Там соберутся орлы…

«Прочитал в сборнике афоризмов слова Иисуса Христа “Где будет труп, там соберутся орлы”. Фраза меня заинтересовала. Я нашел ее в Евангелии от Матфея и с удивлением обнаружил, что эти слова сказаны Христом о признаках конца света. Пожалуйста, не могли бы вы рассказать об этом подробнее. Я человек нецерковный, но мне это очень интересно». 

Владимир, студент, Калуга

Пророчества о кончине этого мира волновали читателей Евангелия во все времена. Описание признаков последних времен, данное в Священном Писании, никогда не оставляло равнодушными даже людей, считающих себя неверующими, и скептически относящихся к христианской религии. Ведь все мы – и верующие, и неверующие – живем под одним небом на одной, общей для нас земле. И хотя наша жизнь в историческом масштабе так коротка и мимолетна, наверное, любой человек, узнав из Евангелия о признаках грядущего конца света, все-таки пытался осмыслить прочитанное применительно к своему времени. Этот мир – наш дом. А когда человек вдруг узнает, что в его доме может случиться пожар, он обязательно проверит – не тянет ли дымом из какого-нибудь укромного уголка. Просто так, на всякий случай, даже если не очень верит в реальную возможность пожара. Поэтому интерес к теме конца света вполне оправдан даже с позиций обыкновенной житейской логики.

Однако любые попытки рассматривать евангельские пророчества вне контекста, в котором они были произнесены, заранее обречены на неудачу. Евангелие – не сборник афоризмов. Это описание событий земной жизни Иисуса Христа, составленное апостолами, скорее – как документ, чем – как поэтическое произведение. И всякое событие в Евангелии неразрывно связано с обстоятельствами, предшествовавшими этому событию.

Фраза Христа “где будет труп, там соберутся орлы” действительно стала афоризмом. Но для того, чтобы открылся пророческий смысл этих слов, необходимо вспомнить, где, когда и по какому поводу Христос их говорил.

О чем спрашивали Апостолы?

За два дня до праздника иудейской Пасхи Иисус последний раз посетил Иерусалимский храм. Там Он очень жестко обличил иудейских начальников за лицемерие и искажение самой сути Закона, а закончил свою речь словами, смысл которых тогда не поняли даже Его ученики: “Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст”. После этого Христос вышел из Иерусалимского храма, чтобы никогда больше туда не возвращаться.

А когда ученики, смущенные категоричностью слов Учителя, попытались обратить его внимание на великолепие и монументальность храмовых зданий, Он сказал им еще более страшное определение о восхищавшем их Храме: “…Видите ли все это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; все будет разрушено”. Христос и Его ученики вышли из города и расположились на склоне Елеонской горы, откуда открывался великолепный вид на Святой Город. Прямо перед ними возвышался огромный храм, сияющий на солнце золотом украшений и белизной мраморных плит. Потрясенные словами Христа о разрушении храма, ученики приступили к Нему и стали спрашивать: “…Скажи нам, когда это будет? И какой признак Твоего пришествия и кончины века?” Апостолы объединили эти два вопроса, так как полагали, что лишь конец света может стать причиной разрушения Иерусалимского храма. Христос не стал их в этом разубеждать. Грядущая судьба Иерусалима была Ему открыта, но это была настолько страшная судьба, что ученики вряд ли смогли бы вынести подробный рассказ о ней. И Христос просто ответил на заданный вопрос, искусно вплетая в рассказ о приметах последних времен признаки падения Иерусалима. Тогда и прозвучала знаменитая фраза о трупе и орлах.

Существует много мнений о знамениях конца света. Все они в той или иной степени спорны, поскольку это событие в истории человечества еще не наступило. Однако, есть все основания утверждать сегодня, что фраза “где будет труп, там соберутся орлы” в речи Христа к кончине века не относилась. Эти слова предвещали величайшую трагедию еврейского народа – разрушение Иерусалима.

То, что для апостолов было малопонятным пророчеством, для современного человека – исторический факт, многократно описанный разными авторами, и засвидетельствованный современниками описываемых событий. О нем рассказывали не только церковные писатели, но и такие известные нехристианские историки, как Тацит и Флавий.

