Плач воевавшего старца

Александр Недоступ, профессор, кардиолог, председатель Исполкома Общества православных врачей России, долгие годы лечивший архимандрита Кирилла (Павлова), ветерана Великой Отечественной войны, Героя Советского Союза, участника Сталинградской битвы, дошедшего в составе Советской армии до Австрии.

***

Однажды я был у отца Кирилла — а он сейчас очень мало говорит, поскольку тяжело болен. Одна из женщин-подвижниц, которые за ним ухаживают, рассказывала, как недавно он очень скорбно шептал: «Война, война…» — и делал какие-то движения рукой, как будто кадилом махал, совершая заупокойную молитву. Похоже, он внутренне плакал, похоже, он очень скорбел. Трудное впечатление…

От ветеранов никогда не услышишь пафосных, геройских рассказов — нет! Они научились просто ценить жизнь, быть снисходительнее, жалостливее, отзывчивее,  и этой терпимости, «чувству плеча» стоит у них сегодня учиться. И вместе с тем в них всегда присутствует затаенная скорбь и осознание ужаса событий, участниками которых они оказались… Однажды, в 1960-е годы, мы с туристами ходили по Закарпатью, и в нашей группе был ветеран, человек средних лет. Когда приехали во Львов, он отказался ходить по этим местам: слишком тяжело было для него вновь оказаться там, где пролилось столько крови. Сердце было обожженное. Он потом пошел туда вдвоем с женой, отдельно от группы…

Страшное испытание прошел народ и действительно спас человечество, вместе с союзниками, конечно, но понеся самую тяжелую ношу. Вся наша жизнь прошла под сенью этого события. Я помню свои ощущения, когда война окончилась, а я, совсем маленький, не мог понять: война кончилась, нет войны…. — как это?! Стало как-то светлее — почти физическое такое ощущение было…

Конечно, оно со временем притупляется. Этот трагизм войны, который ветераны переживают всю жизнь, это ликование победы молодые поколения, конечно, уже так остро не ощущают, и это, наверное, естественно. Но надо неустанно говорить об этом — не только накануне 9 мая. Надо приходить к могилам погибших,  не только ради возложения венков, но служить там панихиды: в день начала войны, в особые дни поминовения усопших, в дни больших сражений, которые были на этой земле — весь год.

Фото ИТАР-ТАСС

 

А 9 мая… Отец Кирилл много раз говорил, что в этот день нужно возносить особую благодарность Богу, давшему людям силы, мужество, волю. И не надо забывать, что мы обязаны этой победой не только сверхчеловеческому напряжению всего народа, но и тому, что позволило ему выжить и победить при таком напряжении. Без Господа Бога, без заступничества Матери Божьей мы ничего бы не смогли сделать….

Материал по теме


Киев. Прибытие раненых в госпиталь, расположенный в Покровском монастыре. 1943

3 главных мифа о Церкви в годы войны

Историк Дмитрий Володихин о роли Русской Православной Церкви в годы Великой отечественной войны

И ведь перелом в войне наступил после того, как государство и правительство все-таки повернулось лицом к Церкви: состоялся прием первоиерархов в Кремле, многие священнослужители были освобождены из лагерей — после этого ситуация на фронтах стала резко меняться.

Отец Кирилл рассказывал: наши военачальники в своих воспоминаниях отмечали, что к середине войны немцы стали уже совсем другие — делали одну грубейшую ошибку за другой, как будто разучились воевать!

Но мы-то понимаем, в чем было дело.

Господь дал силы советским людям, мужество, волю…

Я когда это услышал, в один из Дней Победы пошел в храм, уже после службы, взял молитвослов и, как мог, стал молиться, с благодарностью Богу за эту великую милость.

Вот об этом не нужно забывать: мы Господу обязаны победой.

На фото в анонсе Сталинград во время войны, фото war photo story

cover97 № 5 (97) май 2011
рубрика: Архив » 2011 »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 4,67 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.