Курская Дуга: «Мы погибнем, но землю не отдадим»

В преддверии Великого Дня Победы мы побывали в Фатежском районе сел — Теплое, Хмелевое, Молотычи, Самодуровка, Погорельцы, — где проходили самые кровопролитные сражения Курской Дуги. Именно здесь 12 июля 1943 года в день Первоверховных апостолов Петра и Павла произошел переломный момент Великой Отечественной войны — началось контрнаступление наших войск. По словам очевидцев накануне наступательной операции участникам сражений неоднократно являлась Пресвятая Богородица, знаменуя предстоящую победу.

Что такое Курская Дуга

В конце марта 1943 года линия фронта от Ленинграда до Таганрога представляла собой почти прямую линию, кроме огромного Курского выступа, обращенного вершиной на запад, размером более 65000 кв. км. между городами Орел и Белгород. На изгибе дуги располагались с одной стороны наши войска Центрального и Воронежского фронтов, с другой — немецких групп армий «Центр» и «Юг». Немецкое командование для нанесения основного удара выбрало Курскую дугу, чтобы отрезать выступ и замкнуть кольцо, уничтожив таким образом два главных фронта Красной армии. Согласно плану, фашистские войска должны были нанести удары по сходящимся направлениям от Орла и Белгорода в направлении на Курск. Эта операция получила кодовое название «Цитадель».

Иерей Дмитрий Долгих

 

 Высоту 269,0 немцы так и не взяли

Иерей Дмитрий Долгих, настоятель храма Архистратига Михаила в селе Хмелевое, Фатежского района: «Гитлер совершил две больших ошибки. Первую в 1941 году, начав войну 22 июня в день Всех Святых, и вторую в 1943 году, когда начал наступательную операцию «Цитадель» на Курской Дуге 5 июля, чтобы через неделю, 12 июля в день Первоверховных Апостолов Петра и Павла наши войска перешли в полномасштабное наступление. На Фатежской земле героически погибла вся 140-я Сибирская Новгород-Северская стрелковая дивизия, все 1.500 человек, вступившие в бой 7 июля, через три дня сложили свои головы. Всего около 20.000 воинов отдали свои жизни на северном фасе Курской Дуги, в том числе и вокруг высоты 269,0, села Молотычи, так и не позволив фашистам занять стратегически важную вершину. На военных картах высота 269.0 называется «бугор каменный», поскольку на холме издавна имели выход на поверхность каменные известняковые породы времен Палеолита. Во время кровопролитных боев открытые в каменистом грунте окопы служили хорошим укрытием солдатам и артиллеристам, устроившим на выгодной высоте свои наблюдательные пункты. В этих местах каждая травинка полита кровью наших солдат. Сразу после боев здесь был установлен самый первый памятник, а именем героя-артиллериста названа одна из здешних деревень — Игишево. Сегодня на Курской земле более 400 памятников, посвященных войне.

 Разве могли немцы победить такой народ?

Вера Коростылева

 

В селе Хмелевое Фатежского района до сих пор живет Вера Антоновна Коростелева, которая помнит события времен 1943 года и участников тех кровопролитных боев.

Вера Коростелева росла сиротой. В 1934 году умерла мама, когда Вере было всего 6 лет, а младшей сестре Жене и того меньше. В 1937 году репрессировали папу, бывшего офицера Белой, а затем Красной армии, работавшего директором средней школы в Хмелевом, невзирая на то, что он был единственным кормильцем двух маленьких дочек.

Вера Коростылева

Я помню, когда папу забирали из школы, выбежали все ученики, — рассказывает Вера Антоновна. Его очень любили. Через несколько месяцев к нам пришел человек, который сидел в тюрьме вместе с папой, и сказал два страшных слова — не ждите. Женю забрала тетя, и я осталась одна.