Словами о трупе и орлах Христос прикровенно ответил на вопрос учеников об уничтожении Иерусалимского храма. А чтобы понять эти слова, нужно хотя бы немного узнать об истории его создания и выяснить – что же представлял собой Иерусалимский храм в евангельские времена.

Два храма

Существует распространенное мнение, согласно которому Иерусалимский храм во времена Христа был точной копией храма, построенного царем Соломоном. Это не совсем верно. И, хотя изначально второй храм действительно был задуман как повторение первого, различий между ними было намного больше, чем сходства.

Храм Соломона был, по современным меркам, не так уж велик: 27 метров в длину, 9 метров в ширину и 13,5 метра в высоту. Но при столь скромных размерах храм был невероятно дорогим сооружением, поскольку практически весь был покрыт золотом и резными панелями из дорогих пород дерева. Внутреннее убранство составляли литые украшения из золота и драгоценных камней. Все богатство израильского народа в эпоху его величайшего расцвета было использовано Соломоном для этого строительства. Но, конечно же, не роскошь отделки была главной ценностью храма. Главной святыней Дома Божия был Ковчег Завета, в котором хранились скрижали – каменные доски, на которых были высечены заповеди, данные Богом народу Израиля через пророка Моисея. Ковчег находился в Святая Святых – самой главной части храма. При освящении храма происходили удивительные явления. Вот как об этом говорит Библия: “Когда окончил Соломон молитву, сошел огонь с неба и поглотил всесожжение и жертвы, и слава Господня наполнила дом. И не могли священники войти в дом Господень, потому что слава Господня наполнила дом Господень. И все сыны Израилевы, видя, как сошел огонь и слава Господня на дом, пали лицем на землю, на помост, и поклонились, и славословили Господа…” Облако славы Божией стояло над ковчегом несколько столетий. Первосвященники, обращавшиеся к Богу, слышали голос с неба, возвещавший волю Господа. Любой человек, войдя в храм, построенный Соломоном, ощущал реальность Божьего присутствия. Так продолжалось до тех пор, пока грехи израильского народа не отвратили от него милость Господа. В 587 г. до Р.Х. войска вавилонского царя Навуходоносора захватили Иерусалим и разрушили Храм Соломона. Большинство жителей Израиля были угнаны в рабство, и находились там почти пятьдесят лет, пока персидский царь Кир не позволил иудеям вернуться из Вавилона в Иерусалим, разрешив им восстановить Храм. Израильтяне тотчас же принялись за работу, но вскоре их энтузиазм угас. Только упреки пророков Аггея и Захарии побудили их продолжить строительство, и в 515 г. до Р.Х. второй Храм был построен. Он во всем повторял планировку первого, но конечно же, уступал ему в роскоши. Народ, вернувшийся после многолетнего пленения на свою разоренную и опустошенную землю, был не в силах украсить свой Храм так, как сделал это при Соломоне, во времена своего расцвета и благоденствия. Иудеи очень печалились о скудости строящегося ими Дома Божия, но Господь утешил их, возвестив через пророка Аггея: “ …Кто остался между вами, который видел этот дом в прежней его славе, и каким видите вы его теперь? Не есть ли он в глазах ваших как бы ничто? Но… Слава сего последнего храма будет больше, нежели прежнего”.

Пять столетий храм простоял без существенных изменений. Но в 19 г. до Р.Х. царь Ирод Великий начал грандиозную реконструкцию храмового комплекса. Незаконно захвативший иудейский престол Ирод, который даже не был евреем по крови, хотел завоевать симпатии народа и всем показать свое усердие к главной иудейской святыне. Основное здание храма было перестроено уже около 9 г. до Р.Х., но работы продолжались еще несколько десятилетий. Обновленный храм вдвое превосходил предыдущие по размерам и высоте, а по количеству украшавшего его золота вряд ли уступал храму Соломона. Самая впечатляющая деталь нового храма – платформа площадью 14 гектаров – частично сохранилась до наших дней. На ней собирались паломники и приносились жертвы. Для устройства платформы Ирод расширил вершину храмовой горы, возведя по краям искусственные террасы. Южный край платформы отвесно поднимался над землей почти на 40 метров. Один из его углов, вероятно, и был тем “крылом храма”, с которого сатана, искушая Христа, предлагал Ему броситься вниз.

