Если Бог есть Любовь, то и человек есть любовь

Пантелеймон, епископ Орехово-Зуевский

Что сложного в милосердии: казалось бы, у тебя просят — ты дай, можешь помочь — помогай. Но все ли люди призваны к самоотдаче ради ближнего? Может, это дело социальных служб, а вовсе не Церкви? Могут ли добрые дела нанести вред душе?

И что делать, если не чувствуешь себя способным к сочувствию? Как не перестараться и не позволить сесть себе на шею, отзываясь на каждый крик о помощи?

О сложных вопросах, связанных с милосердием, наш разговор с епископом Пантелеимоном, возглавляющим Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению.

 

Помогать всегда, всем и каждому?..

— Милосердие — нечто само собой разумеющееся для христианина. Но ведь можно и «поломаться», кинувшись помогать всем нуждающимся. Как не переоценить свои силы?

— Когда идет речь о непосильном милосердии, я всегда вспоминаю историю из жизни одной святой. Жила на свете девушка, язычница, получившая от своих родителей очень большое наследство. Однажды, гуляя по саду, девушка увидела человека, который привязывал веревку к ветке дерева, чтобы повеситься. Она бросилась к нему и спросила, почему он хочет покончить с жизнью. Человек поведал, что у него очень большие долги, которые он не в состоянии отдать. Сумма этого долга равнялась стоимости имения девушки. Она продала свое имение и уплатила долг, избавив от смерти того человека. Однако после этого ей пришлось зарабатывать себе на пропитание, а работать эта аристократка не умела. И тогда стала продавать себя, сделалась падшей женщиной — в результате совершенного не по силам доброго дела. Узнав о Христе, эта женщина захотела креститься. Но, зная ее порочную жизнь, никто не хотел быть ее поручителем (раньше крещение предполагало долгую подготовку и ходатайство человека, который мог бы поручиться, что крещаемый действительно готов вести христианскую жизнь). Через некоторое время ее нашли лежащей на земле и облаченной в белую одежду — ее крестили ангелы, как повествует Житие. За то доброе дело, которое она сделала, — пусть и не по силам — Господь вознаградил ее и избавил от вечной муки.

Конечно, нам нужно обязательно рассчитывать свои силы. Если мотив непосильного рвения в добрых делах — гордость, Господь тебя посрамит. А если же это просто неопытность, неразумие вкупе с искренним желанием помочь, забвением себя, Господь как-то исправит твою ошибку, покроет твое неразумие, поможет тебе.

— Случается, человек хочет помочь, но не может найти себе применения: скажем, не чувствует себя способным идти в больницу к детям — просто не знает, как с ними обращаться; или собирать посылки заключенным — никак не может преодолеть своего негодования по отношению к преступникам. «Ломать» ли себя в таком случае?

— Мы в Синодальном отделе стараемся каждому волонтеру подобрать дело по душе. Потому что человек должен помогать тому, кому может, и так, как может. Но и должен стремиться развивать свою душу до того высокого состояния, когда он будет готов протянуть руку любому и пожалеть всех без исключения. Это уже очень высокое состояние души, до него непросто дорасти. Поэтому не нужно пытаться прыгнуть выше головы — надо соизмерять свои силы. Слушая совесть, проверять свои стремления разумом. Современные люди очень часто строят планы, исходя из своих собственных, ложных представлений о том, к чему они предназначены Богом. Волю Божью надо усматривать из обстоятельств: на какое место ты поставлен, какие у тебя финансовые возможности, сколько у тебя времени и сил? Прибегать к совету более опытных людей и, конечно, в первую очередь, молиться Богу.

— Может ли внешне доброе дело принести вред тому, кто его совершает?

— Конечно! От тщеславия не застрахован никто. Но мы должны постоянно напоминать себе: ничего необыкновенного в том, чтобы любить брата своего, нет и быть не может. Человек создан Богом по Его образу и подобию, и если Бог в своем существе есть Любовь, то и человек в своем существе есть любовь. Тот, кто познает Создателя, осознает и свое предназначение на земле — призвание быть похожим на своего Творца. Смородина должна быть вкусной, велосипед должен ехать, компьютер — обрабатывать данные… так и человек — он должен быть милосердным. И Господь в Евангелии говорит: Когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы, ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать (Лк 27:10). Так что если кто-то начинает тщеславиться, самоутверждаться за счет своих добрых дел, превозноситься над теми, кто делает их меньше или не делает совсем… то он ничего не понимает в жизни. Или он просто не держал в руках Евангелия.

