Димитрий Ростовский: Украинский Златоуст

4 октября - день обретение мощей свт. Димитрия, митр. Ростовского

Димитрий Ростовский

В любом большом храме или книжном магазине можно купить так называемые «Жития святых» — сборники рассказов о христианах, которые были канонизированы Церковью в разные периоды. Самые полные собрания житий занимают не один десяток томов, а самые краткие легко вмещаются в дамскую сумочку. Но, независимо от объема, все эти издания объединены общим источником: о святых, которые жили до эпохи Возрождения, наш соотечественник знает благодаря одному человеку — Димитрию (Туптало), митрополиту Ростовскому. Именно его тексты входят в состав большинства современных житийных сборников.

Справедливости ради нужно сказать, что святитель Димитрий был не только крупнейшим отечественным систематизатором житий. Еще этот человек вошел в историю как ученый, богослов, полемист, проповедник, писатель и даже драматург — до наших дней дошли две его религиозные пьесы, написанные в честь Рождества Христова и Успения Богородицы. Во многих отношениях этот архипастырь — личность уникальная и заслуживает внимательного к себе отношения. Так же — как и та сложная эпоха, в которую ему довелось жить и творить.

Будущий владыка родился в декабре 1651 года у казачьего сотника Саввы Туптало и его жены Марии. При крещении ребенка назвали Даниилом. Благочестивое семейство сначала жило под Киевом, но когда мальчик подрос, супруги переехали непосредственно в столицу. Воспитанием ребенка занималась преимущественно Мария — некогда было Савве подолгу засиживаться дома. Мать посеяла в душе Данилы семечко веры, а отец показал сыну пример толкового и мудрого администратора. Все это со временем Туптало-младшему удалось развить в полной мере, когда он стал на поприще церковной службы. Окружающие замечали острый ум мальчика — пытливый, цепкий, живой. И когда Даниле исполнилось 11 лет, его как сына заслуженного казака направили на обучение в Киево-Братский коллегиум — самое престижное учебное заведение всей Восточной Европы того времени.

Несмотря на притеснения со стороны шляхты, в Украине образование было развито значительно лучше, чем в соседней Московии. Причин тому было несколько. Больше всего повлиял тот факт, что с 1596 года на землях Польской короны параллельно существовали две части некогда единой Церкви. Одна из них — униатская — внешне сохраняла православный строй богослужения, но канонически подчинялась Римскому престолу и служила средством превращения украинцев в католиков. Вторая, более многочисленная и представительная, осталась верна Православию, находилась в оппозиции к Риму, за что и была объявлена властями вне закона. Первая обладала всей мощью государственной поддержки, а у второй некоторое время не было даже должного числа епископов.

Против гонителей православные не раз поднимали восстания, что вызывало ответную реакцию и еще больше разжигало вражду между христианами. Вместе с тем появилось осознание того, что против католической экспансии можно бороться и мирным путем — через памфлеты, петиции, судебные иски, книги. Но для этого нужна была целая армия образованных людей, которые могли бы на равных вести диалог с противником. И уже ко второй четверти XVII века сформировалась мощная система образовательных учреждений, которые использовали опыт католических университетов и при этом направляли усилия на отстаивание прав православного населения страны и развитие родной культуры. Этой системе удалось успешно функционировать до тех пор, пока в конце XVIII века центр образования на Руси окончательно не переместился в Москву и Петербург. При этом влияние западнорусской киевской школы на многие сферы жизни всей тогдашней Руси еще долгое время оставалось довлеющим.

В XVII столетии украинская земля дала Руси целую плеяду выдающихся мыслителей и ученых, которые оставили после себя богатое наследие и воспитали не менее талантливых учеников.

Попав в коллегиум Киева или Вильны, молодой человек получал значительно больший объем знаний, чем было принято в обычной практике того времени. Ему прививали целостную систему мировоззрения, заставляли мыслить. Преподавались не только богословские, но и светские дисциплины. Именно в такую атмосферу и окунулся отрок Данила Туптало, переступив порог Братской школы.

Под руководством ректора Иоанникия Голятовского — выдающегося проповедника и оратора — у будущего святителя развился замечательный дар слова. Вскоре он стал одним из лучших воспитанников. Вместе с тем духовники заметили и то, что Данила склонен к уединению и молитве. Через несколько лет тяга к монашескому подвигу сыграла в его жизни решающую роль. В 1668 году, испросив благословение родителей, юноша становится послушником киевского Кирилловского монастыря и вскоре принимает монашество с именем Димитрий. Через год его возвели в сан иеродиакона. Проходя обычные монастырские послушания, молодой аскет занимался духовно-литературными трудами и продолжал свое образование. В 1675 году Димитрий — уже иеромонах, один из ведущих проповедников, которого знают далеко за пределами Киева и Чернигова.

Как и многие бывшие бурсаки, отец Димитрий не имел знатного происхождения. Но, что самое интересное, если получение престижного образования вызывало у большинства юношей приступы зазнайства и высокомерия, то будущий святитель был напрочь лишен этих качеств. Перед верующими во время проповедей стоял не виртуозный надменный оратор, а простой монах, который живым ярким языком раскрывал перед людьми суть той или иной духовной проблемы. Не было у батюшки заносчивости и в личном общении, со всеми он был одинаково обходителен. Более того, чем ниже был социальный статус его собеседника, тем больше любви к такому человеку проявлял молодой священник. И этот дар человеколюбия святитель пронес через всю свою богатую встречами и открытиями жизнь.