Ирод щедро отпускал на строительство средства из царской казны, и даже римский император жаловал храм своими дарами – из Рима для храма были доставлены огромные плиты белого мрамора. Некоторые из них достигали колоссальных размеров. Вероятно, на них и обращали Апостолы внимание Спасителя, говоря: “Учитель! посмотри, какие камни и какие здания!” Этим строительством Ирод хотел укрепить свой авторитет среди иудеев. И, наверное, достиг цели. Обновленный храм стал предметом гордости и восхищения всего еврейского народа, так как действительно превосходил своим великолепием даже роскошный храм Соломона. Но не в размерах и не в богатстве убранства было главное отличие храма, перестроенного Иродом, от первого Иерусалимского храма.

Пустой дом

Святое Святых, главное помещение второго храма, было отделено от мира плотной завесой из тяжелой ткани. Никто не смел входить туда, и лишь первосвященник один раз в году имел право молиться за таинственной завесой. По античному миру ходили самые нелепые слухи о том, что же находится в самом сакральном месте иудейской религии. Язычники были уверены, что там находится статуя иудейского Бога. И когда в 63 г. до Р.Х. римский полководец Гней Помпей захватил Иерусалим, он на правах победителя потребовал, чтобы его отвели в Святое Святых. Но войдя туда, Помпей был поражен и разочарован. Он ожидал там увидеть что угодно, кроме того, что ему вдруг открылось. Святое Святых оказалось небольшой пустой комнатой без окон, в которой вообще ничего не было. Это и было главное отличие второго храма от первого.

Освящение второго храма не было отмечено проявлением сверхъестественного могущества, как это происходило в первом храме. Огонь с неба не уничтожил жертву на жертвеннике. Облако славы Божией не сошло, чтобы наполнить новое святилище. Оно больше не покоилось между золотыми херувимами во Святом Святых; там не было ни Ковчега Завета, ни престола благодати, ни скрижалей. И голос с Неба не раздавался в ответ на слова священника, вопрошавшего о воле Господа. Но в чем же тогда была слава второго храма?

Первый храм мечтал построить царь Давид-псалмопевец и не смог сделать этого. Вот его горькие слова: “Но Бог сказал мне: не строй дома имени Моему, потому что ты человек воинственный и проливал кровь”. Если уж пророк Давид был признан Господом недостойным строить храм, то что можно сказать о царе Ироде, который в поисках родившегося Христа залил город Вифлеем кровью малолетних детей и на все времена сделал свое имя символом убийства и бессмысленной жестокости? Не богатые дары языческого императора и щедрость царя-детоубийцы должны были сделать второй Иерусалимский храм более славным, чем первый. Главной святыней нового храма должен был стать Тот, о ком Бог через пророка Аггея сказал: “…и придет Желаемый всеми народами, и наполню дом сей славою, говорит Господь Саваоф”. Этот храм был построен для того, чтобы по исполнении времен в него вошел Христос, воплотившийся Бог, которому полтора тысячелетия поклонялся народ Израиля.

Иудеи гордились своим храмом, но гордость и стремление к земному величию ослепили их разум, а истинное значение пророческих слов осталось для них неразгаданным. Второй храм был освящен не облаком славы Господней, но непосредственным присутствием Того, в Ком обитала вся полнота Божества, Кто был Богом во плоти. “Желаемый всеми народами” пришел в храм и, как Муж из Назарета, учил и исцелял в его святых дворах. Только Божественное присутствие Христа делало второй храм более славным, чем первый.

Но Израиль отверг предлагаемый Небом дар. В тот день, когда Учитель навсегда покинул Иерусалимский храм, вместе с Ним от храма отошла и слава Его. При этом исполнились слова Спасителя: “Се, оставляется вам дом ваш пуст”.

Через три дня Желаемый всеми народами был распят по беззаконному приговору иудейских старейшин. В то мгновение, когда Спаситель умер на кресте, завеса в Иерусалимском храме разодралась пополам и открыла всему миру пустоту иудейского святилища, так поразившую когда-то Помпея.

Со смертью Христа умерла и сама религия иудеев, так как все, что она обещала миру – оказалось исполненным. С Воскресением Христовым в мир пришла новая вера, в которой уже все народы Земли могли соединиться со своим Создателем. А мертвую веру иудеев и их храм, из которого ушел не принятый ими Господь, ожидала участь всякого мертвого тела. Ибо, где будет труп, там соберутся орлы.

