О том, как нам стыдно за них

Есть одна характерная эмоция, которую легко можно наблюдать в интернете — это острый стыд за других. Это понятно — когда людям стыдно за себя, они обычно  не сообщают об этом городу и миру. Но у стыда за других есть еще одна особенность — его поразительно грандиозные масштабы. Обычно мы стыдимся всякой мелкой ерунды – пропущенных встреч, невыполненных обязательств, неуместных слов, глупых шуток.

Только стыд за других придает делу стыжения подлинный размах. Люди стыдятся стран и континентов, веков и поколений,  и миллионов своих ближних, живых и усопших.

Матерые человечища, чего и говорить. Время от времени и меня призывают в стан стыдящихся, склоняя постыдиться за Русскую Православную Церковь — которая ввергает всех в темницы, состоит из агентов КГБ в рясах, а также “стяжателей, лжецов и лицемеров”. Вообще-то, я уже полжизни прихожанин этой самой Церкви, видел ее изнутри и нахожу злобные карикатуры на нее именно злобными карикатурами.

Но у меня также вызывает большое недоверие сам этот громогласный стыд за других. Он как-то уж очень отличается от обычного стыда за себя.

Стыд за себя — ужасно неприятное чувство. От него нам хочется “провалиться под землю”, оказаться на другой планете, сменить лицо и имя так, чтобы нас больше никто не узнал. Когда мы стыдимся за себя, мы понимаем, что мы — дурные люди. По меньшей мере, неадекватные. Конечно, за таким стыдом может прийти прочное утешение — Бог знает, что мы из себя представляем, Бог продолжает нас любить, в Иисусе Христе Он принимает нас, как возлюбленных детей, и признает Своими.

Когда мы стыдимся за других, мы не чувствуем себя плохими — на нас, хороших, случайно упала тень, отброшенная другими, и нам это неприятно — как если в благородное собрание, где мы блистаем, вваливается наш пьяный и грязный родственник.

Стыд за себя подразумевает какие-то претензии к себе, он говорит, что нам нужно измениться. Стыд за других — что как раз нам меняться не надо. Это им надо меняться, чтобы не бросать на нас тени. Наш несчастный родственник должен много чего переменить в своей жизни — бросить пить, следить за собой, как следует одеваться… впрочем, нас устроит, если он просто не станет ломиться в благородное собрание, где нас уже почти приняли за своих.

Стыд за себя не хочет привлекать внимания — напротив, человек стыдящийся хочет спрятаться с глаз долой хоть под землю. Стыд за других носит, напротив, какой-то демонстративный характер — человек объявляет на весь интернет, что ему стыдно, он желает, чтобы как можно большая аудитория сделалась свидетелем его стыда. “Не смотрите на меня!” — говорит тот, кому стыдно за себя. “Полюбуйтесь на меня, не правда ли, я прекрасный человек?” — говорит тот, кому стыдно за других.

Стыд за себя предполагает, что человек видит себя хуже других; ему хочется спрятаться в тень. Стыд за других — то, что человек видит именно других намного хуже, и не хочет быть в их тени, не хочет, чтобы его ассоциировали с ними. Мы стыдимся пьяного родственника потому что мы-то — приличные, чисто одетые, трезвые люди.

В сословных обществах молодой человек, продвинувшийся в свете, мог стыдиться своих деревенских родных — хотя бы они были люди самые трезвые и честные — потому что в его новой среде иметь такое происхождение было неприлично. Но в любом случае, он стыдился их потому что они были — в его глазах и глазах его среды — хуже.

Чтобы стыдиться какой-то группы, с которой тебя ассоциируют — школы, национальности, профессии, гражданства — нужно считать эту группу настолько мрачной, а себя — настолько светлым, что принадлежность к ней бросает на твою превосходную репутацию грязное пятно.

Как замечательно сказал Клайв Льюис, “Глaвнaя прелесть нaционaльного покaяния в том, что оно дaет возможность не кaяться в собственных грехaх, что тяжко и нaклaдно, a ругaть других”. Прелесть национального, а равно конфессионального, стыда в том же самом — только тут добавляется еще какая-то гротескная грандиозность.

В самом деле, считать себя настолько лучше сограждан, чтобы стыдиться их — признак тяжелого нездоровья. Считать себя настолько лучше всей Церкви, чтобы стыдиться ее — признак состояния настолько бедственного, что по сравнению с ним человек, уверенный, что он — изобретатель вечного двигателя, трижды герой галактики и президент земного шара, выглядит просто образцом здравомыслия.

И в отечестве, и в Церкви могут быть люди, совершающие грехи, преступления и ошибки, которые можно и нужно обличать. Хотите поругать ближних — ну, отчего бы и не поругать.  Только вот не надо говорить, что Вам стыдно за отечество или за Церковь. Со стороны это выглядит просто жутко.

Читайте также:

Виталий Каплан: «По пунктам, или зачем молиться о власти?»

hudi-new ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.