Грех нельзя победить законодательно

Владимир Легойда в эфире радиостанции «Эхо Москвы»

14 января главный редактор журнала «Фома», председатель Синодального информационного отдела  участвовал в передаче «В круге Света». В ходе беседы Владимир Легойда, Юрий Кобаладзе и Светлана Сорокина поговорили о суррогатном материнстве, отношении Церкви к гомосексуализму, супружеским изменам, о судьбах детей-сирот. Предлагаем читателям «Фомы» познакомиться с наиболее важными фрагментами программы. Полный текст  эфира и его запись можно найти на сайте радиостанции. 

 

Грех нельзя победить законодательно

Нельзя выступать категорически против обсуждения какой бы то ни было проблемы, по крайней мере, поставленной проблемы. Я могу свою личную точку зрения выразить. Не как официальное лицо. Я не вижу большого смысла в этом (в предложении вернуть уголовное наказание за гомосексуализм – ред.), потому что грех законодательно не побеждается. Я как верующий человек отношусь к этому явлению как греху. Грех кстати это не преступление, скорее повреждение природы. Это некая болезнь, требующая исцеления. В христианском понимании. Восточно-христианском по крайней мере. Но понятно, что существуют  законодательные запреты на разные вещи, это не изменяет ситуацию, по крайней мере, в нравственном поле кардинально. Поэтому здесь именно конкретно этой инициативе мое отношение такое.

Почему прелюбодеи не выходят на демонстрации

 
 Один из аргументов, который недавно был высказан в дискуссии об отношении к гомосексуализму и другим грехам мне кажется, заслуживает внимания. Мы же не знаем о создании партий прелюбодеев, они не выходят на демонстрации, не борются за свои права. Внимание, о котором мы говорим это реакция, оно реагирующее внимание. Это реакция на то, как люди себя ведут.

…В Церкви есть четкий незыблемый закон, различие греха и грешника. Грех должен быть назван грехом в любом случае. И если грех мы стыдливо называем естественной склонностью, вариацией нормы и так далее, то мы отступаем от каких-то фундаментальных положений. Грешник  — человек, который совершает грех, это личность, которая заслуживает снисхождения, жалости. И к которому Церковь всегда открыта в случае покаяния, движения со стороны личности. И стремления что-то изменить. Поэтому даже аскетика и нравственные правила христианские говорят, что правильнее говорить «человек солгал», а не «человек лжец». Потому что «человек лжец» это его прикладываешь. Второй момент мне кажется, связан с определенной агрессивностью, которая идет с той стороны. И здесь есть реакция в обязательном порядке.

Элементы нормы и христианское сознание

Когда это касается предложений рассказывать в школе, вводить это как элементы нормы. Здесь никогда христианское сознание не может с этим согласиться. Это было бы очень странно. И вам еще приведу такой пример, почему это кажется серьезным и важным. Конечно не истеричный разговор, не агрессивный. Но серьезный. Несколько лет назад может быть больше 10 один церковный иерарх, выступая в Европе, говорил о том, что придет время, будут легализованы однополые браки. Ему говорили, да помилуйте, что вы говорите. Перестаньте. Этого не будет никогда. Это произошло. И есть причины, которые вызывают вполне определенные следствия. Сегодня мы говорим, я считаю, что вполне возможно такое развитие событий, при котором будет легализована педофилия. Ну а что такого. А если по обоюдному согласию. А как вы устанавливаете границу возраста. А вот раньше замуж выходили в 12 лет. И так далее. Поэтому мне кажется, что разговор должен быть спокойным, но серьезным и не нужно отмахиваться от проблемы.

Как Церковь относится к зарегистрированному в ЗАГСе браку?

 Это зафиксировано на уровне церковной истории, Священного писания, где муж неверующий освещается женой верующей. То есть тем самым признается наличие семей, потом кстати венчание не сразу появляется. Таинство венчания. Хотя там были определенные литургические процедуры, связанные с вступлением в брак. Как правило, причащались вместе в тот день, когда женились. Поэтому к гражданскому браку церковь относится как к браку. Потому что люди берут на себя обязательства, и они декларируют, что они ответственны друг перед другом в первую очередь и перед своими детьми, которые возможно у них будут и так далее. Более того, могу сказать совершенно официально, что если вам попадаются священники, которые говорят обратное, то они очень плохо представляют себе учение РПЦ. Вообще отношение православия к этому. Христианство и в том числе и позицию РПЦ.