— Но бывает, что и христианин, зная Евангелие, не чувствует в себе ни призвания, ни потребности сопереживать, помогать ближнему. Как с этим быть?

— Такому человеку, наверное, нужно побеседовать с кем-то опытным духовно, выяснить, в чем причина такого состояния, потому что оно ненормально. Значит, любовь в нем искажена и превратилась в самолюбие, а самолюбие — корень всех грехов, по учению святых отцов. Что делать, если карандаш не пишет? Надо заточить его. Негодный карандаш мы можем без сожаления выбросить, но Господь не хочет никого «выбрасывать», погубить. Нужно и самому потрудиться над тем, чтобы изменить себя. Во-первых, покаянием. Во-вторых, обращением к Богу за помощью — Он силен возродить тот дар любви, который дается каждому человеку от рождения.

Всем ли дано быть милосердными?..

— Существует мнение, что Православная Церковь отходит от своего предназначения, отдаваясь благотворительности, тогда как главное для нее дело — спасение душ человеческих: пусть, дескать, и занимается своими прямыми обязанностями. Что бы Вы на это ответили?

— Конечно, человек должен, прежде всего, познавать Бога. Бога, который есть Любовь. Соединение с Ним, обожение, стяжание дара Духа Святого — основная цель человеческого существования. И Христос главной заповедью называет Любовь к Богу — всем сердцем, всей душою, всем помышлением, всей крепостью. Но вместе с тем Он говорит и о второй заповеди, подобной первой: Возлюби ближнего своего как самого себя.

Да, Церковь учит человека, как спасти свою душу, но есть в Евангелии такие слова: Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее (Мк 8:34,35). И еще: Нет больше той любви, как если кто душу положит за друзей своих (Ин 15:13). Именно любовью к другому человек учится познавать Бога. И поэтому служение ближнему, забвение себя ради него — главное дело человеческой жизни.

Кроме того, не надо забывать, что Христос назвал всех страдающих и нуждающихся на Земле Своими меньшими братьями, сказав: Так как вы сделали это (то есть накормили, приютили, посетили в болезни, в темнице) одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф 25:40). Если мы постимся, мы постимся для себя, для спасения своей души. Если мы молимся, мы молимся для спасения своей души — Бог не испытывает нужды в наших молитвах. Но если мы служим ближнему — тем самым мы служим Богу.

— Люди разные — по силам, по способностям; не всем, например, дано служить Богу, приняв монашеский постриг. Милосердие — оно тоже не для всех?

— Монашество, то есть безраздельное посвящение себя Богу — действительно удел немногих, как сказал Господь, тех, кто вмещает. Но быть похожими на милосердного самарянина Господь со страниц Евангелия призывает всех без исключения. Поэтому быть христианином и не быть милосердным, веровать в Бога и при этом не сострадать, не сочувствовать людям, не служить нуждающимся — невозможно. Эти вещи неотделимы друг от друга. Потому и апостол Иоанн сказал прямо: Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (1 Ин 4:20).

— Чтения Евангелия и духовного совета достаточно, чтобы не совершать ошибок на пути милосердия? Или эта дорожка никогда не бывает гладкой?

— Невозможно дать готовый рецепт на все случаи, но точно можно сказать одно: истину нужно выстрадать самому. Нельзя открыть книжку, прочитать ее и тут же стать умным. Нельзя евангельские истины «разжевать» за человека и положить ему в рот. Духовный путь проходится обязательно личным опытом, а значит, это путь проб и ошибок.

У Аввы Дорофея есть такие слова: «Когда человек учится шить, он сначала шьет, потом распарывает, потом снова сшивает, снова распарывает, пока не научится». Так и в духовной жизни. Приходится и ошибаться, и терпеть, и заново начинать, снова и снова. Надо пробовать, стараться, искать! Стучите и отворят вам, ищите и найдете — говорит Господь в Евангелии. Это путь. Нужно идти по нему шаг за шагом и учиться делать добро. И если человек надеется на Бога, если он смиряется, если он ищет добра, отгоняет от себя тщеславные мысли, то Господь его не оставит.

111 Михайлова (Посашко) Валерия
рубрика: Авторы » Топ авторы »
обозреватель журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.