Исповедь «биологического отхода»

Начну с самого главного. Я, как и все те, кто читает эти строки, — «биологический отход». Так считают наши законы. Во всяком случае, я был им чуть больше 30 лет назад. Я в хорошей компании – в 1799 году «биологическим отходом» был Александр Сергеевич Пушкин.

Я не могу понять этой страшной логики. Допустим, человек должен родиться 1 января. Означает ли это, что 31 декабря в 23 часа 59 минут он еще не имеет права на жизнь, а на следующий день его уже защищают государственные законы, и никто не может его просто так выкинуть в мусорную корзину? Неужели 1 день или 2 месяца до рождения ребенка дают кому-то право его убивать? Я сейчас не буду пускаться в долгие разговоры о плохих родителях и сложных жизненных условиях. Я хочу, чтобы каждый из нас услышал главный вопрос, обращенный  и ко мне лично: «Способен ли я, Андрей Зайцев, при каких-то условиях на убийство человека?»

К сожалению, возможно ответ мой будет положительным. В нежелательной мне трагической ситуации,  когда нужно будет выбирать между жизнью моей жены и моего будущего ребенка, я не могу  выбрать ребенка. Это ужас,  которого я никому не желаю.

Но вряд ли все двести человек, чьи дети остались лежать в мусорных баках, стояли перед этим нечеловеческим выбором. Скорее всего, они послушались «умных» советов о том, что не нужно спешить заводить детей, что сперва нужно сделать карьеру, купить машину или просто пожить для себя. Их убеждали в том, что человек, живущий какое-то время в них – просто мусор, от чьего появления могут расстроиться родители или уволить с работы. Эти разговоры – часть нашей повседневной жизни. Мы не обращаем на них внимания, мы с легкостью кидаем вслед многодетным семьям упреки в том, что они не умеют пользоваться презервативами, мы не готовы пустить в свою жизнь другого человека.

Как любой будущий отец, я тоже боюсь, что мне будет тяжело, что я не заработаю достаточно денег на семью, что мне тяжело будет спускать коляску с 5 этажа без лифта. Когда в моей семье появится долгожданный нами младенец, я не знаю, как я себя поведу – возможно, буду скандалить, стану совсем нервным, но я знаю одно – я изо всех сил буду стараться дать своему сыну или дочери все лучшее, на что способен. Вот уже четыре годы мы  хотим, чтобы в нашу семью пришло это чудо. Я стараюсь поддерживать свою жену, говорю ей о том, что наша любовь не зависит от наличия детей, но внутри себя я очень хочу, чтобы мой род не окончился на мне. Я  понимаю всю ответственность этой роли, я помню слова Владимира Легойды о том, как он, взрослый мужчина, переживал, когда заболела его дочь. Я благодарен ему за то, что он написал об этом целую колонку, и я знаю, что для него, его дочка никогда не была и не могла быть «биологическим отходом». В моей голове не укладывается, что человека можно любить по щелчку пальцев, и что любовь эта начинается одновременно с выдачей свидетельства о рождении или повязывания бирки в роддоме.    Прав мой коллега Александр Ткаченко, высказавший мнение, что можно выбросить в корзину все достижения науки о внутриутробной жизни младенца, если мы до рождения считаем ребенка биомассой.  В этом случае нам остается сделать лишь следующий шаг – сбрасывать некрасивых детей, уродливых взрослых и немощных стариков со скалы.  Во всей этой ситуации я обвиняют только самого себя  — больше 20 лет я нахожусь в Церкви, больше десяти лет занимаюсь журналистикой, учил детей в школе, преподаю в ВУЗе. Многие люди, считающие себя верующими и порядочными, тоже где-то трудились. Получается, что все это время каждый из нас не нашел слов, чтобы объяснить людям, что нельзя выбрасывать детей в мусор. Вся страна не нашла этих слов, чтобы поддержать женщину, готовую сделать аборт от  этого шага. Мы, христиане, не смогли рассказать молодому отцу, что не нужно бояться собственных детей, и он настоял, чтобы его невеста или жена сделала аборт.

