«Антресоль»: чудо свершилось!

«Фома» писал об «Антресоли» четыре года назад как о только-только начинающемся проекте. Авторы этой идеи думали управиться за три месяца, но прошло несколько лет, прежде чем стало можно сказать: «Удалось!».


Удалось — собрать со всей страны стихи, рассказы, отрывки из дневников, рисунки детей, которые, наверное, никогда всерьез не надеялись пробиться в настоящую, взрослую литературу. Большинство из них имеют серьезные проблемы со здоровьем, кто-то остался без родителей. Творчество дало всем им голос. А уж этим детям есть, чем поделиться с миром.

Вашему вниманию — лоскуток «Антресоли»: некоторые стихи и рисунки, и пунктиром — истории их авторов.

София Шаталова

Софии 16 лет. Она учится в 11 классе школы 1321 «Ковчег» г.Москвы. Соня ребёнок-инвалид, её диагноз — аутизм, в очень тяжёлой форме. Соня совсем не может говорить, и у неё серьезнейшие проблемы с произвольной деятельностью. Общается она письменно (если её руку поддерживать за запястье) и через клавиатуру компьютера.

Что заставляет уходить в бессмертье
Мельчайшие частицы бытия?
Их разделяют звезды и столетья,
И вместе с ними исчезаю я.
Но, исчезая, во Вселенной книге
Я оставляю четкие следы.
И в каждом атоме и в каждом миге
Меж мной и Вечностью наведены мосты.

—-

Знаешь, мама, ты ошиблась,
Так отвергнув свой талант.
Сколько вынесла обиды,
Семью держа, как небо Атлант.

Отказалась от работы —
Очень сложная семья,
Постоянно болен кто-то,
И никчемушная я.

— Тяжкий крест, до гроба горе,
Лучше б было в интернат,
Все устроилось бы вскоре,
А так у вас никто не рад.
Ведь она неизлечима…

Ты смеялась всем в ответ:
— Моя дочка молодчина,
И матери счастливей нет!

Счастье выпало нам вместе,
По воле Божьей жизнь пройти.
Теперь это дело чести.

Илья Рыжков

Интересы: музыка, театр, кино, искусство.
Хобби: писать стихи, петь, посещать музеи, театры.

По пятам несданных тех зачетов,

По следам невыученных слов

Я иду к тебе, как заключенный,

И несу тебе свою любовь.

Пусть в руках моих завяла роза,

Но она тебе принадлежит.

Это дар в знак прожитых историй,

Истин жизни, что не гасит свет.

Я иду к тебе по бездорожью,

Сквозь леса, болота и поля,

Потому что мне всего дороже

Твоя вера и любовь твоя.


Юлия Сычук

Меня зовут Сычук Юлия. Живу в городе Белгороде. Увлекаюсь рисованием, но прогрессирующая инвалидность первой группы по зрению сказала мне: хватит малевать, Пикассо! И теперь только на компьютере иногда позволяю себе что-нибудь сотворить (через экранную лупу). На нём же родимом и набираю тексты. Что бы я без него делала? Сочиняю и пишу всё (стихи и прозу, прозу в стихах и монологи), что мне на данный момент захочется сотворить. Не знаю, почему иногда захахочевается, и не спрашивайте, просто, вдруг, приспичивает и всё. Имею, ещё пока к сожалению, не большую коллекцию собак — «Собачий городок». Стремлюсь пополнять, по возможности. Люблю петь, участвую в художественной самодеятельности при ВОС (всероссийская организация слепых), занимаюсь у Анатолия Алексеевича Шудренко. Ещё я очень люблю читать (грызть книги). Сейчас я главный редактор сетевой газеты «Отражение.ru» в Белгородской специальной библиотеке для слепых. На месте не сижу и по возможности принимаю участие во всяческих творческих конкурсах и фестивалях.
Я окончила среднюю школу, дальше учиться не продолжила, остатки зрения пожалела. Но для удовлетворения собственных интересов штурмую иностранные языки и психологию.

Слон в посудной лавке

Басня

Обвинение: Слон в посудной лавке

Обвиняемый: Слон

Обвинители: Люди

 

К слону пристала муха: «Срамота!

Ведь нынче уж не в моде высота!

Такой размер иметь так неприлично!

Еще и шествовать по городу публично!

Объемами такими, милый друг,

Ты детям мигом сделаешь испуг!»

Подумал слон: «Я пережду в посудной лавке.

Авось, наскучет ждать меня малявке».

Но как назло, вот что досадно и обидно,

Открытых магазинчиков не видно.

Посудой где торгуют, лишь открыт.

Ну, и итог — посуда перебита.

во всем виновна муха! Лишь она!

Снимите обвиненье со слона!

Ему в вину его телосложенье?!

Большие формы, что ж, достойны униженья?!

Слон — террорист, она невинна, ах как ловко!

Ведь это ж подстрекательство, плутовка!

Слон от зануды поспешил укрыться в лавке

И, как понятно нам, на радость сей малявке.

Я не пойму: мушиный в чем резон?

Одно лишь ясно — невиновен слон!

Маша Хисматова

У Маши врожденный порок сердца. Девочка перенесла три операции. Маша вместе с родителями живёт в городе Красногорске Московской области.

На автобусе мы едем,
У нас отличные соседи.
Слева тетушка сидит,
Все конфеткою шуршит.
У нее их два кило —
Вот как тете повезло!
Справа девочка сидит,
Очень спицами гремит.
У нее на спицах —
Шарфик веселится!
Гражданин не молодой
Сел в автобус пожилой,
Сел, и выгнув свою спинку,
Начал кушать апельсинку!