Труп

Иудея после распятия Христа уже никогда не жила спокойно. Религиозные представления иудеев начали вырождаться в политические амбиции. Одно восстание следовало за другим, внутри еврейского народа то и дело возникали различные партии, враждующие между собой и не щадящие собственного народа ради политической выгоды. Иерусалим сотрясали непрерывные вооруженные столкновения, провоцируемые мятежниками. Даже в храме люди погибали от мечей своих же соотечественников. В городе вспыхивали эпидемии, в окрестностях Иерусалима огромная армия разбойников ожидала удобного момента, чтобы захватить город, раздираемый междоусобицами. В прокураторство Гессия Флора в Иерусалиме вспыхнуло давно назревавшее восстание. Осенью 66 года римский гарнизон был перерезан, и мятеж охватил всю Иудею и соседние области. Попытка сирийского легата Цестия Галла вновь овладеть святым городом потерпела неудачу. Но в это время Иерусалим в очередной раз сделался жертвой партийных раздоров и террора. Первосвященник Анания и все вожди священнической аристократии были перебиты мятежниками; разбойники и фанатики оспаривали друг у друга храм и укрепления; всюду царила анархия, пожары, убийства. Это был уже не святой город…

И тогда вокруг Иерусалима собрались орлы. Их было всего шесть, но это означало верную гибель иудейской столицы.

Орлы

В конце второго века до Р.Х. консул Гай Марий произвел широкомасштабную военную реформу. Армия стала профессиональной, а основой ее сделались – легионы. До реформы легионами назывались отряды ополченцев, которые каждый город собирал при нападении врагов на Рим. При Гае Марии легион превратился в мощную войсковую единицу, сопоставимую по ударной силе с современной дивизией. Это были, по сути – маленькие армии, в составе которых насчитывалось 5-6 тысяч хорошо обученных солдат, спаянных воедино железной дисциплиной.

Именно в легионах Гая Мария возник удивительный феномен войсковой религии, отличавший легионеров от прочих граждан Рима. Основу армейского культа составляло почитание главного божества империи – Юпитера. Каждый год третьего января, в день принесения присяги, на легионном плацу торжественно устанавливали новый алтарь в честь Юпитера, а старый алтарь зарывали в землю. Немало таких алтарей обнаружено при раскопках военных лагерей в Британии. Юпитеру приносилась главная жертва в день рождения легиона. Символом Юпитера был легионный орел – самая большая святыня, потеря которой вела к расформированию легиона и казни каждого десятого солдата. Легионного орла в сражении охраняла первая – тысячная когорта под руководством центуриона-примипила. Орлы отливались из бронзы и покрывались либо позолотой, либо серебром. В эпоху принципата легионный штандарт представлял собой прикрепленную к длинному древку фигурку орла в вертикальном положении, с распростертыми крыльями и удлиненным хвостом (повторенным впоследствии на германском гербе). После реформ Константина Великого орлы на римских штандартах сохранились, но их стали изображать горизонтально (как впоследствии на гербе США).

Римский легион был страшной силой, которой почти невозможно было противостоять в бою. Двух легионов, как правило, было достаточно, чтобы обеспечить победу в любом сражении. Если этого оказывалось недостаточно, что бывало крайне редко, приходил третий легион и снимал все вопросы.

Но в 70-м году сын Римского императора Тит привел к Иерусалимским стенам шесть легионов. Шесть золотых орлов стояли на длинных древках вокруг Святого города. И ни малейших шансов на победу у защитников Иерусалима не осталось. Город был обречен.

Гибель Иерусалима

Римское войско никогда не устраивало резню ради резни. Главной задачей легионов в Иудее было наведение порядка. Тит много раз пытался убедить иудейских вождей сдать город, чтобы сохранить жизнь огромному количеству мирных жителей Иерусалима. Но ослепленные сознанием своей “богоизбранности” мятежники продолжали держать оборону. Они не понимали, что распяв Христа, иудеи отвернулись от своего Бога, и все их молитвы были обращены в пустоту. Упорство вождей дорого стоило жителям Иерусалима. В городе начался страшный голод. Озлобленные бессмысленным сопротивлением, римляне беспощадно уничтожали тех смельчаков, которые, рискуя жизнью, пытались добыть за пределами городской стены жалкие крохи съестного. Их подвергали бичеванию и распинали. Десятки тысяч крестов с распятыми на них иудеями были воздвигнуты вокруг осажденного города. На трупы несчастных слетелось огромное количество стервятников. Так пророчество о трупе и орлах получило еще одно, страшное в своей буквальности, исполнение.

