Зачем Бог стал человеком?

"Реплики" Александра Ткаченко

Иногда противоположности сходятся в очень странных местах. Довелось мне недавно на одном из православных интернет-форумов ознакомиться с любопытной точкой зрения, которую я, пожалуй, процитирую полностью:

«Святые, в общем-то, единогласно считали, что единственная возможная самооценка для христианина — считать себя хуже всякой твари. Ни один из них не употреблял выражение «чувство собственного достоинства», «уверенность в себе» и тому подобные».

Любопытным этот тезис показался мне оттого, что подобные рассуждения я слышу уже не в первый раз, не во второй и даже не в десятый. Такой вот самоуничижительный пафос приписывается христианству с удивительным постоянством очень разными людьми, преследующими самые различные намерения.

Иногда это просто не в меру ревностные христиане, своеобразно воспринявшие некоторые моменты из церковного предания. Но нередко бывает, что ровно в тех же выражениях о христианстве пытаются рассуждать люди, относящиеся к Церкви с откровенной враждебностью. Каким-то парадоксальным образом эта пораженческая риторика объединяет в себе два диаметрально противоположных взгляда на один и тот же предмет – христианское учение о человеке.

Враги и друзья Церкви говорят о нем одно и то же с совершенно разными намерениями. Уже одного этого, на мой взгляд, было бы достаточно, чтобы отнестись к такому утверждению как минимум осторожно. Но раз уж зашел разговор, попробую объяснить свою точку зрения на этот непростой вопрос.

Думаю, принцип — «считать себя хуже всякой твари» — это все же отнюдь не самооценка святых. Вернее сказать, это лишь один из аспектов такой самооценки – отношение святых к собственным грехам, ко всему недолжному, что они видели в своей душе. Но кроме грехов они также видели в себе ещё и образ Божий во всём величии его красоты и совершенства, видели в собственном естестве нерукотворную икону Христа, сотворившего их по Своему образу. Самооценка святых, судя по их писаниям и наставлениям, складывалась как минимум из этих двух взглядов на себя. Когда сегодня человек по каким-либо причинам выбирает из них лишь один, полностью игнорируя другой, это говорит прежде всего о его личных предпочтениях, но никак не о христианском понимании человека.

Ну а уж если вспомнить слова, которыми святые говорили о своем человеческом достоинстве в положительном смысле, то все эти нынешние психолого-гуманистические выражения вроде «чувство собственного достоинства», и «уважение к себе» покажутся как раз весьма и весьма скромными, чтобы не сказать жалкими.

Так святитель Григорий Богослов писал своему ученику: «Если ты будешь низко думать о себе, то я скажу, кто ты! Ты созданный бог». Ни больше, ни меньше. А теперь давайте подумаем: может ли созданный бог, или, как еще называют святые отцы человека «бог по благодати», относиться к себе без уважения.

Может ли он, зная учение Церкви о том, что сотворен по образу Божьему, не чувствовать высоту своего призвания? Может ли пренебрегать своим достоинством, если Сам Творец мира посчитал его достойным спасения, причем такой дорогой ценой?

Думаю, ответ на все эти вопросы очевиден. Просто нужно понимать, что в человеке есть богоданное естество, которое по слову Господа «хорошо весьма». Но также есть и действие греха, привнесенного в это естество дьяволом и свободной волей первых людей. И то, и другое присутствует в нас сегодня. И грех в себе конечно же необходимо осуждать. Однако, если мы при этом перестанем уважать в себе образ Божий, это будет нашей капитуляцией. Забыв о своем высоком призвании, мы просто признаем, что дьявол и зло окончательно нас победили, дальнейшая борьба бессмысленна, и Бог от нас отвернулся. Но совсем не так учили нас относиться к себе святые отцы, говорившие «Бог стал человеком, для того, чтобы человек стал богом».

Ткаченко, баннер

 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (4 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Ольго
    Январь 10, 2015 16:30

    «Любопытным этот тезис показался мне оттого, что подобные рассуждения я слышу уже не в первый раз, не во второй и даже не в десятый».
    В общем-то, и не удивительно, ибо это древние патериковые наставления аввы Сисоя Великого:
    «Брат спросил авву Сисоя: я замечаю над собою, что память о Боге пребывает со мною. Старец отвечает ему: не важно то, что у тебя есть помысл с Богом; но то важно, — видеть себя ниже всякой твари. Ибо такое уничижение и труд телесный приводят к смиренномудрию.
    Брат спросил авву Сисоя: какой путь, ведущий к смиренномудрию? Старец отвечает ему: путь, ведущий к смиренномудрию, сей есть: воздержание, молитва к Богу и старание, чтобы быть ниже всякого человека».
    И собственно, неспроста авва Сисой назван Великим.
    Это относится к монашескому деланию: По свт. Игнатию (Брянчанинову): «Брат сказал авве Сисою: усматриваю, что память Божия (умная молитва) постоянно пребывает во мне. Старец сказал: это невелико, что ум твой постоянно направлен к Богу; велико то, когда кто увидит себя худшим всякой твари. Старец сказал так по той причине, что истинное действие умной молитвы всегда основано на глубочайшем смирении и проистекает из него. Всякое иное действие умной молитвы неправильно, ведет к самообольщению и погибели».
    «самооценка», «человеческое достоинство в положительном смысле», «чувство собственного достоинства», «уважение к себе»… Совершенно запутали. Разве «чувство собственного достоинства», «уважение к себе» = «высоте своего призвания»?
    Самооценка должна исходить из следующего: «Вы куплены дорогой ценой; не делайтесь рабами человеков». Цена за «небесного человека» заплачена. Человек перстный выкуплен. Посему речь об оценке уже не идёт, тем более – самооценке. Теперь речь идёт о человеческом произволении – принять или отвергнуть дар Божий — «образ небесного человека»: «теперь не я живу, но живёт во мне Христос». Принять это не то, чтобы сказать: «да, Господи, давай, не помешает», а отвергнуться себя, и взять крест свой, и следовать за Христом путём узким, ведущим в жизнь: «тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их». Речь идёт о делании (действии). Святые отцы нашли путь, опытно уразумев, что он ведёт к Богу, и указали его миру (точнее миряне сами его выпытали – узнали чисто теоретически, поэтому и не могут уразуметь, ибо «о сем надобно судить духовно»). Посему, чтобы спорить с аввой Сисоем, надо уйти из мира, стяжать благодать Духа Святого, увидеть самого себя реально – и скорее всего так, как и говорили Св. Отцы Церкви – «паче всех человек окаянен есмь» или, как старец Паиссий Святогорец: «человек, думая о благодеяниях Божиих и видя, что он их недостоин, всё больше себя считает заслуживающим наказания, видит себя худшим всех людей, худшим животных, даже худшим самого диавола»… захотеть в Иоаннову Темницу, ну, и после этого уже с аввой и спорить не захочется…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.