КТО ДЛЯ ВАС ПРИМЕР ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯ В ДЕЛАХ МИЛОСЕРДИЯ?

Чулпан Хаматова, соучредитель фонда «Подари жизнь»

Мир без равнодушия

На стремление заниматься помощью сильнее всего повлиял не один какой-то человек — а появление в моей жизни сразу многих, очень многих людей… Впрочем, и один человек, единственный, тоже есть, но о нем скажу чуть позднее. А главное, конечно, — это сами дети, которых мне довелось увидеть и которых невозможно было забыть…

Все началось более пяти лет назад. Мы задумали первый благотворительный концерт на сцене театра «Современник». Хотелось тогда не только собрать деньги на неотложные нужды НИИ детской гематологии, но и рассказать обществу о детях, больных лейкозом, о тех трудностях, с которыми сталкиваются они и их родители. О том, каким образом каждый из нас может пытаться помочь этим ребятам стать здоровыми.

Все это было впервые и, готовясь обращаться к людям, в том числе очень известным и занятым, я не ждала непременного понимания и отклика. Но с самого начала, с момента, когда мы только готовили этот концерт, меня потрясло число неравнодушных, откликнувшихся на призыв людей. Я, честно, не ожидала такого!

Понимаете, вот только что мы были одни. И я, еще ничего толком не понимая, не зная, как быть, звоню знакомому артисту… А он без промедления, без оговорок и ломания входит в ситуацию и начинает помогать. Сразу! Потом новые звонки, встречи, еще, еще — и та же реакция! Число стремящихся помогать вдруг начинает расти, как лавина.

Я не ожидала, что почти все приглашенные согласятся быть, что люди отменят съемки и прилетят за свой счет в Москву, чтобы участвовать в концерте. Что в итоге будет собрано такое количество денег.

Тот первый концерт что-то сдвинул в моем мировоззрении. Он показал, что наш мир, который многим кажется эгоистичным и равнодушным, населен потрясающе большим числом отзывчивых людей. И с ними можно делать что-то по-настоящему серьезное…

Число неравнодушных все увеличивается. Очень хочется назвать поименно каждого, но, если я буду перечислять фамилии, на это уйдет все пространство вашего журнала.

Об одном человеке я все же хочу сказать особо. Когда я впервые стала задумываться над тем, как и чем можно помочь детям, больным раком крови, когда узнала от врачей, что этот диагноз — не приговор (главное — вовремя начать дорогостоящее лечение), я познакомилась с Галиной Чаликовой. Сейчас она — директор фонда «Подари жизнь», а в то время была волонтером инициативной группы «Доноры — детям!».

Самый невероятный, самый безотказный человек, которого я когда-либо встречала. Готовый помочь всем, кто попросит о помощи, на сто процентов подключающийся всем своим сердцем к проблемам и трагедиям чужих, незнакомых людей. Отдающий им все свое время, все силы. Она всегда готова откликнуться на призыв о помощи, причем в любое время суток, в любой момент. Галя в любом случае сделает все возможное, но не оставит ни ребенка, ни маму один на один с бедой, — даже если сама чувствует себя неважно.

По-хорошему удивила меня Галина еще при первой встрече, и на самом деле, с каждым днем продолжает удивлять все больше и больше.

Как в одном человеке может умещаться столько любви к людям, причем любви конкретной, деятельной!?

Недавно я подумала: а что было бы на нашей Земле, как бы выглядела жизнь, если бы все стали такими, как Галя?..

В моменты апатии, усталости, когда, кажется, уже нет ни сил, ни времени, ни душевного спокойствия, я сразу думаю о ней. Она в самых невероятных, неразрешимых ситуациях умудряется распространять вокруг себя свет, улыбку и спокойствие. А ситуации бывают разные и те, кто соприкасался с ними, знают, сколько внутренних сил стоит это спокойствие. Ведь человек — не машина по деланию добрых дел…

Хорошие дела делать очень трудно… Трудно каждую минуту, буквально круглосуточно помнить, что без твоего участия десятки детей и родителей могут остаться наедине с бедой. Трудно видеть, что все потраченные усилия могут пойти прахом из-за какой-нибудь одной бюрократической проволочки. Страшно узнавать, что у ребенка, который, казалось, почти выздоровел, вдруг случается рецидив… Но, учась у Гали, понимаешь, что нельзя показывать своей боли, потому что детям и родителям поддержка нужна больше, чем слезы и жалость к себе самой. Ты просто не имеешь права на расстройство: это упущенное время, потерянная возможность сделать еще что-то важное.

Мне было бы очень трудно справиться со всем этим без веры в то, что Бог не оставит нас одних в борьбе за жизни детей. Я верю, что Ему не все равно.

…Кто знает, — может, когда-нибудь, за порогом этой жизни, я встречусь с теми, с кем связала нас в эти дни судьба. Возможно. И я не хочу, чтобы мне было стыдно смотреть им в глаза. Мне необходимо, чтобы наши встречи — и в земной жизни, и после нее — всегда были радостными. Это, наверное, и есть самое главное.