Об ответственности за отношения

И Писание и Предание Церкви говорит о том, что есть прелюбодеяние, то есть супружеская измена. Есть блуд. Это сожительство без семьи. И христианство дало этому совершенно определенную нравственную оценку…
Это вопрос и ответственности, и вопрос соблюдения того, что есть  божий закон, это же принципиальный момент. Либо это просто хорошая умная книга, которую можно читать, можно не читать, можно держать на полке. Можно к ней по-разному относиться. Либо ты понимаешь, что есть бог. Ты можешь чего-то даже недопонимать в каких-то вещах. А можешь прекрасно понимать. Сознательно соглашаться. Но ты понимаешь, что божье установление оно такое. И условно говоря, курение опасно для вашего здоровья. Кто-то может не до конца понимать механизмы влияния, но если ты доверяешь своим родителям или Минздраву, то ты следуешь этому правилу.

 Механизмы церковного суда

 Существуют древние каноны, апостольские правила, которые регулируют например, если выдвигается обвинение против епископов в чем-то. Что согласно канонам не соответствует их высокому званию. Прописаны условия, в каком случае эти обвинения принимаются. Надо два свидетеля. Я не буду сейчас вдаваться в подробности. А сегодня в РПЦ действует общий церковный суд. Есть в каждой епархии суды. Там есть свои правила, положение о суде. Я думаю, что сложно говорить о том, что  это — совершенная система, поскольку церковный суд  заработал  относительно недавно. Но существует практика и дела, когда например священник, который под прещением епископа своего, обращался в общий церковный суд и суд признавал правоту священника, а не епископа.

Серьезным наказанием со стороны церковного суда может быть лишение сана. Зависит от обвинения. Есть у нас процедура, когда например, светский суд выдвигает какое-то обвинение против человека. И обычная практика сегодня в церкви, когда человек запрещается в служении, что не означает признания его вины, но серьезность обвинения она не позволяет ему на время, пока ведется следствие, расследование, он выводится из штата. Но, как правило, под запрет. Потом если обвинение не будет подтверждено, если суд признает, что он невиновен, тогда он полностью восстанавливается в своем достоинстве священническом.
Там разные бывают, понимаете, эта сфера в ней очень сложно немедленно привести абсолютно убедительные доказательства. И вы знаете прекрасно, что чем более скользкая тема, тем больше говорят и нередко говорят попусту. Поэтому тут нужно, как любое серьезное обвинение. Даже в светском праве есть понятие судебной ошибки.

О суррогатном материнстве

Что касается суррогатного материнства, у нас как и католиков сходные позиции, даже у католиков как минимум не менее жесткая определенная позиция. Эта позиция в РПЦ была сформулирована еще в 2000 году. На уровне документов, когда был основополагающий текст как основа социальной концепции РПЦ. Это документ, в котором многие прописаны отношения ко многим проблемам современного общества. Там сказано и про суррогатное материнство, про то, что это унижает достоинство женщины, что противоречит тому Божьему замыслу о человеке, семье. И соответственно суррогатное материнство Церковью не может благословляться. Потому  что  разрушается  семья из двух человек, появляется третий человек. Человеческие трагедия и психологические и нравственные вопросы. Некий вызов тому, что традиционно в Церкви считается божественным замыслом о человеке, семье, детях. Поэтому этот вопрос был однозначно сформулирован, и отношение не менялось и не меняется. Но в связи с активизацией такой темы, возник вопрос о том, как быть с крещением детей. И здесь два момента, которые нужно было соотнести. С одной стороны, естественно, что ребенок не несет никакой ответственности за поведение своих родителей, генетических, биологических по-разному их называют. Терминологически. А с другой стороны понятно, что крещение младенцев —  это особая история. Если у нас взрослый человек крестится по своей вере, он исповедует веру, и вы, наверное, знаете, что в последнее время последние 5 лет очень активно Церковь говорит о необходимости катехизации, то есть научения основам веры, у нас, даже если человек приходит и говорит, что хочет креститься, с ним обязательно священник беседует. Если он понимает, что человек не понимает, то он ему помогает, даже есть такое правило, хотя бы две беседы должен провести.