Наконец, 9-10 числа месяца Авы 70-го года, в тот же самый день, когда и Навуходоносор взял Иерусалим, Тит ворвался в город. Происшедшие затем события представляют собой страшную бойню, устроенную римлянами в городе, в результате которой, помимо мужского населения были истреблены тысячи женщин и детей. Всего же при осаде города и последовавшей затем жесточайшей битве погибло более миллиона человек; а около ста тысяч оставшихся в живых были уведены в плен, проданы как невольники; отправлены в Рим, чтобы служить позорным украшением триумфальной процессии завоевателя; брошены в амфитеатры на растерзание диким зверям; иные, как бездомные скитальцы, рассеялись по всей земле. И город, и великолепный Иерусалимский храм были разрушены до основания в буквальном смысле слова. Приказ императора гласил не оставить от иудейской столицы камня на камне. Так сбылось еще одно горькое пророчество Христа. Римские солдаты вспахали даже само место, где раньше стоял Иерусалим.

В 130 г. император Адриан распорядился построить на развалинах Святого города римское поселение и назвать его Элия Капитолина. Так погиб ветхозаветный Иерусалим. А на месте Иерусалимского храма был воздвигнут храм Юпитера, украшенный изображениями… орлов. Грозовых птиц, приносящих молнию.

Не конец, а начало

Где будет труп, там соберутся орлы. Эти слова были сказаны о падении Иерусалима. Но в ряду примет последних времен они оказались совсем не случайно. Пророчество, уже сбывшееся в истории, свидетельствует и об истине слов, сказанных Спасителем о кончине мира. Не Господь погубил Иерусалим, напротив, Он все сделал, чтобы спасти его. “…И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего”.

Причиной гибели Иерусалима стала полная утрата духовных ориентиров вождями ветхозаветного иудаизма. После отвержения пришедшего Мессии-Христа духовные вожди народа почти сорок лет вели Израиль в пустоту. Кончилось это катастрофой.

Последние времена, по христианскому вероучению, наступят при сходных обстоятельствах. Люди отвернутся от своего Творца и попытаются жить по своим законам. Но не Бог уничтожит этот мир. Ведь Бог не палач, карающий нарушителей Его воли. Отвергающих Его милосердие Господь просто предоставляет их собственной воле. Конец света будет результатом полного отпадения людей от Источника своей жизни. И не так уж важно, какие орлы соберутся тогда над погибшим человечеством.

Гораздо важнее помнить, что конец света – это не гибель мира, а всего лишь уничтожение того, что уже мертво. А потом – через конец нынешнего, “ветхого” мира и Суд Божий – наступит новая эпоха в истории человечества. В новом мире, где уже не будет зла, не будет болезней и обид; где будет обитать лишь любовь людей к своему Создателю и друг ко другу. И это не прекрасные мечты. Это обещание Христа, произнесенное одновременно с Его пророчеством о гибели Иерусалима, которое с буквальной точностью уже сбылось в истории.

На анонсе Фрагмент макета-реконструкции Иерусалимского храма Ирода Великого Источник фото wikipedia.org

7 № 5 (37) май 2006
рубрика: Архив » 2006 »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Ольго
    Август 10, 2015 21:22

    «о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему!.. ты не узнал времени посещения твоего…»

    Господь, когда посещает, благословляет и милует: «Господь, Бог твой, поставит тебя выше всех народов земли… поразит пред тобою Господь врагов твоих, восстающих на тебя… и сделает тебя Господь главою, а не хвостом и будешь только на высоте»», когда же оставляет — «то придут на тебя проклятия…» (Второзаконие 28) … и смерть…
    Сколько через пророков Своих Господь говорил об этом.. «Но это сокрыто ныне от глаз твоих» , — они не увидели и не услышали Его… и потеряли Жизнь…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.