6 фактов о митрополите Серафиме (Чичагове)

«…мало кто знает, что владыка Серафим имел медицинское образование и был практикующим врачом… В то время, когда он учился в семинарии, разрешалось иметь второе образование, и отец Серафим как вольнослушатель посещал медицинский институт, где параллельно с духовным получал медицинское образование» – сообщает нам книжонка в мягкой обложке, отпечатанная на тонкой серой бумаге. Называется книжонка «Оздоровление организма по методу священномученика Серафима (Чичагова)».

Из каких еще удивительных фактов состояла жизнь новомученика митрополита Серафима?

1. Мало кто знает… точнее, никто не знает о медицинском образовании митрополита
Серафима.

Первый том труда Л. М. Чичагова. 1891

А все потому, что медицинского образования владыка не имел. В это нелегко поверить, когда берешь в руки два увесистых тома его «Медицинских бесед» – обстоятельнейшей книги с изложением оригинальной системы лечения болезней человека (не имеющей, к слову, ничего общего с содержимым книжонки в мягкой обложке). Удивительно, как человек, освоивший медицину самоучкой, смог прочесть и проработать горы специальной литературы – от античных трактатов и рукописных народных лечебников до новейших монографий зарубежных профессоров! И, тем не менее, во время учебы в семинарии будущий владыка не получал никакого второго образования. И не мог получить. Потому что этот выдающийся церковный деятель и энциклопедически образованный богослов… никогда не учился в семинарии.

 

 

2. Потомственный военный и подлинный аристократ, Леонид Михайлович Чичагов закончил элитное учебное заведение – Императорский Пажеский корпус.

Леонид Чичагов — офицер. Фото до 1890 г.

И в молодости сделал блестящую военную карьеру, достойную своих именитых предков – адмиралов и министров. Впрочем, сам Леонид Михайлович воспринимал это поприще как стезю испытаний и скорбей. Впоследствии он впоследствии говорил, что именно скорби убедили его в необходимости «проложить себе жизненный путь собственным трудом и многолетним учением». Сила этого убеждения и незаурядные дарования молодого офицера определили необычную разносторонность его интересов. К 35 годам он полковник артиллерии, кавалер 12 российских и иностранных орденов, автор нескольких военно-исторических произведений (книга «Дневник пребывания Царя-Освободителя в Дунайской армии в 1877 г.» выдерживает три издания)… и – что было уж совсем необычным в конце просвещенного XIX века – состоявшийся врач-самоучка с обширной медицинской практикой. И вот, неожиданно для своих близких он выходит в отставку и начинает самостоятельное изучение богословских наук для подготовки к принятию священства.

3. Несомненно, большинство из нас наслышано о выдающемся вкладе святителя в дело церковного прославления его любимого святого – преподобного Серафима Саровского.

Митрополит Серафим в своем кабинете в Воскресенском Новодевичьем монастыре. Ленинград, начало 1930-х гг.

Многие читали самое значительное литературное произведение Серафима (Чичагова) – «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря». Но не многие помнят, что многолетняя работа над «Летописью» и труды по организации торжеств прославления преподобного осуществлялись в «свободное время» от основных церковных послушаний иерея Леонида – впоследствии архимандрита Серафима. Мало кто знает, сколько сил положил будущий святитель на восстановление обветшавших храмов и обителей, на наведение образцового порядка во всех местах своего служения. На стенах Храма Святителя Николая в Старом Ваганькове (одного из московских храмов, отреставрированных на личные средства настоятеля иерея Леонида Чичагова) до наших дней сохранились изображения евангелистов, написанные лично отцом Леонидом. Да, будущий святитель был еще и прекрасным иконописцем; в московском храме Илии Обыденного можно увидеть два замечательных образа его письма.

 

 

4. Возможно, кто-то вспомнит, что епископ (а затем – архиепископ) Серафим Чичагов был одним из самых ревностных энтузиастов возрождения жизни приходов Российской Церкви.

