Преодоление или непреодолимая боль?

«Ноябрьские праздники» в советском детстве — это празднично-приподнятое настроение, демонстрация (идешь вместе со взрослыми и помогаешь нести транспарант или портрет), воздушные шары и флаги — много красных флагов… Тогда я не знала, что стоит за этим «красным днем календаря», не осознавала, отчего он на самом деле — красный и чьей в действительностью кровью окрашенные алые знамена.

— Я вспомнил случай из советских времен. 7 ноября светский человек поздравил с праздником священника. Священник ответил: «Спаси Господи! Сегодня действительно праздник. Сколько этот день дал нам мучеников!» — эту историю архиепископ Верейский Евгений рассказал вчера на открытии выставки «Преодоление. Русская Церковь и Советская власть», организованной Православным Свято-Тихоновским гуманитарным университетом совместно с Музеем современной истории России и приуроченной к двадцатилетию университета. Владыка сравнил гонения на Русскую Православную Церковь в ХХ веке с гонениями первых веков христианства…

Выставка, которая является результатом кропотливых трудов ПСТГУ по изучению истории Церкви, проводит зрителя по всему ХХ веку, начиная с самого начала столетия.

Дореволюционная жизнь выглядит на общем фоне позитивно, в цифрах рассказывается, какую работу проводила Церковь, сколько было, например, тогда больниц при монастырях и храмах. Но идеализации здесь нет — документы бы и не позволили.

— Этот зал должен стать ответом, почему после революции сразу столько народа отвернулась от Церкви, — говорит куратор выставки диакон Павел Ермилов. — Тогда проблемы были, в том числе в связи с глубокой зависимостью Церкви от государства, власти.

Подтверждение этих проблем — заголовки статей в дореволюционных газетах, которые можно увидеть на стендах выставки: «О необходимости перемен в русском церковном управлении», «Церковная разруха»…

 

Потом была революция, восстановление патриаршества, начало гонений. Документы, фотографии говорят ярче и весомее, чем толстые исторические фолианты. Вот протокол заседания Совета народных комиссаров под председательством Ленина, в котором постановляется утвердить «ликвидацию мощей во всероссийском масштабе». А вот — фотографии, как постановление исполнялось, что называется, на местах.

Можно почитать воззвание Патриарха Тихона о помощи голодающим, где есть слова: «Паства родная моя! Помогите стране, умирающей от голода!» И сравнить это воззвание с письмом Ленина об изъятии церковных ценностей, где нет ни слова о спасении голодающих. Зато присутствует выражение: «Мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий». Что ж, с поставленной задачей Ленин и компания справились на отлично.

По мнению диакона Павла Ермилова, выставка может ответить на те претензии, которые к Церкви выдвигает современное общество: «Представив, через что прошла Церковь в прошлом веке, можно понять, в каком состоянии она находится. В Русской Православной Церкви уничтожили лучшее духовенство, и теперь мы пожинаем плоды тех страшных лет»…

Да, советская власть целенаправленно пыталась уничтожить Церковь, все, что с ней связано, причем разными методами. И прямым истреблением, и с помощью внутренних расколов. Все это прочитывается на экспонатах выставки.

Власти нужно было в двадцатые готовить «достойную» смену, тех, кто в тридцатые годы прошлого века будет профессионально, с чувством долга планомерно ссылать в лагеря священников (и не только), расстреливать. А сейчас, в двадцатые, они, еще дети, в пионерских галстуках шагают с плакатами «Пионеры, бейте тревогу. Ваши родители молятся Богу». Или рисуют на листе, вырванном из школьной тетради, антирелигиозные рисунки, называя Пасху «кулацким праздником» и поясняя «поп и кулак — классовый враг».

Возможно, именно из этих детей выросли потом те самые товарищи из НКВД с железным взглядом, чьи фотографии тоже можно увидеть на выставке. Что ж, палачей, наверное, тоже следует знать в лицо. Телогрейка заключенного, ужасное женское темное самосшитое платье, а рядом —  форма сотрудника госбезопасности… Если бы у вещей была память, они бы узнали друг друга.

Быт заключенных, Соловецкий лагерь особого назначения, куда часто отправляли духовенство, разрушение храма Христа Спасителя — все эти печальные этапы истории показаны в экспозиции.

В заключении люди пытались жить. Они творили, рисовали, что-то создавали своими руками (например, трогательную куклу, сшитую кем-то из заключенных), читали стихи (крошечный самодельный томик стихов Александра Блока), писали на волю близким. Трогает открытка, отосланная матерью своей дочке, в которой — скрытое, непрямое поздравление с Рождеством. А протоиерей Михаил Околович, находясь в заключении, в письме к Татьяне Александровне Шапуновой поддерживает и утешает женщину. Пишет ей пожелание «Дай Бог не ослабевать и укрепляться».

Шла в тюрьмах, лагерях и молитвенная жизнь, люди молились по самодельным молитвенникам, более того — служили Литургию. Среди экспонатов — тюремный иконостас, маленькие потиры, а порой — приспособленные под них тарелки…

Когда двигаешься из зала в зал, от экспоната к экспонату, охватывает чувство, что не может же быть так, что зная про этот ужас, мы не образумились, не поняли, не извлекли уроков. Ведь иначе нельзя смотреть в глаза тем людям, которые прошли через страдания, которые смотрят на нас с фотографий. Фотографии занимают один из залов. По стенам — докатастрофные, где священнослужители — в облачении или с семьями. Счастливые, радостные. А потом — стена-выход с фотографиями из личных дел. Часто это — последние фотографии. И чтобы пройти в следующий зал  через эту арку, нужно наклониться. Точнее — поклониться.

Представлены на выставке и 40-е — 70-е годы прошлого века, когда гонения на Церковь ослабевали, принимали какие-то скрытые формы. Затем — начавшееся церковное возрождение. Итог экспозиции — иконы новомученников.

— Кто не помнит историю, тот не имеет будущего, — сказал  на открытии выставки протоиерей Владимир Воробьев, ректор ПСТГУ . А затем добавил, что помнить — трудно, поскольку гонения были направлены не только против конкретных людей, но и против идей, против памяти. Тогда стремились стереть все.

Поэтому так важно восстановить, извлечь из провалов памяти то, что пытались уничтожить в период советской власти. Этим во многом и занимается Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет.

Но важно, чтобы эта работа была востребована обществом (то есть нами), чтобы наша болевая память была постоянной, а не точечной, по поводу. Протоиерей Владимир Воробьев напомнил, что в Израиле есть музей Яд ва-Шем, посвященный Холокосту.

— Он производит невероятно впечатление, — заметил отец Владимир. — Именно так и надо хранить память о своих страдальцах. Мы так не умеем.

Может быть, пора, наконец, учиться?

Выставка «Преодоление. Церковь и советская власть» проходит в Музее современной истории России. Москва, Тверская, 21. Продлится до 9 декабря

 
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.