Есть ли выход из этой ситуации?  У меня нет ответа на этот вопрос. Я очень хорошо помню слова митрополита Антония Сурожского о том, что некоторым детям со страшными врожденными пороками лучше и не рождаться на свет. За эти слова владыку очень сильно ругали, но они были сказаны в конкретном интервью при ответе на заданный вопрос. Но в отличите от митрополита Антония, мы не воспринимаем аборт как ужас, как убийство, мы стали рассматривать его как рутинную процедуру. Если открыть газеты с рекламой, то аборт на поздних сроках будет стоить гораздо дешевле, чем систематическое  лечение от бесплодия или ЭКО. Не может такого быть в нормальном обществе.

Убийство не может быть доступнее для людей, чем возможность подарить жизнь другому человеку.

В противном случае мы действительно становимся биологическими отходами, несмотря на факт собственного рождения

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (4 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Ноябрь 22, 2012 22:30

    Я переживала, когда моя подруга сделала аборт. Несмотря на то, что та так осуждала тех, кто убивает своих детей в утробе, сама побежала на этот шаг. Она мне объяснила, что просто не захотела остаться одна в 19 лет с ребенком на руках. Продолжает гулять в свое удовольствие. Развращается на глазах. Меня не слушает. Очень больно смотреть как погибает душа человека, надеюсь, Господь вразумит ее.

  • Декабрь 29, 2012 13:59

    Аборт лишь следствие, а причина это та вакханалия блуда и разврата, воровства и отрицания всех моральных человеческих ценностей, которая обрушилась на нас с приходом либеральной демократии. В этих условиях уговаривая женщин отказаться от абортов, можно спасти немногих, если не единицы, что тоже Не плохо, ведь каждая жизнь это ЖИЗНЬ, но только искоренив ту мерзость, что низвергают на наши головы средства массовой информации, телевидение, интернет, можно будет надеяться на радикальное уменьшение количества абортов, проводимых в нашей стране. Этого зла убивающего не только тела младенцев, но и души их не состоявшихся матерей, и что не мало важно, распространяющих вирус этой заразы на умы всех знакомых своего окружения, как бы говоря: не бойтесь, и с этим жить можно.
    Так что разъяснительную работу о вреде абортов вести можно и нужно, но основные усилия здоровой части общества должны быть направлены на борьбу с основным злом – тем образом жизни который нам навязали.

  • Май 23, 2013 15:05

    Здравствуйте Андрей. Спасибо за статью. Можно рассказать нашу маленькую историю ? Так уж получилось , что рождение первого нашего Малыше не было во всем благополучным: он родился недоношенным слабым и маленьким , и остался в детской больнице , а я, мамаша, на другом конце города, тоже в больнице, на операции . У меня пропало молоко , врачи не разрешали подымать больше 3-ех кг , а тут младенец , первенец, слабенький ,только выхоженный врачами. Муж старался помочь, но он же постоянно на работе. Прошло полгода только у нас все более-менее наладилось, только мы с Малышом окрепли и повеселели, как я узнаю что снова беременна. Это был наверно один из самых трудных моментов в моей жизни. Вот тогда мне приходилось самой себе каждый день, каждый час объяснять что христианство это не просто слова. Это трудно , Андрей поверьте, носить одного малыша на руках, а другого внутри. Но и Господь не оставил. Малышка родилась крепкой и здоровой , ела мамино молоко , по ночам спала , плакала только если голодная или мокрая (ну или совсем скучно). А мне после той тяжести было легко, я все успевала, со всем справлялась. Дети растут вдвоем — не разлей вода . Я твердо знаю — сделай я тогда аборт , пожалей себя, моей семьи бы не было, я была бы мать- одиночка. Такие грехи не дают жить спокойно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.