Мама с папой на работе…
Чтобы было веселей,
Пригласил к себе друзей.
Мы немного погалдели,
Телик много посмотрели,
На окошке посидели,
Песню не одну мы спели.
А когда мы заскучали,
Мы в «войнушку» поиграли!
Так мы крепость дружно брали,
Что всю мебель поломали.
Пух летал по всей квартире
И соседи в дверь звонили…
Вскоре папа наш пришел,
Был с ним долгий разговор…

В нашем классе мальчик есть,
Любит он всегда поесть.
У него в карманах — 
Миллион баранок, 
А в громадном рюкзаке
Сто ватрушек на замке.
С нами он не делится, 
Может просто ленится?


Алексей Герасимчук

Ему 20 лет, он аутист. Два года назад от рака умерла мама, остался отец. Леша — интересный, талантливый, очень одинокий человек. Хороший пианист, закончил 2 курса училища Мусоргского по классу рояля. Дальше диагноз не позволил. 
Сейчас его жизнь складывается очень непросто. В первую очередь, из-за проблем со здоровьем. Окружающие говорят, что стихов он сейчас не пишет. Это стихотворение сохранилось с тех времен, пока рядом была мама.

Говорят, есть счастье на земле,
Говорят, есть радость безграничная.
Но не верю я, и на челе
Все такое серое, обычное…

Почему я каждый день грущу?
Потому, что эту думу думаю,
И любое время упущу — 
Опоздаю растравить тоску мою.

Потому что счастья попытать
Не хватает времени, а надо бы…
Но в душе я буду сохранять
Всю красу с ушедшими отрадами.

Если все девчонки от меня
Убегают в местности далекие,
То мне не остаться здесь и дня,
За горой — как за рекой широкою.

Господи, дай силы мне дойти
До прекрасной статуи Милосовой!
На могиле в тихом забытьи
Я запахну мылом абрикосовым.

Господи, дай счастья попытать,
Время, не ходи так быстро. Может быть,
Я пойду себе всего искать,
Чтобы стало лучшее возможностью.

Где же ты, бывалая краса,
То, к чему душа моя так пламенна?
Где ты, счастье? Может, небеса
Отдали тебя другому тайно?

Да! Угрозы горькая пора
Не вернет мне счастья, не исправится!
Ты к другому, позабыв меня,
Навсегда ушла, моя красавица!

И беседа с девочкой чужой,
Словно с улетевшей синей птицею,
Бесполезна… Долг мой роковой,
Чтоб домой без счастья возвратиться мне…

Счастья нет измученной душе,
Но еще есть время, время долгое — 
Снова я домой приду к тебе — 
Хватит силы, чтоб помыслить с толком…

Снова я к тебе лицом прижмусь,
И вернешься ты. И счастье вечное
С нами будет — значит, я добьюсь,
Заиграют радости сердечные!

Надежда Хасанова

Антресоль

Время — это шкаф с множеством трещин,
Темный, таинственный хлам
Там хранится, пылясь.
И когда выходят из моды любимые вещи,
Их сгребают туда,
Взять и выбросить все побоясь.
И чего не бывает там только,
Каких безделушек!
Может, юности платье,
Может, старый фонарик карманный.
Там пушинки от бабушкиных подушек
Живут обособленной жизнью,
Загадочно — тайной.
В каждой вещи — осталась душа,
Замеревшая будто,
Изучившая угол,
В котором без сроку лежит;
И когда дома окна открыты
В весеннее утро,
Вещь, ревнуя за стенкой ту жизнь,
Вся легонько дрожит.
Недочиненный кем-то скворечник
И треснутый чайник,
Даже запах поблеклый от детских сапожек —
На всем только смутная память,
Что их бытие неслучайно
И какая-то связь существует
С тем темным углом…
Иногда, в непонятной тоске,
Щелкнув крашеной дверцей,
Их вынимают,
Загремев неожиданно
Старой посудой,
Что-то в руки берут,
И сжимается в памяти сердце,
Будто в ветхости этой —
Какое-то новое чудо.

Как люблю я тот родственный голос
То с небес различать, то с земли
Так шумит вдруг налившийся колос
Так звезда всколыхнулась вдали.
Это — зов многоликой Природы,
Это — Бог призывает меня
Для любви, для добра, для свободы
Свое сердце создать из огня.
И опять сознаю, ужасаясь
Той свободе и вере пера,
Что земного я праха касаюсь,
Что свобода моя тяжела.
Но лишь это свободное бремя
И свободная воля любви
Сеют в сердце счастливое семя,
Чтоб сады в нем живые взошли.
И люблю, всякий раз так волнуясь,
Дрожь своей ощущая души,
Уловить неизвестно откуда
Дуновение новых вершин.
Мне дано откровение свыше:
Обжигая лицо и ладонь
И ста Муз говор пламенный слыша,
Снова дуть в Прометеев огонь.
За какие старания смею
Этот дар обретать? Чем плачу?
Только слух, чтобы слышать, имею
И язык — говорить, что хочу.









































































































































































































































































































Источник иллюстраций — литературный альманах «Антресоль».


Чтобы попасть на сайт проекта «Антресоль», пройдите по ссылке


111 Михайлова (Посашко) Валерия
рубрика: Авторы » Топ авторы »
обозреватель журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.