Слава об образованном смиренном монахе быстро ширилась, и, едва став священником, Димитрий одно за другим получает приглашения от монастырей стать игуменом. Сначала он отказывался — ему хотелось спокойно подвизаться в келье и заниматься писательскими трудами. Но, видя, что приглашений приходит все больше и больше, и узрев в этом волю Божью, иеромонах Димитрий в конечном итоге соглашается взять на себя крест игуменства.

За несколько лет проповедник побывал во всех уголках православной Речи Посполитой. Конечно, к тому времени земли украинские смогли уже прийти в себя после жутких войн с короной и десятилетий католической экспансии, но даже теперь молодому игумену предстояло сделать немало. Простые верующие жаждали слова Божьего, монастыри нуждались в мудром управлении, а духовное образование — в развитии. И батюшка смиренно делал то, что должен был делать, — он проповедовал, устраивал монастырскую жизнь, преподавал в школах, налаживал систему просвещения. Но была у него и другая цель — собрать побольше рукописей и книг. Еще в юности он полюбил читать жития святых прошлых столетий и вдохновлялся примером их святости. Со временем любовь к изучению биографий переросла в стойкое желание систематизировать в одном издании все сохранившиеся сведения о христианах, чьи имена Церковь вспоминает каждый день.

К своей цели святитель шел долгих двадцать лет. В 1684 году на этот подвиг его благословил митрополит Киевский Варлаам (Ясинский), а в 1705 году из типографии вышел последний фолиант. До этого на такой огромный труд не отваживался никто. Вся тяжесть подвига Димитрия Ростовского становится очевидной, если учесть, что почти всю письменную работу владыка проделывал лично. Как признавался впоследствии сам святитель, этой работы ему невозможно было проделать, если бы не помощь Божья и тех святых, о которых он писал.

В 1689 году произошло очередное поворотное событие в жизни батюшки — будучи по делам в Троице-Сергиевом монастыре, он познакомился с московским царем Петром. Молодой реформатор увидел в монахе активного человека, который резко отличался от равнодушных к переменам и новшествам жителей востока Руси. Царь приметил киевского проповедника, и через десять лет в Киево-Печерский монастырь, где батюшка трудился над «Житиями», приехал посланец из Москвы. Он передал указ Петра о назначении иеромонаха Димитрия на Тобольскую кафедру. Противиться слову властителя Димитрий не мог, и в 1701 году он был рукоположен в Москве в архиереи. Но в Сибири он оставался недолго — его тянуло на Родину, у него было плохое здоровье, да и продолжать свое любимое дело в таежной глуши он не мог. Митрополит попросил Петра решить вопрос о его переводе, и в 1702 году царь назначил Димитрия митрополитом Ростовским. Вернуться в Киев святителю так и не дали…

На новом месте святитель столкнулся с ситуацией, с которой ему не приходилось сталкиваться даже в землях, пострадавших от католической экспансии. Нравы жителей Ростовских земель отличались в то время крайней запущенностью. Даже дети священников в большинстве своем никогда не причащались. Владыка начал с того, что ужесточил требования к моральному облику духовенства. Именно в Ростове были написаны горькие слова, которыми он описывал нравы нерадивых священников: «Ты искал Иисуса не ради Иисуса, а ради хлеба куса».

Стремясь изменить ситуацию, при доме своем владыка открыл училище для подготовки пастырей и лично следил за их образованием и воспитанием. В школу брали не только поповичей, но и всех способных мальчиков. Не менее активно митрополит боролся и с суевериями, и со старообрядческим расколом, аргументированно излагая свою позицию. Кроткий и мягкий, святитель учил всех молитве, посту, милостыне, сострадательности, милосердию. И учил не словами, а личным примером.

Но здоровье святителя было подорвано многолетними путешествиями, недосыпанием, умственными нагрузками. Он умер 10 ноября 1709 года. За два дня до смерти владыка отслужил Литургию, проповеди уже не произносил. Перед смертью он долго беседовал со своим писарем Саввой Яковлевым, рассказывал ему о детстве, вспоминал родные края, родителей, друзей и наставников, которые дали ему такой большой духовный опыт. В конце беседы голос его ослаб. Владыка благословил писаря и чуть не до земли ему поклонился.

— Мне ли, владыка, ты так кланяешься? — смущенно воскликнул писарь, на что святитель кротко ответил:

— Благодарю тебя, чадо! — на лице владыки застыла чистая детская улыбка.

Писарь ушел в слезах. Митрополит запер дверь. Было слышно, как он молится. Так утром его и нашли — на коленях перед иконами. Святителю Димитрию было тогда 58 лет. Похоронили его в соборе Ростовского Яковлевского монастыря, а 4 октября 1752 года во время ремонтных работ было обнаружено, что останки святого нетленны. Канонизировали митрополита Димитрия в 1757 году.

МОИСЕЕНКОВ Александр
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (4 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Анжелика Веселова
    Ноябрь 4, 2015 4:06

    28 сентября Церковь вспоминает великомученика Никиту Готфского. Имя святого, в честь которого, крестили многих и многих людей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.