Значение имени Иван

К годовщине канонизации святого праведного Иоанна Кронштадтского

У Корнея Чуковского есть дивная загадка в стихах: Марьюшка, Марусенька, Машенька и Манечка

Захотели сладкого сахарного пряничка.

Бабушка по улице старенькая шла,

Девочкам по денежке бабушка дала…

…И Кондрат задумался, глядя из угла;

Много ли копеечек бабушка дала?

Ответ очевиден. Одну. Хотя казалось, что девочек шло, как минимум, четыре. Удивительно другое, почему Корней Иванович не сочинил «мужской вариант» этой загадки, почему не использовал в своих стихотворных опытах родное и такое «русское» имя Иван? Ведь стихотворение тогда было бы позаковырестей: Ян, Жан, Джованни и Иоганн, Хуан, Джон, Ганс, Йенс, и Йохан, Вано, Шон, Вацек и еще пара имен. Впрочем, шутки в сторону. Согласитесь, что трудно найти другое такое имя, которое абсолютно во всем мире имело место, было бы популярно и звучало так по-разному, так непохоже.

В отечественном рейтинге популярности имя Иван всегда входило в десятку. Но никогда не было первым, пусть и называли этим именем русских царей. Возможно, потому что благодаря фольклору у этого имени есть определенная коннотация. В отечественной культуре Иван по сей день остается собирательным образом целого народа, даже именем нарицательным. Так во вторую мировую войну противоборствующая сторона всех русских солдат называла Иванами. В свою очередь русские солдаты, а также советская пресса, немцев именовала исключительно фрицами. В этом «фриц» (уменьшительно-ласкательной форме от имении Фридрих) достаточно резко и даже грубо для нашего уха звучащем, будто подчеркивалось уничижительной отношение к врагу. Интересно, как немецким ухом слышится «Иван»?

Другим устойчивым выражением, возникшим еще в царской России, было «Иван, не помнящий родства». Беглые крестьяне, каторжники, пойманные полицией и естественно не имеющие паспортов, скрывали свое происхождение. Они называли себя часто Иванами. А на вопрос откуда, из каких мест прибыли, отвечали, что «не помнят». Так в документах стала появляться запись, со временем превратившаяся в устойчивое выражение и даже фамилию Непомнящий. До сих пор фразеологизм «Иван, непомнящий родства» нередко используется как собирательный образ по отношению к русским, не знающим собственной традиции, истории и культуры.

Как и многие другие имена Иоанн — «Ἰωάννης» — пришло к нам из Византии. Но это не значит, что имя имеет греческое происхождение, оно древнееврейское и обозначает «Бог (Яхве) сжалился». В соответствии с русской фонетикой двоегласное звучание было сокращено. Так из Иоанна получился Иван. С принятием христианства в традицию входит наречение имени ребенку по церковному календарю. В святцах имя Иоанн было одним из часто встречаемых. Ведь православной церковью установлено как минимум семь праздников в честь одного из самых почитаемых святых — пророка Иоанна Крестителя, и четыре праздника в честь апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Неудивительно, что Иван стало популярным мужским именем. Впрочем, форма имени Иван уже к XVII веку была народной. В 1650-60 годы патриарх Никон задался целью исправить ошибки в богослужебных книгах и унифицировать их. В связи с проводимой им реформой вернулось двоегласное созвучие в именах. Народные формы стали исключаться из святцев, Иван стало писаться как Иоанн. Однако в устной традиции имя Иван сохранилось.

В начале XVIII века Петр I регламентировал запись имен в официальных документах. Согласно указу, именоваться в документах следовало строго в соответствии с записью имени при крещении. И тогда же обиходная, принятая в народе и невероятно популярная форма имени Иоанн, как Иван, стала официальным именем. Имя Иоанн сохранилось в церковном словоупотреблении. Но, несмотря на многочисленные реформы, разногласия в написании так и продолжали существовать. И только в 1891 году, когда в синодальной типографии Санкт-Петербурга был издан официальный месяцеслов, распределенный по всем приходам, с предписанием именовать детей строго по святцам, на время установилось единообразие. Продолжалось оно недолго. Революция и последовавший за ней декрет 1918 года об отделении церкви от государства изменил порядок наречения имен детям. Этим занимались теперь отделы загс. Одновременно общественному осуждению и осмеянию подвергались те, кто пытался давать детям имена по старинке. А многие имена публично объявлялись «мещанскими» и «старорежимными». В этот список, как не странно, попало и имя Иван. Именно поэтому с двадцатых годов вплоть до шестидесятых наблюдался некоторый спад интереса к имени Иван.

