Письма о семейном счастье

8 июля — день любви, семьи и верности

Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика. 

                                                                                  Послание к Ефесянам апостола Павла 5:31–32


Предложение в ресторане «Идиот»…

Жениться мне было очень страшно, еще страшнее было делать предложение своей невесте, которая почти 5 лет назад стала моей супругой.

Мы полюбили друг друга по переписке в Интернете, предложение делал в чате, не видя свою избранницу вживую. Была одна фотография, как потом оказалось, не очень удачная.

Моя будущая жена тоже знала меня по маленькой картинке на сайте. Так что интрига сохранялась до того момента, как я вышел из поезда, прибывшего в ее город, и отправился встречать свою избранницу.

Катя убежала с экзамена, я ждал ее внизу, а потом я отправился делать ей предложение в ресторане «Идиот». Один из моих друзей почему-то его порекомендовал…

Теперь мне кажется, что мужчина, предлагающий руку и сердце, со стороны выглядит довольно глупо. Представьте себе дяденьку, что-то бормочущего, волнующегося и залпом пьющего воду для храбрости. 

В общем, Катя согласилась стать моей женой, и мы отправились в театр смотреть спектакль.

Самое интересное началось потом, почти полгода мы разрывались между двумя городами, знакомились с родителями, строили планы на будущее и, наконец, поженились.

Отлично помню свадьбу, за несколько дней до часа Х некоторые гости стали отказываться, другие пытались провести с собой незапланированных друзей, у которых в день нашего венчания неожиданно происходил день рождения мамы.

Помню ощущение счастья, когда гости разъехались, мы вернулись домой, и впервые до конца осознали, что принадлежим друг другу навсегда. Наверное, это и было самым сильным воспоминанием, потом началась семейная жизнь.

Иногда мы ссоримся, иногда что-то у нас не получается, но все-таки пять лет жизни с Катей стали для меня постоянным счастьем, которое нельзя механически разделить на более или менее радостные моменты. 

Семья — это радость и тайна, а потому я предпочту остановить свое повествование моментом свадьбы, потому что дальше начинается таинство брака, где двери закрыты для всех, кроме мужа и жены.

                                                                                                                        Андрей Зайцев, г. Москва

Мебель и ковер

Я сначала думала рассказать случай из какого-нибудь очень красивого нашего семейного путешествия. Например, стоим мы в Иерусалиме на горе Елеонской, залитой ярким закатным солнцем, а тут… Или плывем мы через Босфор на кораблике, кричат чайки, носящиеся в порывах ветра, а там…

А потом подумалось, что самые радостные, самые счастливые моменты семейной жизни — это не что-то такое выдающееся, что планируешь целый год и потому переживаешь как праздник, а самые простые, маленькие, незаметные, бытовые вещи. Например, сейчас я смотрю на плиту и вижу, что там стоит сваренная вчера мужем кастрюля моего любимого куриного супа. Которую он вчера к моему приезду сварил и из которой меня буквально накормил, потому что я очень, очень устала.

Счастье — это такая мозаика, которая складывается из отдельных маленьких, незаметных моментов близости. Поцелуй утром, поцелуй при проводах на работу, поцелуй при встрече… Какие-то свои милые словечки, разные и неповторимые в каждом доме, те, которых кроме вас двоих никто не понимает. Любимые цветы на окне.

Еще одна забавная история из жизни нашей семьи — «пророчество об Олимпийском Мишке». Все детство я провела в комнате, обставленной мебельным гарнитуром, изготовленным на фабрике в подмосковном поселке Правдинский. А на стене над моей кроватью висел коврик с олимпийскими мишками, кольцами и прочей символикой Олимпиады-80. Потом в эту комнату пришел жить мой муж, который родился в 1980 году как раз в дни Олимпиады, а вырос в поселке Правдинский. И сказал, что это было пророчество о его появлении — мебель и ковер. И как после этого выбросить все эти старые, ненужные вещи? 

