Боязливостью болея, дитя, не бойся бармалея

Еще раз о страхах и депрессиях

Боязливостью болея, дитя, не бойся бармалея

Надвигается осень, депрессии накрывают и бетонно-асфальтные мегаполисы, и затерянные деревушки, СМИ доносят всё новые импульсы боли со всех концов несчастной Земли, связь времен распадается на глазах и датское королевство трещит по швам, а тут еще страх перед неведомым присутствием — вначале в нашей душе, а затем, как нам кажется, и в окружающем мире. И человек боится войти в дом, открыть дверь, уснуть. Страх парализует его волю, и он понимает, что к животному ужасу примешивается некая злая сила, порабощающая его свободу.

Бармалея ввел в святоотеческое предание митрополит Иларион (Алфеев). Переводя тексты преподобного Симеона Нового Богослова, он использовал имя этого сказочного персонажа для передачи звучания и значения слова, наделенного в средневизантийской словесности тем же смыслом.

С одной стороны, как отмечали предвзятые критики, явный анахронизм — бармалей появился на свет почти через тысячелетие после трудов преподобного. С другой, — перевод врастает в русскую культуру как её неотъемлемая часть. А самое главное — улыбки тех, кому, собственно, и адресовано слово старца, подвизавшегося в Константинополе и его окрестностях на рубеже X и XI веков.

Перевод митрополита Илариона был издан московским Зачатьевским монастырем в 1998 году, он карманного формата, вот почему его удобно носить с собой и давать почитать, что на исповеди, что просто в кругу общения.

Не могу не свидетельствовать: действительно, те, кого мучают страхи, пустые комнаты, навязчивые приметы, кто страдает боязливостью, чувствует себя незащищенным, потерянным, брошенным, забытым, кого обуревают уныние и тоска, — улыбаются, узнавая себя в перепуганном малыше, впервые услышавшем о бармалее. А значит, смешное сравнение уже начинает свое целебное действие.

Вот почему в такой ситуации более чем уместен веселый и глубокий текст преподобного Симеона:

«Не удивляйся, если, когда над тобой господствует боязливость, ты трепещешь, боясь всего, ибо ты еще несовершенен и слаб и, как младенец, боишься бармалея. Ибо боязливость есть младенствующая и достойная смеха страсть тщеславной души. Не желай говорить словами с этим демоном или прекословить ему, ибо когда душа в трепете и смятении, слова не помогают. Оставь их, смири разум твой, насколько хватит у тебя силы, и вскоре поймешь, что боязливость исчезла» (Сто глав практических и богословских, глава 70).

Боязливостью болея, дитя, не бойся бармалея

Так стоит ли бояться бармалея?

Иеромонах Димитрий (Першин), председатель Миссионерской комиссии при Епархиальном совете г. Москвы

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.