 

Юлия Данилова,

главный редактор журнала «Нескучный сад» и портала «Милосердие.ру», Москва

Повод для удивления и радости

Я ни разу не отвечала себе на такой вопрос, потому что не совсем понимаю, как можно подражать кому-то. Просто живешь, делаешь свое дело, советуешься с опытными людьми или с теми, кому доверяешь, но никогда не думаешь о том, насколько ты на них похожа. По работе я постоянно сталкиваюсь с теми, кто каждодневно делает что-то доброе. Поэтому выделить кого-то одного сложно. Например, вижу, как одна требная сестра (это такие сестры, которые помогают священнику в больнице, готовят людей к Таинствам) все время светится, прямо смотреть на нее весело. Можно ли этому подражать, не знаю, но это повод для ежедневного удивления и радости. Или один координатор добровольцев службы «Милосердие» успевает просто горы сворачивать, не отвлекаясь на всякие глупости вроде смотрения телевизора. Или вот один церковный сторож взял и отдал свои ботинки бездомному, а сам ходил в носках. Не уверена, что смогла бы так же! Но уж точно такие примеры не дают забыть, что смысл нашей жизни — не в том, чтобы получше устроиться, а в любви. Еще всегда отмечаешь, если встретишь в людях довольно редкое сейчас умение положиться на Бога, доверять Ему свою жизнь. У многодетных семей это особенно видно, ведь они живут вопреки плоской житейской логике «сперва обеспечь материальную базу, а потом…» Вот такому доверию очень хотелось бы научиться.

Инга Коложвари,

директор АНО «Проект СО-действие», Москва

То, что не измеряется в деньгах

Я могу привести в пример идею возникновения нашего дела — телефона горячей линии для онкопациентов. А также автора этой идеи — Андрея Владимировича Скворцова. Раньше он работал врачом, а сейчас он — бизнесмен. Когда у него появились достаточные средства, он стал думать, куда их вложить, как употребить их на благотворительность. И он решил, что людям, у которых возникло онкологическое заболевание, нужна психологическая поддержка. Им может быть страшно, плохо, возможно, они только что узнали о своем диагнозе, и опустились руки, жить не хочется… Они должны в любой момент дня или ночи иметь возможность поговорить с грамотными специалистами, получить поддержку. И он организовал это дело. Так возникла всероссийская круглосуточная горячая линия для людей с онкологическими заболеваниями*. Это удивительный для нашей действительности и, к сожалению, редкий случай, когда не мы, сумасшедшие энтузиасты, обращаемся к различным людям и просим денег, а, наоборот, человек со стороны бизнеса решил потратить свои деньги на благое дело.

Понятно, когда люди из общественных организаций занимаются такими делами, они горят этим, они готовы отдать всё. Это прекрасно. Но меня восхищают люди, которые, казалось бы, далеки от сферы милосердия, как мы считаем, и при этом помогают очень и очень многим. Это большое счастье, что не всё у нас измеряется в деньгах.

Александра Славянская,

президент благотворительного фонда «Счастливый мир», генеральный директор группы компаний «Овентал», Москва

Когда жертвуют самые нуждающиеся

Я расскажу про человека, которому мне действительно хочется подражать в моей повседневной работе. Мы познакомились благодаря случаю, глубоко запавшему мне в душу. Наш фонд собирал деньги на лечение тяжелобольной девочки. Нужна была очень большая сумма — 240 000 долларов. И когда оставалось совсем немного времени до операции, эти деньги поступили к нам на счет. Затем помощь приходила еще не раз, и мне очень захотелось познакомиться с жертвователем. Я думала, что, может быть, это какая-то западная компания переводит деньги через частное лицо. Но оказалось, что наш жертвователь — пенсионер Стефан Селх из Германии, который всю жизнь копил сбережения на старость. Но однажды, зайдя на наш сайт, он увидел девочку, которая запала ему в душу — и отдал все накопленные деньги. Я даже не думала, что такое может быть в современном мире.

Другой пример — это пожертвования в пятьдесят или сто рублей, которые приходят на наш счет. Их выкраивают наши пенсионеры со своей скудной пенсии, которая, условно говоря, равна трем-пяти тысячам рублей. Нам жертвуют пенсионеры не только из Москвы, но из из небольших городков, где пенсии совсем мизерные. Можно ли сравнивать размер этой помощи с благотворительными делами различных «звезд», политиков, известных общественных деятелей? Наверное, нет. Но мне постоянно вспоминается притча о лепте бедной вдовицы. Так чья же помощь является для меня образцом для подражания? Без сомнения — это скромные пожертвования, наверное, самых нуждающихся в деньгах людей.