Когда началась война, мне было 13 лет. Я помню, как немцы в мощных касках строем маршировали под нашими окнами, звеня шпорами, но мирных сельчан они не трогали, а вот финнов и румын, воевавших на стороне Германии, мы боялись, очень они злые были. Пошли мы как-то с подружкой в лес за дровами, и вдруг огромный финн навстречу. Мы решили спрятаться у 70-летнего соседа Василия Азаровича. Сидим на лавке в его доме,  и вдруг этот финн заходит с курицей в руках. Бесстрашный Василий Азарович, как закричит на него: «ты зачем мою курицу взял? Кто тебе разрешал?» И бросился вырывать курицу из рук финна, а тот за ружье. «Я твою пугалку не боюсь!» — орет старик здоровенному солдату, продолжая вырывать курицу. Вскоре финн бросил курицу, плюнул и ушел злой. Разве могли немцы победить такой народ?

Немцы тоже по домам ходили, яйца и кур искали. У соседей детей было мал мала меньше. Только благодаря корове жили. Полицай к ним немца привел, чтобы забрать кормилицу, а немец зашел в дом, увидел, что на печке детишек полно и оставил корову. И такое было».

  Все погибли, но обещание выполнили

«Наступил 1943 год. В нашем селе обосновались «сибиряки», как они себя называли, бойцы из 140-й стрелковой дивизии — артиллеристы. У нас дома жил начальник штаба с заместителем, помню только их фамилии: Воротынцев и Жуков. При них находился молоденький ординарец Егор из Пермской области со смешным говором на «о». Крепкие, сильные, красивые и очень хорошие были солдаты. Наша армия храбрая была, словно не люди, а исполины. Дисциплинированные и преданные своей Родине до последней капли крови. Мы с ними ничего не боялись. Непосредственно перед началом боев нас эвакуировали в соседнюю деревню Анненково, и я почти каждый день ходила через поле, таская ведро с молоком, чтобы накормить солдат. Они знали, что предстоят большие сражения, но всегда успокаивали нас, уверяя, чтобы мы ничего не боялись. «Мы погибнем, но землю не отдадим, — говорили они. Живите смело». Мы знали, что так и будет.

Когда начались бои, я была одна, выхожу на улицу, а там сплошной огонь, выше горизонта, и темнота от заполонивших небо немецких самолетов. Одни прилетали, другие улетали, а потом опускались вниз как по лесенке, бомбили высоту в Молотычах. Бои шли несколько дней. Потом все затихло, мы приготовили еду, приходим, а кормить некого. Все погибли. Но обещание выполнили. Вот такие люди были!»

 О явлениях Божией Матери нашим войскам

«Через некоторое время приводят к нам в дом солдата лет 25 для отдыха, но он даже не прилег, все время нервно ходил по комнате. Оказалось, это был сибиряк-артиллерист, единственный оставшийся в живых из всей 140-й дивизии. Он часто мучительно повторял: «Все мои друзья погибли, а я жив. Лучше бы я вместе с ними погиб». Немного успокоившись, он рассказал, что ночью опустилась с неба Божия Матерь вся в белом и каждого убитого солдата крестила и кланялась всем благодарно в пояс. Он говорил, что это было не первое явление Божией Матери, она часто приходила к бойцам в разных одеяниях, и после каждого ее явления наши войска переходили в наступление. Откуда силы-то брались. Он не выдержал двух дней, отпущенных ему командованием для отдыха, и ушел в штаб. Больше мы его не видели. Я постеснялась подойти к нему и спросить имя. Теперь жалею. Через два дня стало очень тихо. Немцы были отброшены на Запад, и наши солдаты стали собираться в поход. Они замаскировали зелеными ветками технику и отправились в дорогу, а мы их провожали и плакали, и они плакали тоже.

Вера Коростылева

После войны я очень сильно заболела. Врачи сказали, что с такой болезнью не живут. Но перед рассветом я открыла глаза и обомлела от видения: возле моей кровати на коленях стояла Пресвятая Богородица и уверяла не боятся, так как я выздоровею и больше болеть не буду. Так и случилось. Я прожила долгую жизнь, как завещала Божия Матерь и солдаты, отдавшие за нас свои жизни».

Смотрите также:

Война и мир отца Сергия

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.