Наш маленький страшный суд

Андрей Зайцев об осуждении

Каждый день я вижу, как люди в социальных сетях и в реальной жизни выносят «приговоры». Отфренды, прекращение общения, ссоры и оскорбления стали настолько обычным делом, что никто уже не обращает на происходящее никакого внимания.

Очередная ужасная новость вызывает волну комментариев и тут же смывается новой порцией взаимных обид.

Во времена Маяковского конфликт был трагедией  — «любовная лодка разбилась о быт». Сейчас это норма, на любое сообщение набегает виртуальная или реальная толпа агрессивных критиков и быстро превращает тему в повод для ссоры и злословия.

Вот в метро один человек толкнул другого, не извинился, бросил окурок и пошел  по своим делам.  В  его голове уже вынесен приговор соседу по вагону,  интернет-другу или соседу по лестничной клетке.

В Римской империи христиан отправляли на смерть со  словами «Вас не должно существовать».  Сейчас эти фразы мы запросто видим в повседневной жизни.

На прошлой неделе тысячи людей попеременно посылали проклятия на голову оппонентов, говорили о том, что христианин или Церковь должны поддерживать одних и не верить другим. Просто из чувства корпоративной солидарности, политических симпатий или  субъективных представлений о том, «что такое хорошо и что такое плохо».

По себе знаю, как легко оправдать  собственные промахи, и как тяжело — ошибки  другого.

Недавно епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон рассказал чудесную историю о том, чем ад отличается от рая.

Представьте себе прекрасный ресторан. За  богатыми столами сидят люди. Перед ними лежат ложки с длинными ручками, которыми невозможно есть самостоятельно. В аду умирают от голода, а в раю – кормят друг друга.

Если уйти от религии к психологии, то нашу любовь к осуждению ближних можно объяснить еще проще. Человеку изначально свойственно объяснять свои действия внешними обстоятельствами: «Я был голоден и устал, поэтому не сдержался и нахамил соседу». Напротив, любые враждебные и неприятные поступки других  мы связываем с чертами характера: «Мой собеседник не согласен со мной, и значит он предвзят, корыстен и лжив».

Мы любим совершать наш маленький страшный суд над другими и надеемся на милосердие по отношению к нам самим.  Мы всегда себе немножко подыгрываем. Я в детстве очень любил играть сам с собой в чемпионат  СССР по хоккею. Рисовал табличку,  с помощью кубиков определял счет матча, а потом вел свою команду к победе. Интересно, что в случае проигрыша у меня  иногда находились причины перебросить кости, так что выигрывали всегда «наши». Правда, иногда для этого приходилось менять сторону. 

В  жизни поменять  любимцев гораздо сложнее, поэтому мы все время  подыгрываем себе другими способами. С удовольствием цитируем знаменитостей, политиков, экспертов и представителей Церкви, согласных с нами, и предпочитаем не замечать тех, кто говорит вещи нам неприятные.

«На нашей половине поля идет дождь, а на половине соперника ярко светит солнце». Фраза из анекдота — прекрасный пример  подсознательной самопредвзятости человека, его способности видеть лишь то, что он хочет.

Один и тот же  интернет-пользователь  может говорить о неверном вердикте российского суда по отношению к  одному заключенному и его объективности по отношению к другому.  Затем он с легкостью клеит ярлык и с его помощью делает нужные выводы: «Как можно верить человеку, сидящему за убийство/священнику Русской Православной Церкви/чиновнику/полицейскому/консерватору/либералу/верующему/атеисту».

Каждое из этих определений становятся основанием для приговора,  для изначальной презумпции виновности, для осуждения без права обжалования.

В этот момент человек превращается в дьявола, он забывает евангельскую притчу о хозяине,  простившем рабу долг в 10 тысяч талантов,  он вершит свой суд быстро и скоро – без адвокатов, допроса свидетелей, без права апелляции, а потом удивляется тому, что жизнь вокруг превратилась в настоящий ад, который он сам и создал.

Чтобы этого не происходило, стоит вспомнить историю о преподобном Пимене Великом. Однажды он пришел на литургию с  маленькой корзинкой песка в руках и огромным мешком  за спиной, и сказал инокам: «Песок, который я вижу – грехи  других, мешок за спиной – мои собственные».

С появлением интернета мешки стали заполнятся особенно быстро, так что пора перестать осуждать. Лучше уже публиковать фотографии котиков.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (4 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.