Serafim_Chichagov_25

Митрополит Серафим с духовенством и прихожанами Троицкого прихода. Конец 1920-ых годов

«Бью набат, стремясь к скорейшему возрождению приходской жизни… Трудно поднимать духовенство, но мир поможет, если епископы будут жертвовать собой» – писал владыка Серафим. Заслуживает самого пристального внимания его «Обращение к духовенству Тверской епархии по вопросу о возрождении приходской жизни» – обстоятельный программный документ, актуальность которого лишь возросла в наши дни. Немногие слышали о том, как своеобразно «отблагодарила» святителя за труды его паства. Весной 1917 года по России прошла волна епархиальных съездов духовенства и мирян; в Твери такой съезд предпринял попытку радикального переустройства епархиального управления… и отстранил от власти преосвященного Серафима, не скрывавшего своего отрицательного отношения к произошедшим в стране переменам и пользовавшегося прочной репутацией монархиста и «черносотенца». Кстати, вполне заслуженной репутацией – в предреволюционные годы владыка искренне участвовал в деятельности национально-патриотических организаций. Вот как сам он формулировал смысл этой деятельности, обращаясь к членам «Союза русского народа»: «…Сзывайте же народ на мирную борьбу с распространившемся злом в Отечестве, на защиту веры православной, для объединения под сенью храмов, и тогда он на своих могучих плечах высоко поднимет Помазанника Божия, Русского Царя, и снова воссияет сила русская, создавшая великое государство не многочисленным войском, не золотом, а единственно крепкой верой в Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа».

5. Думается, у многих на слуху последний «титул» владыки Серафима – митрополит Ленинградский.

Митрополит Серафим (Чичагов). Фото 1925 г.

А многие ли хоть раз задумались о вопиющем внутреннем противоречии этого словосочетания – соединения имени святителя Серафима с названием города Ленина? Мало кто знает, что 72-летний митрополит, живший на покое после череды арестов и ссылок, был вновь призван к архиерейскому служению в условиях серьезного кризиса центральной церковной власти, когда большинство ленинградских приходов вышло из подчинения Заместителю патриаршего Местоблюстителя митрополиту Сергию. Принимая назначение на ленинградскую кафедру, святитель мог бы, наверное, повторить слова, сказанные им почти четверть века назад при епископской хиротонии: «Когда… во мне открылось сознание, что Сам Господь требует от меня такой перемены в пути ради Его Божественных целей, что это необходимо для всей моей будущей жизни, для предназначенных мне еще испытаний и скорбей, для моего сораспятия Христу, – то несмотря ни на какие препятствия, поставленные мне миром, я исполнил святое послушание». Годы служения святителя на Ленинградской кафедре совпали с началом разгрома Православной Церкви в Советском Союзе. При преосвященном Серафиме прошла первая волна массового закрытия приходских храмов Ленинграда и была фактически ликвидирована монашеская жизнь в городе.

6. Многие слышали о мученической кончине святителя на полигоне НКВД в Бутово.

Последняя фотография митрополита Серафима. Таганская тюрьма, 1937

Но можно ли объяснить смысл ареста тяжело больного и почти обездвиженного старика, для доставки которого в Таганскую тюрьму потребовались носилки и машина «скорой помощи»? Не признавший своей вины, не назвавший на допросах ни одного имени, митрополит был расстрелян 11 декабря 1937 года. Ближайшие родственники так и не узнали дату его смерти и место захоронения. Но, говорят, что они верили в связь мученической кончины владыки с одним чудесным событием, произошедшим в 1902 году. Святитель сам описал это событие в частном письме: «…я сидел в своей комнате в одном из дивеевских корпусов и радовался, что закончил, наконец, труднейший период собирания и написания материала о преподобном Серафиме, и увидел его как живого. У меня ни на минуту не мелькнуло мысли, что это видение – так все было просто и реально. Но каково же было мое удивление, когда батюшка Серафим поклонился мне в пояс и сказал: «Спасибо тебе за летопись. Проси у меня все, что хочешь за нее». С этими словами он подошел ко мне вплотную и положил свою руку мне на плечо. Я прижался к нему и говорю: «Батюшка, дорогой, мне так радостно сейчас, что я ничего другого не хочу, как только всегда быть около Вас». Батюшка Серафим улыбнулся в знак согласия и стал невидим».

 

Смотрите также:

Преосвященный воин-мученик

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (14 votes, average: 4,79 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.