Если до 1917 года на 1000 новорожденных 246 звались Иванами, то в 1920 году их было всего 18, а в 1960 году — только шесть. Колебание интереса к имени наблюдается и сейчас. Родители вновь обращаются к святцам, в которых, истины ради, число святых с именем Иван возросло. Так в июне 1990 года к лику святых Русской Православной Церковью был причислен святой праведный Иоанн Кронштадтский.   Канонизация произошла 14 июня.

Русская Православная Церковь заграницей канонизировала Иоанна Кронштадтского в лике праведных тридцатью шестью годами ранее, 1 ноября 1964 года.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

Источник фото: http://ru.wikipedia.org/

В октябре 1829 году в бедной семье сельского дьячка Ильи Сергиева родился мальчик. Младенец был так слаб, что родители, боясь, как бы он не умер, крестили его в тот же день с именем Иоанн, в честь святого праведного Иоанна Рыльского. Отец мальчика был дьячком в третьем поколении, поэтому вполне естественно, что своего сына он буквально с первых дней стал приобщать к церковному богослужению и воспитывать в страхе Божием. Жизнь в селе Сура Архангельской губернии была тяжелой, и мальчик, привыкший видеть вокруг нужду и горе, вырос человеком сочувствующим, умеющим сострадать, считающим, что горе не может быть чужим, только общим. Он рано научился молитве, к которой прибегал всякий раз, когда нуждался в утешении. С особым рвением учился, хотя не все получалось быстро и гладко. После окончания Архангельского приходского училища и духовной семинарии, за отличную учебу он был принят в Санкт-Петербургскую Духовную Академию на казенный счет. Ему сразу же пришлось устроиться на работу в канцелярию Академии, чтобы поддерживать мать, которая неожиданно овдовела и нуждалась в помощи. Еще юношей Иоанн решил посвятить свою жизнь миссионерской деятельности и мечтал отправиться с проповедью в Сибирь. Но однажды увидел сон, в котором он будто бы служит в Андреевском соборе Кронштадта. Сон этот он счел знаком свыше.

Кронштадт был местом, куда высылали за административные правонарушения. В порту было немало чернорабочих, живших со своими семьями в чудовищных условиях, были здесь и нищие, и попрошайки, от которых страдали горожане. Безусловно, город нуждался в грамотном пастыре, в личности, способной своею проповедью тронуть человеческие души. Этот город, не меньше северной Америки и Сибири ждал своего миссионера.

В 1855 году, в год окончания Академии, настоятель Андреевского собора предложили Иоанну Сергиеву жениться на его дочери Елизавете Несвитской, а также стать клириком этого же храма. Тогда то Иоанн и вспомнил о своем сне. 12 декабря 1855 года он принял сан иерея и навсегда (здесь он прослужил пятьдесят три года) связал свою жизнь с Кронштадтом. И даже фамилия его стала забываться. Все чаще он подписывался прозвищем, которым называли его прихожане — Иоанн Кронштадтский.

Отец Иоанн вел аскетический образ жизни, много молился, соблюдал строгий пост еще и потому, что ежедневно участвовал в Божественной литургии. Он посещал землянки чернорабочих, ухаживал за больными, щедро раздавал милостыню и даже собственную одежду, вплоть до сапог, отдавал, когда видел, что человек сильно нуждается. Как говорит житие, святость отца Иоанна первыми увидели «босяки» и пьяницы, с которыми он говорил ласково и серьезно, и через свои беседы способен был возвратить людям человеческий облик. Он «смотрел прямо в душу», не винил, а только всех и все оправдывал, говоря: «Нужно любить всякого человека и в грехе его и в позоре его». Это вызывало осуждение, даже глумление над молодым священником, которого часто называли юродивым. Церковное начальство не одобряло щедрости отца Иоанна, который отдавал нищим все до последней копейки, прежде всего свое жалование. По распоряжению начальства на время жалование ему даже перестали выдавать, а выписывали на супругу Елизавету. Но очень скоро за то же, за что раньше порицали и клеветали, стали прославлять и уважать. В отце Иоанне, который также преподавал Закон Божий в городском училище и классической гимназии Кронштадта, и миряне, и церковное начальство увидели настоящего и любящего пастыря, готового положить свою душу за тех, кого опекает. Однажды отца Иоанна, который никогда никому не отказывал в просьбах, попросили помолиться о выздоровлении тяжелобольного человека. И по его дерзновенной и глубокой молитве случилось чудо. Человек выздоровел. Вскоре это произошло снова, а потом еще раз, и тогда, как писал в своих дневниках отец Иоанн, «в этих двух случаях я прямо уже усмотрел волю Божию, новое себе послушание от Бога — молиться за тех, кто будет этого просить». Он никому не отказывал в просьбах и много молился за других. А исцеления совершались вновь и вновь. Они происходили и при большом стечении народа, и частно, и даже заочно. Исцелялись  бесноватые и люди, страдающие от серьезных заболеваний. Вскоре со всех концов России к отцу Иоанну потекла людская река. В Кронштадте даже появилось отдельное почтовое отделение для корреспонденции отца Иоанна, куда приходили не только письма, телеграммы, но и денежные пожертвования. Получая деньги, он тут же передавал их нуждающимся. Так однажды, не глядя, он отдал нищему полученный от купца пакет. В нем была тысяча рублей. О чем отец Иоанн не знал. Когда купец попытался его остановить и озвучил сумму, то в ответ услышал: «Его счастье». Как говорят биографы, через руки отца Иоанна за год проходило до миллиона рублей. Из этих денег он не только ежедневно (утром и вечером) жертвовал городским нищим, и они могли обеспечить себя ночлегом и питанием, но и построил в Кронштадте «Дом Трудолюбия». Это были рабочие мастерские, при которых находилась церковь, женская богадельня, приют для детей и школа для бедных. В селе Сура, откуда он был родом, был возведен каменный храм, а также построен женский монастырь. В Санкт-Петербурге трудами отца Иоанна появился Иоанновский женский монастырь.

