Темная сторона любви

От любви до ненависти, говорят, один шаг. Вот не уверен — по-моему, если любовь настоящая, то ненависть с ней как-то не вяжется. Впрочем, смотря какая ненависть… Кого любишь — того вряд ли возненавидишь, но если речь идет о ком-то другом, тогда возможны всякие варианты. Взять, например, недавний случай в поселке Пойковский Ханты-Мансинскогоавтономного округа. Там хулиганы-кавказцы устроили погром в молельном доме протестантов-пятидесятников. Рвали Библии, топтали крест… Казалось бы, у нормальных людей, тем более у православных христиан, отношение к таким вещам должно быть однозначным: мерзость это и подлость. Категорически недопустимо!

Ан нет! Нашлись и такие православные, которые искренне обрадовались погрому. Логика такая: пятидесятники — ловят в свои сети потенциальную паству Русской Православной Церкви, а значит, жалеть их незачем, наоборот, чем им хуже, тем нам лучше. Я вполне допускаю, что люди, которые так думают, искренне считают себя христианами, что они искренне любят Христа, любят Церковь. Просто эта их любовь ищет какого-то проявления, и находит: в ненависти. В ненависти к тем, кто уклоняется от Истины, кто вредит Истине.

Сразу поставлю точки над «i». Речь не о том, что вера пятидесятников хороша. Для меня их вера — это искажение христианства. Приходилось мне видеть их молитвенные собрания… Но я уверен, что все эти соображения для восторгавшихся погромом стали своего рода «отмазкой», оправдывающей их радость чужому горю, их злорадство и ненависть. Потому что без ненависти к врагам им никак — именно в такой ненависти проявляется их любовь к Православию. Это естественный для них способ выражать свою любовь. «Я за тебя, любимая, всем глотки порву!».

Да, вот и такой бывает любовь. Причем вовсе не только по отношению к Богу и к Церкви. Точно таким же способом можно любить что угодно. Детей, например. Десять лет назад мы с Алексеем Соколовым написали фантастический роман «Струна», где главной темой как раз и стала подобная любовь к детям — выражающаяся в ненависти к тем, кто наносит детям какой-либо вред (как реальный, так и мнимый). Там, в романе, защитники детей исходят, казалось бы, из самых светлых чувств — и их действия сами по себе чаще вполне оправданы этически. Действительно, детей защищать надо. Но все же первичная мотивация этих «людей Струны» — именно что ненависть. Ненависть, неразрывно связанная с любовью. Темная сторона любви. Тогда, в начале 2000-х, это все казалось фантастикой. Сейчас мы сплошь и рядом видим, как защитники детей — не нелегалы-подпольщики, как в нашем романе, а государственные чиновники — во имя любви к детям разрушают семьи, ломают человеческие судьбы (и детские в том числе). Чаще всего, конечно, по равнодушию, но бывает, что и совершенно искренне — из любви к детям. Любви, понимаемой как ненависть к тем, в ком подозревают врагов детства.

А уж если говорить о патриотизме, о любви к Родине… Тут ненависти, пожалуй, на порядок больше, чем созидательной любви. Для очень и очень многих любить свою страну означает прежде всего ненавидеть ее врагов. Будь то Госдеп, будь то коммунисты, либералы, националисты, Березовский, Путин, Грузия, Кремль… выбирай врага в зависимости от политической ориентации. Ровно то же самое касается и любви к своему народу. Это правильное, здоровое и естественное чувство. Но почему такая любовь чаще всего выражается в ненависти к «инородцам», «понаехавшим»? Да, разумеется, те нередко сами дают повод — но опять же, что первично, а что вторично? Мне кажется, что если первична любовь в форме ненависти, то даже «белых и пушистых» мигрантов будут ненавидеть, а если первична любовь без ненависти — то и с мигрантами-преступниками можно разобраться твердо и спокойно, но без лозунгов и истерик.

Раньше я думал, что вот такая «любовь через ненависть» — это вообще не любовь, что это просто  ненависть, просто стихийная агрессия, проистекающая из испорченной грехом человеческой природы и нуждающаяся в каком-то фиговом листке, в каком-то идейном прикрытии. Ненависть к одному, притворяющаяся любовью к другому.

Сейчас я понимаю, что все сложнее. Противоречив человек, нелинеен. Вспомним слова апостола Павла: «Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех» (Рим. 7:18-20). Поэтому в человеческой душе могут уживаться и любовь, и ненависть. Никакого притворства тут не будет, человек может быть абсолютно искренен — и перед людьми, и перед собой, и перед Богом. Между прочим, любовь в форме ненависти была свойственна и апостолам: «Когда же приближались дни взятия Его от мира, Он восхотел идти в Иерусалим; и послал вестников пред лицем Своим; и они пошли и вошли в селение Самарянское; чтобы приготовить для Него; но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим. Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. И пошли в другое селение» (Лк. 9:51-56). Вот искренне, по-человечески любили своего Наставника, искренне обиделись за Него, искренне захотели покарать обидчиков. Из самой что ни на есть любви. И услышали твердое: «Не знаете, какого вы духа».

Вот это — ключевые слова. Любовь-то может быть любовью, глубокой, сильной, непритворной… но — человеческой. Слишком человеческой. И потому — несовершенной, поврежденной грехом. Любовь не в Духе и Истине. У такой любви обязательно найдется темная сторона. Причем вовсе не обязательно только ненависть. У темной стороны очень много граней, и они перечислены в знаменитых словах апостола Павла о том, какой должна быть настоящая любовь — любовь, которая от Духа Божия, а не от человеческой природы. «Не завидует», «не превозносится», «не гордится», «не бесчинствует», «не ищет своего», «не раздражается», «не мыслит зла», «не радуется неправде»… (Рим. 13:4-7).

Скажем честно: очень немногие из нас научились такой любви, о которой писал апостол Павел. большинство — в том числе и воцерковленные христиане! — любят со всеми этими разнообразными «не». Касается это не только любви к ближним и к человеческим общностям (народу, нации, стране), но и любви к Богу. У кого-то темная сторона любви выражается в ненависти к врагам, у кого-то — в эгоизме, у кого-то — в гордыне…

Впору впасть в отчаяние — но не надо. На то нам и дана земная жизнь,  чтобы научиться любить по-настоящему, чтобы не своей, но Христовой силой преодолеть темную сторону своей любви. А для начала ее нужно увидеть и трезво осознать. Да, насчет зла, насчет врагов. Врагов надо прощать, со злом надо бороться. Но — без гнева и пристрастия. И в любом случае понимать, что главный способ бороться со злом — это побороть его в собственной душе.

То есть — перейти на светлую сторону своей любви. 


kaplan20082 КАПЛАН Виталий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Редактор раздела «Культура»
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.