Духовники (С Радонежский например). Зародившиеся на Афоне...это(Практика Внутреннего Делания) зародилось задолго до Рождения Христа.

    Возвращаясь к "Медитации" - нельзя одним словом описать, это ряд практик для переведения Тел человека в состояние готовности встречи с Богом. Печаль Христианства на мой взгляд, Превращение Сознания Пространства в Личность, суживая таким образом Размер, до плотного тела....Квантовые физики говорят это (Электрон) существует одновременно везде.

    • Кузнецов Михаил
      Кузнецов Михаил5 месяцев назадОтветить

      Хорошо, Вы правы конечно в том, что явление в полной мере не может объяснить человек, который к нему не прикасался. Но ведь Ваши уточнения никак не противоречат конечному выводу.

  • Кузнецов Михаил
    Кузнецов Михаил5 месяцев назадОтветить

    Расскажите пожалуйста, в чем неправ автор

Загрузить больше комментариев