                                                                                                                Ольга Гуманова, г. Москва

Счастлив и… неизлечимо болен

Меня зовут Суворов Тимофей, и я — самый счастливый человек на свете. По многим причинам всегда, с самого раннего детства знал, что Бог существует. Бог любви, красоты, спасения и безграничного добра. Как и все люди, я мечтал о любви с самого раннего детства. Влюблялся в детском саду, в школе, в институте и после него. Иногда мне отвечали взаимностью, и тогда интерес сразу пропадал; иногда — нет, и тогда моя гордость приказывала мне забыть о той, которая посмела сказать мне «нет». 

Но время шло, а личная жизнь не складывалась. Молился ли я о том, чтобы встретить свою вторую половинку? Да. Были встречи, были тяжелые расставания. Как-то раз я взмолился Богу в очередной раз. Все плохо, я один… И тут случилось удивительное: я словно услышал, или понял, или осознал в ответ слово: «суббота». Не могу объяснить иначе. Задумался — а что в субботу? А в субботу в моем приходе должна была состояться молодежная встреча… 

Пошел. И встретил ее — приятную, милую, очень неглупую девушку, которую назвал впоследствии женой. Это похоже на сказку, но моя жена призналась потом: перед молодежной встречей почувствовала вдруг твердую убежденность в том, что на нее обязательно надо пойти. Притом, что ни до, ни после в ее жизни такого не случалось…

Мы обвенчались. Казалось, настает самое радостное, беззаботное время. Но через три месяца я узнал, что у меня рассеянный склероз. Неизлечимое заболевание. Я подумал, что, возможно, скоро умру. Помню, ехал из больницы, смотрел в окно и прощался с деревьями, с солн-цем, с людьми…

С тех пор прошло почти семь лет. 

Хоть и прошу Бога каждый день об исцелении, иногда я рад тому, что болен. Потому что впервые осознал: я смертен. Понял, что жизнь моя и смерть — в руках Бога, милостивого и любящего. 

А жена…

О ней особый разговор. 

Разве современная женщина будет терпеть рядом с собой инвалида? Трудно женщину упрекать в желании быть счастливой. Но моя жена — очень жертвенный человек. Она любит меня в болезни и в горести. И будет любить. 

Итак, что у меня есть?

Неизлечимое заболевание, которое Бог дал мне во спасение. 

Самая чудесная женщина на свете, которая никогда не предаст и не бросит. Которая любит. Совершенно искренне желаю всем людям такую любовь. Любовь жертвенную, любовь хрупкую и очень сильную. 

Мы справляемся с нашими трудностями. С Божьей помощью. Не сказать, что у нас все гладко. Нет. Мы ругаемся, спорим за семейное первенство. Правда, не деремся. Но самое главное — с нами Бог. Нас трое. Отражение Святой Троицы. Мы воцерковлены. Совершенно искренне желаю, чтобы каждый одинокий человек встретил свою вторую половинку. Быть любимым — великое счастье. 

                                                                                                                                            Тимофей

Он держит нас так крепко…

Мы жили в деревне: мой будущий муж меня увидел, и как приклеился, не отпускал, пока я не стала частью его семьи. Но дальше… Ужас был в том, что вся его родня страшно пила. А вслед за ней — и муж. Он то устраивался на работу, то опять уходил в запой. А я — то скандалила, то пила вместе с ним. Мне казалось тогда, будто я читаю в его глазах: «Ты — моя ниточка к нормальной жизни». Но и он для меня был ниточкой, моей надеждой.

А дальше было так: на соседних дачах освободилась сторожка, муж понял, что это наш шанс, резко «завязал» и устроился туда работать сторожем. У нас появилась свой угол, пусть там из щелей дуло круглый год, и пол зимой был такой холодный, что к нему примерзали тапки, а летом в самую жару окна не открывались. 

Спустя восемь лет, когда у нас растет трехмесячная дочка, мы по-прежнему вместе, и муж не пьет — это доказывает, что все было не зря. 

