Дары волхвов, соленые огурцы и маленькая шоколадка

Валерия Посашко об очереди к святыне

…Самый распространенный вопрос в очереди в храме Христа Спасителя: «А где же иконки? Нам дадут иконки?!»

Самый неожиданный вопрос: «А что такое «паки, паки»?» и еще «А какой рукой вам лучше свечку передать?». И к ребятам в стихарях: «Батюшка, благословите!!!».
Очень интересно смотреть на людей, на их реакции, смех, слезы, разочарование, радость, оживление, задумчивость. Кто-то стоит растерянно: «А я ничего не почувствовала. Скажите, а почему я ничего не почувствовала?». А один взрослый мужчина плакал от радости, закрывая лицо руками. Такие разные люди!!
Не спорю: ощущение остается, что у нас много обрядоверия, почти язычества в народе: не очень интересно, во что веришь, интересно, чтоб помогло от чего-нибудь и как-нибудь! Но и в этом зачастую, как ни странно, бывает много трогательного. И даже виноватого, наивного.
Мужчина протягивает «нарядную» свечку, голубенькую (такие бывают на торте в день рождения, только маленькие), просит обжечь и вернуть: «Для семьи…, — объясняет он и улыбается почти виновато. — Дома ее поставим!».
Взрослые, как дети. Суровые полицейские — какие-то смирные, растерянные. «А как прикладываться? А что делать нужно?..» «Вы идите и молитесь своими словами» — объясняют ребята, стараясь упростить понимание, развеять этот страх чего-нибудь сделать «не так» и «прогневать Боженьку».
Тетенька, как маленькая девочка, плачет навзрыд от того, что ее приложили к ковчегу не особенно деликатно: кто-то силу не рассчитал, видимо. Ее утешает женщина из волонтеров: «Ну что вы! Другой бы радовался на вашем месте — такая святыня, вы к ней попали, прикоснулись — а вы стоите и плачете!».
Кто-то беснуется или просто дурью мается — какой-то животный ор стоит на выходе уже…
Кто-то по-деловому выясняет, где можно подать записки на Афон и точно ли их афонские монахи прочитают. Наши — это наши, а то — афониты!… Кто-то молчит просто. Но ни от кого не слышно грубости.
Народ интересный: отдают записки и вместе с ними — конфеты, шоколадки, огурчики собственного соления… Целую банку. Вот как.
Группка монахинь обращает на себя всеобщее внимание. Да нет, при чем тут мантии! Просто тут — концентрация радости, одни улыбки. Даже мне удивительно:
— Из какого вы монастыря, сестры, откуда?
— Ой, да у нас тут сборная солянка! — говорят.
Волонтеры — в основном, лет 25-35. Стараются менять друг друга, работать сменами, отдыхают, сидя на полу на втором этаже, жуют печенье, пьют чай. Ноги болят, конечно, голова гудит. Но разве не здорово — все это?… Удивительно, что это наше поколение в целом как бы «передает опыт» поколению старшему, которому пришлось учиться с нуля — так уж вышло, такое время…
Это впечатления вчерашнего ночного и сегодняшнего утреннего дежурства.
Впечатление общее лучше описать одним эпизодом. Вчера уже за полночь к уставшему за день и потому грустному пожилому монаху, греку, подошел парень из волонтеров и тихонечко протянул ему… маленькую шоколадку…

Фото свящ. Игорь Палкин, С. Власов. Патриархия. ру
Смотрите также:
111 Михайлова (Посашко) Валерия
рубрика: Авторы » Топ авторы »
обозреватель журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Январь 16, 2014 9:55

    Смущает, что огромные очереди образуются, когда можно что-нибудь получить у Господа «на халяву». А вот чтобы отдать Ему что-нибудь такого не наблюдается. Так что эти очереди вряд ли показатель духовности народа, скорее — наоборот.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.