Андреевский собор Кронштадта мог вместить до пяти тысяч человек. Перед литургией собор обычно был уже полон желавшими исповедоваться и приобщиться к святым тайнам. По необходимости отец Иоанн ввел до этого неизвестную практику общей исповеди. Литургии его также производили большое впечатление, потому что молитва святого была по-настоящему пламенной и горячей. Как говорит житие, «во время службы он был воистину посредником между Богом и людьми, ходатаем за грехи их, был живым звеном, соединявшим Церковь земную, за которую он предстательствовал, и Церковь небесную, среди членов которой он витал в те минуты духом».

Проповеди на доступном простому люду языке. Они были одновременно ясны и образны, глубоки, сильны, точны по содержанию. Но проповедовал он не только в Кронштадте. Часто бывал в других регионах, куда на встречу с ним стекались десятки тысяч верующих. Привычка ежедневно записывать свои мысли в дневнике, позволила в 1893 году появиться на свет книге «Моя жизнь во Христе». В ней отец Иоанн проповедует не только необходимость иметь горячую веру в Бога и непрестанно бороться с грехом. Он также призывает быть переданными вере и Церкви. Труд был высоко оценен современники, в связи с чем книгу перевели не несколько европейских языков.

В октябре 1894 года отец Иоанн стоял у постели умирающего в Ливадии Александра III. Он исповедовал и причастил императора, который перед тем, как уйти, произнес: «Когда вы держите руки свои на моей голове, я чувствую большое облегчение, а когда отнимаете, очень страдаю — не отнимайте их».

В последние годы жизни, наблюдая происходящие  политические и социальные перемены, он настойчиво призывал в своих проповедях к нравственному очищению, глубокому и всенародному покаянию: «… Очистимся, омоемся слезами покаяния, примиримся с Богом — и Он примирится с нами!»

Святой Иоанн Кронштадтский скончался 2 января (20 декабря по ст.стилю) 1908 года от тяжелой болезни, которую он терпеливо и смиренно переносил.

Десятки тысяч людей пришли проститься со своим любимым проповедником. Отпевание совершал петербургский митрополит Антоний. Похоронен святой Иоанн Кронштадтский был в усыпальнице Иоанновского монастыря на реке Карповке.

Тропарь праведному Иоанну Кронштадтскому

глас 1

Православныя веры поборниче,/ земли Российския печальниче,/ пастырем правило и образе верным,/ покаяния и жизни во Христе проповедниче,/ Божественных Таин благоговейный служителю/ и дерзновенный о людех молитвенниче,/ отче праведный Иоанне,/ целителю и предивный чудотворче,/ граду Кронштадту похвало/ и Церкве нашея украшение,/ моли Всеблагаго Бога// умирити мир и спасти души наша.

Кондак праведному Иоанна Кронштадтскому

глас 3

Днесь пастырь Кронштадтский/ предстоит Престолу Божию/ и усердно молит о верных/ Христа Пастыреначальника,/ обетование давшаго:/ созижду Церковь Мою, // и врата адоване одолеют ей.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.