Когда меня спрашивают, как я «строю отношения с мужем», мне просто ответить. Ни на кого особо рассчитывать не приходится. В трудный момент мой муж может опереться только на меня, но, тем не менее, именно он — глава семьи. Думаете, на мне держится семья? Нас держит он. Да, он, может быть, не совсем уверен в своих силах, ему не на кого по большому счету положиться, и он тщательно скрывает это, в первую очередь от себя самого. Но он держит нас так сильно, как только может держать мужчина…

Когда меня спрашивают о вере, я предпочитаю молчать: в моей жизни было много такого, чего другой человек мог бы просто не выдержать. Но я никогда не теряю связь с Богом и стараюсь не плакаться. И, если уж быть до конца честной, на самом деле я не делаю этого, потому что смотрю, как живет и не жалуется мой муж.

                                                                                                                                      Олеся

Десять лет, четверо детей

Мы с братом все детство мечтали, чтоб мама нам родила братиков и сестричек. Но так вдвоем и остались у мамы, так что я с детства решила, что у меня-то будет десять детей, не меньше! 

Сейчас их четверо. Когда думала, как писать о семейном счастье, все спрашивала своих: «Дети, какое самое радостное событие в нашей семье?» Все трое в один голос говорили, что рождение нашей младшенькой — Оли. У которой сильный, волевой характер, которая забирает внимание папы и мамы, все равно они очень бережно к ней относятся, даже уже порядочно избаловали ее! 

Мы с мужем интересно отметили десятилетие совместной жизни. Долго думали, как отметить, и в итоге — заказали семейную фотосессию. Пришла фотограф, засняла эпизоды из нашей семейной истории, которую мы «отыграли», нас с детьми, нашу прогулку… Подвели такие промежуточные итоги: десять лет, четверо детишек. Но это же не математика! 

Я смотрю на своих детей, как они растут, вижу, что каждый ребенок — отдельный мир, со своими победами, поражениями, счастьями, несчастьями, и каждый это все очень живо воспринимает и приносит тебе. Раньше я думала, что мамам нужна реализация: работа, социальные проекты. Мне казалось, что быт затягивает, и надо вырывать себя оттуда — куда-то ездить, что-то делать. А сейчас — такая насыщенная жизнь дома, столько областей для самореализации, что я, наоборот, ухожу от общественной деятельности. И чувствую себя очень комфортно! Мужчине, может быть, нужна реализация вне семьи, женщине — нет. А самое главное — нет жены без мужа. Действительно, мы как одно целое… 

                                                                                         Татьяна Сивакова, г. Минск, Беларусь

Решиться

После венчания, за праздничным столом нам, теперь уже мужу и жене, говорили пожелания, произносили тосты. И часто повторялись слова о том, как тяжело бывает во время семейной жизни, что юность закончилась, что нужно уступать, забыть о себе и так далее… Меня эти слова пугали. Решиться на брак мне было сложно, это как нырнуть в холодную воду или прыгнуть с парашютом — не знаешь, чего ожидать. И хотя мы с мужем уже были знакомы не один год, было страшно: ведь это решение я принимаю сама, и это навсегда, обратной дороги нет, а вдруг… Но все оказалось гораздо лучше, чем я ожидала. Оказалось, что семья — это счастье. Счастье быть вместе, быть единым целым, чувствовать поддержку, уверенность и любовь. Все эти слова избиты и заезжены, но я не знаю, как по-другому описать то, что чувствую.

Сегодня я смотрела, как садятся в машину мой муж и два сына, как машут мне руками в окошки и улыбаются. Я видела глаза мужа, белесые головки детей… и в этот, казалось бы, незначительный момент почувствовала, что живу! Прямо сейчас живу, дышу полной грудью, понимаю глубину бытия и важность каждого мгновения нашей жизни. Это было удивительное, пасхальное счастье. И я осознала, что мои самые близкие люди, моя семья — это подарок Божий, который я не заслужила, но принимаю с радостью. 

                                                                                                                   Ксения Каширина, г. Ялта

Фото Наталии Федоровой

111 Михайлова (Посашко) Валерия
рубрика: Авторы » Топ авторы »
обозреватель журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.