 

Матвей Масальцев,

главный редактор журнала «Деньги и благотворительность» и портала www.philanthropy.ru, Москва

О деятельном милосердии

Я уверен, что людей, которые могли бы служить подобным примером, действительно очень много. Но из этого широкого списка я всегда выделял известного филантропа Асгата Галимзянова, занимавшегося благотворительностью еще в 70-х годах прошлого века, то есть тогда, когда в СССР ее официально не существовало. Работая извозчиком на казанском колхозном рынке и получая оклад в 110 рублей, Галимзянов на последние деньги начал разводить свиней и преуспел так, что вскоре скопил большую сумму. Но не тратил эти деньги на себя, а отдавал. Более 600 тысяч советских рублей перечислил он на счет Советского фонда мира, оказал материальную помощь детям Армении во время землетрясения в Спитаке и пострадавшим в Чернобыльской аварии.

Мне кажется, что именно к благотворительности наиболее применима теория малых дел. По сути, милосердие как таковое строится не на многомиллионных пожертвованиях больших корпораций, а на людях, принадлежащих к среднему классу, которые помогают маленькими суммами, но зато постоянно. Любому человеку знакомо чувство сострадания к окружающим людям, которые испытывают нужду, но чаще всего дальше слов дело не движется. Я выступаю за так называемое деятельное милосердие, которым занимался Асгат Галимзянов. Он не рассуждал о том, как тяжело живется этим многострадальным детям, — он трудился, собирал и действовал.

 

Диана Гурцкая,

певица, председатель Попечительского совета фонда помощи незрячим и слабовидящим детям «По зову сердца», Москва

Прощение палачам

Есть множество примеров милосердия и сострадания — как в современном обществе, так и в истории. Но если говорить о тех людях, которые для меня являются наиболее значимыми, которые повлияли на мою жизнь, то я бы хотела сказать о Елизавете Федоровне Романовой, которую Русская Православная Церковь причислила к лику святых не так давно. Ее всеобъемлющая любовь и помощь страждущим, ее открытость всем людям, несмотря на их положение в обществе, ее желание облегчить страдания были совершенно самоотверженны. Этим она и была известна при жизни. Известно, что император и императрица говорили ей, что она очень много на себя берет, что она взваливает на свои женские плечи слишком тяжелый груз. Но вопреки всему она смогла сделать очень многое: опекала сестринский приют в Марфо-Мариинской обители, занималась страждущими, помогала фронту, возглавляла Императорское Православное Палестинское Общество…

Она сохранила глубокую веру в Бога и в человека даже на пороге страшной, мученической кончины. Перед тем как ее столкнули в заброшенную шахту, она громко молилась за своих палачей — «Господи, прости им, не знают, что делают».

Она была женщиной удивительной душевной силы, стойкости и доброты. И это делает ее уникальной личностью не только для Церкви, но и для всей российской истории.

Священник Алексей Борискин,

клирик церкви свв. Бориса и Глеба (Великий Новгород), к.м.н., врач-оториноларинголог, председатель Новгородского общества православных врачей

Претерпевшие до конца

Для меня есть два человека, две жизни, которые можно назвать «примером для подражания» — это святитель-хирург Лука (Войно-Ясенецкий) и митрополит Антоний Сурожский.

Святитель Лука, будучи профессором хирургии, в труднейшие для Церкви годы принял священный сан и стал исповедником веры, всю жизнь героически совмещая священнослужение и медицину. Светило науки, высокий профессионал в своей деятельности, конечно, мог найти себе спокойную и безбедную жизнь в эмиграции. Однако, оставшись со своим народом, страждущим и духовно, и физически, святитель Лука сумел сохранить и преумножить свои таланты. В бушующем на нашей Родине море страданий, болезней и неверия, для тысяч людей он стал и целителем, и просветителем. Это ли не достойнейший пример милосердия и любви к Богу и ближним?!

Митрополит Антоний Сурожский также был хирургом в годы Второй мировой войны, но после ее окончания, приняв священный сан, вынужден был оставить медицину. Более полувека владыка Антоний служил в Великобритании, став для огромного числа и русских людей, и англичан, и всего остального человечества добрым пастырем, голосом Православия, воплощенной любовью Божией! По словам самого владыки Антония, «невозможно поверить в Бога по-настоящему, пока не увидишь свет вечной жизни в глазах другого человека». Несомненно, что без милосердия, нельзя быть достойным служителем Божиим и «светом вечной жизни»! Для меня таким человеком, с которого начался мой путь к Богу, стал митрополит Антоний Сурожский.

Не могу умолчать и не восхищаться и сегодняшними врачами, медицинскими сестрами и всеми совершающими милосердное служение страждущим ближним. Среди крайней убогости нашего здравоохранения и при низкой заработной плате работников медицины, мне часто встречаются люди, которые любят свою работу и относятся к ней как к служению Богу и ближним. К сожалению, таких людей становится все меньше, но пусть не отчаиваются — «претерпевший до конца спасется»!

*Телефон горячей линии 8-800-100-01-91. — Ред.

Фото предоставлено фондом «Подари жизнь», Владимира Ештокина, из архива авторов.

 

Редакция
рубрика: Авторы » Р »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.