Со взрослым человеком проще. Ребенок с одной стороны крестится по вере церкви. Что таким образом он входит в благодатное пространство церковное. Но и не в последнюю очередь ребенок крестится по вере родителей и крестных. Восприемников как их более правильно называть. То есть эти люди участвуют в таинстве. То есть они исповедуют Христа за этого младенца. И если эти люди не собираются воспитывать, это касается не только детей от суррогатных матерей, они хотят породниться, причин же миллион, а вот ребеночек болеет, давайте его покрестим, он не будет болеть. Все это такие представления о таинстве как неком магическом ритуале. В этом смысле для священника очень важно, чтобы люди понимали, что по большому счету крещение это сознательное решение жить определенным образом. И если вы крестите своего ребенка, но не собираетесь его воспитывать определенным образом, церковь вам говорит, а вы подумайте, а зачем тогда. Нужно ли вам это. Либо подождите, пусть он вырастет и сам решит.

Об отношении к сиротам

 И была реакция. И в то время хотя было не только в период принятия закона Димы Яковлева, церковь призывала, не просто призывала людей усыновлять. Призывала православных верующих, патриарх выступал с этим призывом. В этом году. Очень трогательный случай, когда девочка написала святейшему патриарху письмо с просьбой найти для нее родителей. И на елке, у нас традиция патриарших елок в Кремле, святейший пригласил девочку на елку. Она играла с детками, подарил какой-то подарок. Сказал, что он молится о том, чтобы у Милочки появились родители. Конечно очень трогательная история. Но я могу сказать, что называется по секрету всему свету, что в ближайшем окружении патриаршем есть священники, которые усыновляли детей, в том числе детей инвалидов. Мне кажется, это есть реакция церкви, ответ церкви. Мне кажется, мы очень часто, у нас много алармизма в обсуждении каких-то проблем, мне сложнее говорить, потому что у меня нет личного опыта этого, но я так понимаю, что вопрос усыновления особенно детей в определенном возрасте тяжелейшая тема. Я недавно беседовал со знакомым, который усыновил пятилетнего мальчика. Он просто рассказывал, насколько ребенок, он говорит, ребенок искалечен. Я говорю, да, я понимаю. Били в детдоме. Да нет, никто его не бил. Проблема в том, что он привык к тому, что вот прибегают волонтеры, я ни в коем случае не хочу бросить камень в волонтеров, я им низко кланяюсь до земли. Но есть и такая практика. А что хочет Вася. А Вася хочет айпед. Записано. Дальше волонтеры разбиваются и приносят Васе айпед. И Вася к пяти годам уже у него сформировалось определенное отношение к жизни. Когда он попадает в нормальную семью…
Вообще непростая история для нас. Мы были бы рады, если бы все разговоры о слиянии церкви и государства в данном случае соответствовали действительности. Потому что большие сложности у нас бывают. Наверное, и оправданные вопросы обращают к таким приютам. Дети, ответственность, и нельзя сказать, что везде все идеально. Но конечно, в большинстве случаев это очень хорошие условия. Это колоссальная забота, внимание к детям. Никакого стремления сделать из них монахов и прочее. У нас есть отдел по церковной благотворительности и социальному служению, который занимается этими вопросами. И вы знаете, наверное, епископ Пантелеимон. Широко известный человек. Всегда подчеркивается, что это не маленькие монастыри, это приюты, где дети должны жить детской нормальной жизнью. С игрушками и так далее. Но везде по-разному. И я тонкостями не владею…

Да, и есть понимание того, что очень важно, чтобы епархия, не только, знаете тут на всех уровнях, скажем, в Москве патриарх, епископ города Москвы. По должности. Он всегда говорит, что храм в первую очередь место для богослужения. Но не только. Это должно быть место, что должен делать священник, вот он служит, первая главная его задача. Но дальше что он должен знать. Он должен знать, как живет его община. Есть ли в его общине одинокие люди, и тогда молодые могут помогать, это задача священника, прямая его обязанность. И даже сегодня патриарх настаивает на том, чтобы при каждом храме в идеале, этого сейчас нет, но в Москве во многих уже, должны быть освобожденные сотрудники, которые должны заниматься социальным служением. Работать с молодежью… Это как правило миряне. Потому что сам настоятель не справится.

Анонс Архангел Михаил на весах правосудия взвешивает души умерших. Страшный суд. Фреска XIV

Смотрите также:

Почему нужно каяться за суррогатное материнство?

Несколько слов о Крещении и просвещении

Очередное антропологическое новшество

legoida ЛЕГОЙДА Владимир
рубрика: Авторы » Л »
Главный редактор журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.